Как Россия задержаниями и штрафами запугивает коренной народ Украины


После успешного саммита Крымской платформы Россия решила сменить тактику запугивания коренного народа Украины — крымских татар, добавив к своему арсеналу практику массовых арестов.

Самое массовое задержание произошло 4 сентября. Нарушая нормы международного гуманитарного права, Россия распространила на временно оккупированный Крым действие своих уголовного и административного кодексов. С 2014 года оккупационная власть систематически проводит на полуострове массовые обыски и аресты, фальсифицирует уголовные и административные дела против граждан Украины. Большинство жертв преследований на полуострове — крымские татары.

Одно из самых заметных и первое по масштабам задержание (53 граждан Украины) произошло после успешного саммита Крымской платформы. 3 и 4 сентября ФСБ, обыскав помещение крымских татар, вывезла пятерых задержанных в неизвестном направлении. Среди исчезнувших — Эльдар Одаманов, Асан Ахтемов, Азиз Ахтемов, Шевкет Усеинов и первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелялов, выступавший на саммите.

Похищение ради пытки

Правозащитники Крымской правозащитной группы указывают на тенденцию: в отношении жертв этих похищений неоднократно применялись пытки и другие незаконные методы следствия. Оккупационные силовики прибегают к этой практике, чтобы выбить из потерпевших «признательные показания» в преступлениях, которых они не совершали, или же даже в тех случаях, когда не было самого преступления.

Местонахождение некоторых похищенных неизвестно до сих пор. До 2021 года несколько десятков граждан Украины стали жертвами насильственных исчезновений, как формулирует такие случаи Конвенция о защите всех лиц от насильственных исчезновений. Среди них — Решат Аметов, Иван Бондарец, Валерий Ващук, Василий Черныш, Тимур Шаймарданов, Сейран Зинединов, Ислам Джеппаров, Джавдет Ислямов, Эрвин Ибрагимов и другие. Правозащитное сообщество в Украине говорит о том, что Россия не расследует эти преступления на полуострове.

Оккупационная власть обязана была сообщить родственникам и адвокатам о местонахождении пятерых задержанных в сентябре граждан Украины, но не сделала этого. Это обеспокоило крымскотатарское сообщество, и 4 сентября люди начали выходить к зданию ФСБ в Симферополе.

Крымская правозащитная группа (КПГ) опросила потерпевших, тщательно изучила события под зданием незаконного «управления ФСБ Крыма» и пришла к выводу, что люди собирались под учреждением самостоятельно, без предварительного сговора, между 11:00 и 1:30. По состоянию на 16:30 перед ФСБ находилось около 50 людей вместе с общественными журналистами и блогерами. Они не были сосредоточены в одном конкретном месте — сидели в машинах или стояли группами по несколько человек на бульваре Франко и ул. Дзержинского.

В 16:42 активистка Эльмаз Киримли начала вести стрим с места события, где «майор полиции» Алексей Стеценко в мегафон говорил, что в местах массового скопления люди должны находиться в масках. Он также сообщил присутствующим о ст. 20.2.2 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за участие в массовом скоплении граждан, послужившем причиной нарушения правопорядка. На этом основании Стеценко требовал прекратить правонарушение и немедленно разойтись, иначе всех доставят в органы МВД. Впрочем, в прямой трансляции видно, что крымские татары были в медицинских масках. Более того, на территории Украины не введено чрезвычайное или военное положение.

Крымские правозащитники обращают внимание на тот факт, что когда Стеценко требовал от присутствующих разойтись, автобус для доставки задержанных в «участок полиции» уже был припаркован.

Задерживать крымских татар, находившихся на соседних со зданием ФСБ улицах, ОМОН начал в 16:52. Прежде чем завести людей в автобус, их обыскивали. По свидетельству задержанного Заира Смедляева, наблюдавшего в автобусе за обысками и задержаниями, российские силовики били граждан Украины по меньшей мере четыре раза.

Со словами «выключай» и нецензурной бранью силовики также задержали Ролана Османова, проводившего видеосъемку как журналист общественного объединения «Крымская солидарность». Его задержали, хотя он предупредил силовиков, что является журналистом. КПГ зафиксировала, как сотрудник ОМОНа во время задержания ударил его головой об автобус.

Всего в тот день силовики задержали пятерых медийщиков, в частности Владлена Сейдалиева, Нури Абдурашитова, Айдера Кадырова и Шевкета Кайбуллаева.

В 16:58 задержали Зарэму и Арсения Ахтемовых — мать и брата задержанного в ночь против 4 сентября Асана Ахтемова. Женщина сообщила сотрудникам ОМОНа, что ее сын Арсений пришел сюда узнать, все ли с ней хорошо, а дома его ждет годовалый ребенок. На что ОМОНовец ответил: «У всех есть дети, надо было думать, когда сюда шел».

На видео правозащитницы «Крымской солидарности» Лутфие Зудиевой зафиксировано, как сотрудники ОМОНа бегут задерживать человека, находившегося приблизительно в 50 метрах от других. По убеждению КПГ, это свидетельствует, что целью оккупационной власти было не обеспечение масочного режима и защиты здоровья граждан, как заявлено официально. Реальная причина — «стремление прекратить попытки людей добиться информации от силовиков о местонахождении Наримала Джелялова и других задержанных в этом деле крымских татар», а также не допустить мирного собрания возле здания ФСБ.

Несколько задержанных подтвердили КПГ, что после того, как автобус заполнили людьми, туда вошли сотрудники ОМОНа. Один из них ударил задержанного по почкам за то, что тот на него смотрел.

«Применение насилия к задержанным было необоснованным и неадекватным. Таким образом, своими действиями сотрудники силовых структур не стремились предотвратить «угрозу общественному порядку», поскольку такой угрозы не существовало. Их поведение и действия демонстрируют стремление запугать, обидеть и унизить задержанных людей», — подчеркивает Крымская правозащитная группа.

Более того, как отмечают в КПГ, факты применения силы российские силовики не отмечали в протоколах, а «судьи» игнорировали их.

«Таким образом, эти сотрудники силовых структур, как и раньше, не будут наказаны за незаконное применение силы. Указанные факты дают основания говорить о нечеловеческом обращении с задержанными участниками мирного собрания, что унижает достоинство», — пришли к выводу крымские правозащитники.

Не позднее 18:16 автозак с «Росгвардией» и автобус вернулись обратно на бульвар Франко, чтобы задержать тех, кто был в припаркованных рядом машинах.

Все пострадавшие сообщают, что во время задержания им не объяснили причину ограничения свободы и не разъяснили их права. На самих видеозаписях слышно, как силовики говорят: «Проходим», «Не задерживаемся».

Известно также о задержании Владлена Сейдаметова, который вел видеотрансляцию в общественном месте перед «Центральным участком полиции». Куртсеит Абдуллаев сообщил КПГ, что во время задержания его избили.

Большинство пострадавших отпустили около 22:00, остальных — в 00:30, составив на них протоколы по ст.20.6.1. КоАП РФ («Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения»). Никому из опрошенных пострадавших «полиция» не предоставила копии протокола задержания.

Эскендера Ахтемова (отца политзаключенного Азиза Ахтемова) и Арсения Ахтемова (брата политзаключенного Асана Ахтемова) поместили в изолятор временного содержания. Их обвинили в правонарушении по ст. 19.3. КоАП РФ («Неподчинение требованию сотрудника полиции»).

На следующий день незаконный «Киевский районный суд Симферополя» решил поместить их под административный арест. «Судья» Денис Диденко присудил Эскендеру Ахтемову 15 суток ареста, а «судья» Антон Цикуренко осудил Арсения Ахтемова на 10 суток ареста.

Российская версия кривосудия

Правозащитники напоминают, что в соответствии со ст. 64 четвертой Женевской конвенции, РФ как государство-оккупант не имеет права менять состав судебных органов и применять свое уголовное законодательство на оккупированной территории Украины. Но «суды» в Крыму созданы и функционируют с нарушением норм международного гуманитарного права, а судебные процессы в таких «судах» происходят с нарушением принципа осуществления правосудия только судом.

В последующие несколько недель «Киевский райсуд» рассматривал административные производства в отношении задержанных. Одно производство было закрыто из-за отсутствия состава правонарушения. Задержанный молодой человек не участвовал в спонтанном мирном собрании, а просто проходил мимо. Впрочем, его задержали из-за его крымскотатарской внешности. В отношении других участников мирного собрания незаконные «судьи» вынесли постановления о штрафах на суммы от 1 тыс. до 30 тыс. руб.

Согласно выводам КПГ, «судьи» нарушили принцип состязательности сторон, поскольку адвокаты не имели возможности заявить доказательства невиновности, допросить свидетелей со стороны защиты и обвинения, не присутствовали «прокуроры», в то же время сами «судьи» выполняли роль стороны обвинения.

В указанных производствах «суды» использовали показания двух свидетелей — Ирины Андреюшкиной и Александра Бондаренко. Это продавцы магазина «Максимум» на бульваре Франко, 12.

Правозащитники отмечают неправдивость свидетельств Бондаренко. В них он утверждал, что возле здания ФСБ собрались граждане «восточной» внешности, на 15:00 их было более 50 человек; что они постоянно передвигались вдоль здания ФСБ; все были без масок и вели себя агрессивно. По его свидетельству, люди делали попытки проникнуть в здание ФСБ и «продолжали совершать административное правонарушение, пока не были доставлены сотрудниками полиции в один из участков».

На многочисленных фото и видео, как отмечает КПГ, зафиксировано, что многие присутствующие были в масках, а сам свидетель не мог знать, куда именно доставили задержанных, и тем более оценивать их действия как административное правонарушение. Показания обоих свидетелей подтверждают лишь факт пребывания людей на бульваре, ни на кого конкретно не указывая. Крымская правозащитная группа настаивает, что эти свидетельства не могут служить доказательством против какого-либо конкретного человека.

Правозащитники указывают на одно из показательных заседаний, где судили редактора крымскотатарской газеты «Авдет» Шевкета Кайбулаева. «Судья» Вера Серикова отклонила все ходатайство защиты, заявив, что «в этом нет потребности, и все необходимые доказательства уже предоставлены».

Кроме того, само постановление в отношении Кайбулаева является полной копией постановлений по меньшей мере семерых задержанных — Сервера Алиева, Недима Амзаева, Заремы Ахтемовой, Рамазана Сусанова, Руслана Умерова, Ибрагима Черегтмы и Эскендера Эмирамзаева. А Куртсеит Абдуллаев получил по почте постановление, в котором говорилось: «После ознакомления с делом Руслана Умерова было принято решение принять в производство дело Алима Мамутова». То есть, копируя постановления, «судья» забыл даже заменить фамилии «обвиняемых».

Также, например, в постановлении против Куртсеита Абдуллаева «судья» Михаил Белоусов указал, что «основанием» для увеличения суммы штрафа является трудоспособный возраст, хотя Абдуллаеву 65 лет — пенсионный возраст на территории как Украины, так и страны-агрессора. Также «судья» в постановлении написал, что Абдуллаев якобы в совершенном правонарушении не покаялся, в то время как самого Абдуллаева на слушаниях не было, а следовательно Белоусов не мог этого знать. По убеждению КПГ, такие факты свидетельствуют, что «судьи» не рассматривают каждое дело по сути, а просто дублируют постановления и дела в отношении задержанных.

Во время слушания производства против Владлена Сейдалиева Белоусов отказался приобщать видео, доказывающее, что Сейдалиева задержали под «Центральным участком полиции», то есть более чем в трех километрах от здания ФСБ. Но Белоусов в своем решении принял во внимание версию МВД и свидетельства Бондаренко и Андреюшкиной.

Кроме того, «судья» Галина Хулапова рассмотрела производство в отсутствие задержанного Рамазана Сусанова, хотя тот четко согласился присутствовать на заседании. Она присудила ему штраф на сумму 10 тыс. руб. (3 719 грн).

На 12 октября КПГ зафиксировала 45 постановлений о штрафах в отношении участников событий 4 сентября в Симферополе.

В дальнейшем в Симферополе происходили массовые задержания тех крымских татар, которые как вольнослушатели хотели попасть на заседание «Крымского военного гарнизонного суда». Периодически в этом «суде» политзаключенные или их адвокаты через конференц-связь участвуют в заседаниях, где апелляционные инстанции в России рассматривают жалобы. Впрочем, оккупационная власть не пропускает вольнослушателей на заседание и задерживает тех, кто под зданием «суда» остается ждать адвокатов, чтобы узнать о результатах заседаний. Также она задерживает тех, кто выражает протест против политического преследования.
Реакция

Государственные ведомства осуждают преследование граждан в Крыму. Например, министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба призвал Россию прекратить практику обысков в домах крымских татар и прекратить срывать злость на невиновных людях за стремление Украины деоккупировать Крым.

Прокуратура Автономной Республики Крым и полиция автономии квалифицируют массовые задержания наших граждан как преступление по ч. 2 ст. 146 УКУ («Незаконное лишение свободы или похищение человека») и уже открыли ряд уголовных производств.

Впрочем, правозащитному сообществу в Украине очевидно: одной работой украинских правоохранителей систематических и широкомасштабных нарушений прав человека на полуострове не остановить. Именно поэтому они вновь и вновь после задержаний призвали правительства государств активизироваться в рамках Крымской платформы, чтобы отреагировать на нарушения Россией прав человека.

«Понятно, что для прекращения нарушений прав человека на полуострове необходима деоккупация Крыма. Все нарушения — это последствия оккупации и политики РФ, направленной на подавление прав и свобод в Крыму. Россия использует COVID-19, чтобы нарушать в частности право граждан на мирные собрания, свободу перемещения и свободу слова. Коронавирус — шикарный для них повод для запретов. Пройдет пандемия, они придумают что-нибудь другое», — подытожил аналитик КПГ Александр Седов.

Источник

*Редакция может не разделять мнение автора материалов. Публикации подаются в авторской редакции.

Предыдущая Соперничество между Севастополем и Крымом: кто на чем «разжирел»?
Следующая Заболеваемость коронавирусом в Севастополе выросла на 1% за неделю

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *