Как в российской власти Крыма интерпретируют ситуацию на «геополитической шахматной доске»


Рубрика «Мнение», специально для

Нынешнюю геополитическую ситуацию президент России Владимир Путин серьезно проигрывает – этот очевидный вывод крымские политики держат в уме, но тщательно его маскируют воинственной риторикой. Поигрывает потому, что предъявить ультиматум западу – это, возможно, выглядит запредельно смело, но еще не обозначает выигрыш в ситуации на «геополитической шахматной доске». Тем более, что подспудно, и в Крыму многие уверены, что ни США, ни Запад путинским ультиматумом отнюдь не напуганы, и с большой вероятностью Владимир Путин в новом году получит переговоры уже 11 и 12 января, но не более того.

Именно переговоры и будут содержать отрицательный ответ на все его ультиматумы. Просто в первые недели нового года на ход Путина гиперзвуковой ракетой и угрозой Украине запад готовит «ход конем», который только укрепит цугцванг, в который Владимир Путин загнал сам себя нарушением международного права в Крыму и на Донбассе. Корректного выхода для Кремля нет. В то же время российский ультиматум вызвал решимость США и Запада для введения «адских санкций», которые не могут не привести к мату российскому королю.

Ведь на Западе отлично понимают, что когда Кремль говорит о безопасности России, то он имеет в виду не собственно безопасность страны, поскольку угроз для нее нет, а надеется на признание миром права Кремля вести агрессивную гибридную войну против Украины и других соседей России на постсоветском пространстве под кодовым названием «Ялта-2». Но время подобных переделов мира уже прошло, мировая геополитика в ХХІ веке строится на других, более цивилизованных принципах. Именно эту закономерность Кремль и не хочет усваивать.

Спикер российского крымского парламента Владимир Константинов, как видно, конспектировал пресс-конференцию Владимира Путина и для экономии времени отдал конспект журналистам, которые его и опубликовали. По его мнению, «геополитические каникулы для запада закончились» и он вынужден реагировать на ультиматум Кремля.

Президент России Владимир Путин

«Отвечая на вопрос британского журналиста, – пишет Константинов, – о гарантиях ненападения на Украину, наш президент точно и жёстко обозначил, что никому не позволит «переводить стрелки». Это мы ждём гарантий от Запада, которому ничего не должны, даже долги СССР и царской России уплатили. А Запад нам очень много задолжал за 30 последних лет. Поэтому пусть не передёргивают, а привыкают считаться с интересами России…» При этом он отмечает, что «содержание ответа и его тон – лучшая демонстрация того, что Россия вернулась в мировую повестку. Вернулась как великая держава. И всех заставит с этим считаться. Такой стиль нашей политики вызван реальной угрозой дальнейшего наползания Запада на наши рубежи. И если этого не остановить, Россия многое, если не всё, потеряет…»

Если спросить автора – что «все» Россия потеряет? Ответ будет невразумительным – потому, что ни территории, ни ресурсам, ни населению России угроз нет. Автор имеет в виду ту единственную перспективу, что Кремль может потерять возможность вести имперскую политику. Так не нужно же забывать, что Россия потеряла эту перспективу еще 12 июня 1990 года, когда приняла акт о политическом суверенитете, первой вышла из СССР, и отказалась от имперской политики. Но это Ельцинская Россия, а сейчас Кремль просто пытается вернуть потерянные тогда возможности. Но время ушло, мир кардинально изменился, его нужно не возвращать вспять, а догонять.

Спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов

«Ситуация критическая, но вовсе не безнадёжная. Главное – сохранить и выдержать такой же жёсткий, наступательный и требовательный тон в общении с «нашими партнёрами», раз они более обходительное обращение принимают за слабость. Пусть привыкают вновь считаться с присутствием России на мировой арене, закончились их геополитические каникулы», – пишет Константинов.

Ну, во-первых, автор ошибается, когда думает, что содержание спича и главное его недипломатический тон – это диалог с западом. Этот «жёсткий, наступательный и требовательный» недипломатический тон президента адресован журналисту. С президентом США Джозефом Байденом, как мы видели недавно, Владимир Путин говорит совсем иначе, без имперской смелости. А с журналистом, выходит, можно?

С другой стороны, никто не подвергает сомнению, что США являются ведущей мировой страной, но при этом видел ли кто-нибудь, чтобы политики США в таком тоне разговаривали не то что с политиками, но даже с журналистами?

Напомним также, что по инициативе спикера, было время, в Крыму специальная комиссия считала долги Крыму со стороны Украины и вышла на некую большую сумму в миллиардах, которая куда-то пропала и о которой сейчас уже и не вспоминают. Какое-то нездоровое желание объявить всех своими должниками. Похоже, в Крыму скоро начнут подсчитывать и «долги Запада», хотя сложно представить, что именно Крым может включить туда. Сама Россия, как известно, не совсем рассчиталась даже за лендлиз, не то, что с долгами СССР, тем более царской России, от которых большевики, как известно, отказались.

Во-вторых, по его мнению, получается, что Россию заставило «вернуться в мировую повестку» никакое не изменение качества ее самой, не важность для мира поднятых ею проблем, а «наползание Запада на наши рубежи», которое самопроизвольно трактуется как угроза. При этом реальное силовое отторжение Крыма, скопление войск у границ Украины Россия не считает своей угрозой для других. Кремль все время рассчитывает «подлетное время», забывая, что запад может посчитать и подлетное время ее «Искандеров», установленных в Крыму и под Калининградом.

Да и «наползание» – неверный термин. Российским границам ничто не угрожает, естественно, кроме Крыма, который она должна вернуть по принадлежности. И чем больше Россия будет с этим упорствовать – тем увереннее в эту повестку дня будут заноситься вопрос о Курильских островах, Южной Осетии и Абхазии, Приднестровье. Россия термином «наползание» обозначает решение окружающих ее стран вступать или не вступать в НАТО. Но это внутреннее дело самих этих стран, в том числе и Украины, и спрашивать у России позволения тут вряд ли кто будет.

Да и само по себе мифическое «наползание», как видно, не беспокоит Кремль. Его интересует только одно, чтобы Украину не приняли в НАТО, потому, что после этого она станет недостижимой ни для российской экспансии, ни для российского оружия. А Россия без Украины уже не империя, но все еще сильно хочет ею быть. Поэтому ультиматум Владимира Путина – это не вопрос безопасности России, это вопрос дальнейшего сохранения российской имперскости по отношению к странам-соседям. Только вот мешает ХХІ век и международное право…

С некоторых пор Кремль в международной политике сделал ставку на угрозы и запугивание. Константинов также следует в этом фарватере. «Мяч на стороне Запада. Если он со всем этим согласится, мир и порядок на Украине будут восстановлены быстро и предельно безболезненно. Если нет – Россия будет реализовывать намеченную программу сама. И реализует обязательно», пишет он. Эту «программу» расшифровал на днях лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский , который заявил в эфире «Комсомольской правды»: «Полностью освободить Украину и там поставить везде свою власть. Украины быть не должно. Они как губернии вступают в состав России».

Владимир Жириновский

Он добавил, что после этого там не будет «ни боевиков, ни нациков, ни антироссии», а также снова откроются русские школы. 19 декабря Жириновский призвал использовать против Украины военную силу, если страна не станет выполнять требования Москвы по «красным линиям» и обеспечению безопасности. По словам Жириновского, главный «ультиматум» Москвы – чтобы разные политические силы перестали трогать Киев, и чтобы она никогда не становилась членом НАТО. Вот и Константинов выражает уверенность, что Россия эту программу реализует обязательно. Оно и понятно – в Украине по Константинову висят несколько уголовных дел по коррупции и по созданию незаконных органов власти, поэтому ему и верится, что «Украины в том виде уже нет». Не спорим, Украина существует уже в новом виде, и это угрожает спикеру, поэтому он так и беспокоится о судьбе своей бывшей родины.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Путин предупредил Байдена об угрозе «полного разрыва отношений»
Следующая «С Новым годом, с новым мэром» – из крымских сетей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *