Кандидат в ЕС и полномасштабная война. Европейские перспективы Украины


Европейский союз пришел в движение. На саммите 23–24 июня лидеры 27 стран ЕС обсуждают впервые за многие годы ставшие реальными перспективы расширения Союза – за счет стран Западных Балкан, Украины, Молдовы и Грузии. В центре внимания – европейские перспективы Украины: руководители стран ЕС должны утвердить ее официальный статус кандидата в члены ЕС, предложенный Еврокомиссией. Это первый случай, когда такой статус получит страна, ведущая широкомасштабную кровопролитную войну, пишет русская служба Радио Свобода.

Когда глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен объявляла на днях о рекомендации присвоить Украине статус страны-кандидата в члены ЕС, на ней – вряд ли случайно – была одежда цветов украинского флага.

После этого фон дер Ляйен провела телефонные переговоры с президентом Украины Владимиром Зеленским и заверила его, что Киев вправе рассчитывать на поддержку Брюсселя «на протяжении всего пути в Европейский союз». Но насколько долгим будет этот путь и насколько важен предложенный Украине статус?

  • Рекомендацию Еврокомиссии должны единогласно одобрить все 27 стран-членов ЕС.
  • Статус кандидата не означает автоматического начала переговоров о вступлении данной страны в Евросоюз: это уже следующий этап, о нем надо договариваться. Например, Северная Македония имеет кандидатский статус с 2005 года, но официальные переговоры о вступлении с ней начаты только в марте 2020-го. Причиной были разногласия этой страны с двумя соседями, входящими в ЕС – Грецией и Болгарией.
  • Критериев, которым должна соответствовать страна для того, чтобы быть принятой в ЕС, множество, среди них есть политические, правовые, экономические и ряд других.
  • После того, как переговоры о вступлении считаются официально начатыми, они ведутся по отдельным «разделам» (chapters), соответствующим европейским правилам и стандартам в разных сферах жизни. По мере «закрытия» разделов страна приближается к приему в ЕС.
  • Никакого срока, ограничивающего пребывание страны в статусе кандидата, не существует. Из нынешних членов ЕС, если не считать шесть стран-основателей (Германию, Италию, Францию и страны Бенилюкса), меньше всех в ранге кандидата пребывала Финляндия – менее трех лет; дольше всего длилось кандидатство Кипра и Мальты – почти 14 лет.
  • Сейчас статус кандидатов имеют Албания, Северная Македония, Сербия, Черногория и Турция. Случай Турции уникален: она в кандидатах с 1999 года, но де-факто ее переговоры с ЕС заморожены – при президенте Эрдогане разногласия между Анкарой и Брюсселем стали слишком большими.

Многие страны, взявшие проевропейский курс, начинают приспосабливать свое законодательство к европейским стандартам еще до получения кандидатского статуса. Украина, по данным издания Politico , активно занимается этим почти 8 лет и за это время одобрила примерно 70% от общего числа соответствующих законов. Впрочем, для Брюсселя будет важен не столько факт их принятия, сколько то, как они выполняются.

Владимир Зеленский считает предстоящее решение стран ЕС, если оно будет положительным, очень важным для Украины, но не скрывает тревоги:

«Я думаю, для всех очевидно, что с 1991 года было немного настолько судьбоносных решений для Украины, как то, что мы ожидаем сейчас. И я уверен, что интересам Европы отвечает только положительное решение. Очевидно, что следует ожидать от России усиления враждебной активности. Специально – показательно. Именно на этой неделе. И не только против Украины, но и других стран Европы».

Любопытно, что президент России Владимир Путин заявил, выступая на Петербургском экономическом форуме, что Москва не против возможного членства Украины в ЕС: «ЕС не является военной организацией, военно-политическим блоком, в отличие от НАТО, поэтому мы всегда говорили, что мы ничего не имеем против – это суверенное решение любой страны присоединяться или не присоединяться к экономическим объединениям». Но Путин не был бы Путиным, если бы не дополнил это высказывание живописанием ужасов, которые ждут Украину в Европе, включая крах промышленности и «статус полуколонии».

Радио Свобод а попросило прокомментировать европейские перспективы Украины Алену Кудько , вице-президента международной аналитической организации GLOBSEC, специализирующейся на проблемах европейской безопасности и интеграции.

Чем в большей степени является рекомендация Еврокомиссии предоставить Украине кандидатский статус – жестом поддержки стране, которая отчаянно сопротивляется российской агрессии, или реальным началом процесса вступления Украины в ЕС?

– Тем и другим. При этом надо помнить, что вступление в ЕС для любой страны – это долгоиграющий, многолетний процесс. Конечно, саму договоренность о предоставлении кандидатского статуса стоит рассматривать в контексте сопротивления российской агрессии. С этой точки зрения это символический знак поддержки Украины со стороны Евросоюза. Но это и довольно практическое решение, путь к восстановлению украинской экономики и проведению необходимых реформ – когда это станет возможным.

Велика ли вероятность того, что какая-то из стран ЕС заблокирует кандидатуру Украины? Некоторые скептически настроенные правительства, например Нидерландов и Дании, сняли свои возражения. Но есть еще Венгрия с ее «особыми» отношениями с Кремлем, есть Кипр, возможно, Греция…

– Скорее всего, все проголосуют «за». Сам факт недавней совместной поездки в Киев лидеров трех крупнейших стран ЕС – Германии, Франции и Италии – говорит о том, что среди европейских лидеров преобладает надежда на то, что им удастся добиться консенсуса всех членов Союза по поводу кандидатского статуса для Украины. Хотя на самом деле само получение статуса – это только начало пути. Кандидатом страна может оставаться очень долгое время. Еврокомиссия уже при принятии ею рекомендации о кандидатском статусе Украины поставила ей определенные цели, которых надо будет достичь для того, чтобы путь к членству в ЕС был продолжен. Там много разных вещей: принятие некоторых новых законов о борьбе с коррупцией, с отмыванием денег, есть вопросы по независимости масс-медиа и т.д. Все эти условия были поставлены еще и с той целью, чтобы страны, которые сомневались в целесообразности решения сделать Украину кандидатом в члены ЕС, не блокировали это решение на нынешнем, самом первоначальном этапе.

Кандидатский статус впервые может быть предоставлен стране, которая ведет полномасштабную войну. Фактические границы Украины в результате этой войны могут измениться: Киев отрицает возможность территориальных уступок агрессору, но кто знает, чем в реальности закончится война? Означает ли это, что Евросоюз пересмотрел свое отношение к проблемам безопасности? До сих пор из числа стран, имеющих неурегулированные территориальные проблемы, в ЕС удалось попасть только Кипру.

– Да, это так, но именно потому, что пребывание в статусе кандидата может охватывать долгий период времени, проблема территориальной целостности и границ Украины сейчас не стоит столь остро: она будет важна значительно позднее. Но в целом Евросоюз пересматривает отношение к политике расширения. Ведутся более интенсивные переговоры по этому поводу со странами Западных Балкан. Прежние правила, связанные с расширением ЕС, считаются неэффективными. Их давно пора пересматривать.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен и шеф дипломатии ЕС Жозеп Боррелль во время посещения Бучи под Киевом, 8 апреля 2022

А не случится ли так, что в случае ускоренного приема тех же балканских стран, а потом Украины и Молдовы, в Евросоюзе окажется немало членов, которые ни по экономическому развитию, ни по состоянию демократии до реального европейского уровня сильно не дотягивают?

– Это большое заблуждение. Ни Украине, ни кому-либо еще не предлагают ускоренное принятие. Скорее наоборот, в Брюсселе все время повторяют, что Украина должна будет пройти стандартную процедуру и соответствовать всем критериям для присоединения. Но, исходя из реальной ситуации в разных странах, претендующих на вступление в будущем, возникают разнообразные предложения относительно того, как мог бы выглядеть этот процесс. Например, президент Франции Макрон предлагает завести какой-то особый статус для стран, которые находятся накануне принятия в члены ЕС, но еще не выполнили всех требований. Он считает, что такие страны могли бы, например, участвовать в заседаниях европейских органов, но не иметь права голоса. Есть другая идея – поэтапного приема. Например, если Украина или какая-то другая страна выполняет все необходимые требования в области торговли или, допустим, цифровых технологий, то она может полностью интегрироваться в европейский рынок в этой определенной сфере. Но никто не предлагает никаких послаблений относительно самих критериев вступления в ЕС.

Если предположить, что война в Украине прекратится в скором будущем – сколько лет, по вашему мнению, потребуется этой стране для того, чтобы вступить в ЕС? Прогнозы звучат самые разные…

– Тут нет никаких твердо установленных сроков. На практике это зависит, с одной стороны, от политической воли самого ЕС, а с другой – от выполнения страной-кандидатом всех необходимых требований. После предоставления кандидатского статуса следующим этапом является согласование «дорожных карт» – какие реформы должны быть проведены. И только после этого начинаются официальные переговоры – то, что называется accessionnegotiations. Только предшествующий этому период может занять несколько лет. В целом же предсказать продолжительность пребывания в кандидатском статусе вообще невозможно.

А если наоборот, оправдается невеселый прогноз генсека НАТО Йенса Столтенберга о том, что война в Украине затянется на годы? Как тогда будут выглядеть не только европейские перспективы Украины, но и в целом система безопасности на восточном фланге НАТО?

– Начнем с Украины. В таком случае полное членство в ЕС становится несколько отдаленной перспективой, но это не значит, что даже при таком сценарии нельзя начать проводить реформы. Если война затянется, она явно будет локализована на востоке и юге Украины. На не затронутой непосредственно войной части территории страны можно начинать экономическую реконструкцию, проводить необходимые изменения. Членство в ЕС при этом будет являться дополнительной мотивацией. Что касается вопросов безопасности, то при таком сценарии скорее всего будет продолжаться всесторонняя поддержка Украины в политическом и военно-техническом плане странами НАТО, программы подготовки украинских военных и т.д. В целом же, естественно, будет и дальше укрепляться восточный фланг НАТО с общей целью – чтобы России неповадно было даже задумываться над возможностью нападения на страны Балтии или другие государства НАТО.

С точки зрения и политики, и военно-технической помощи у Украины куда лучше складываются отношения с США и Великобританией, а не с ведущими странами ЕС вроде Франции и Германии. Может, Киеву следует делать упор не на евроинтеграцию в «классическом» виде, а на какие-то альтернативные модели? Несколько месяцев назад было объявлено о более тесном сотрудничестве между Украиной, Британией и Польшей. Такие проекты жизнеспособны, или это скорее всё же политическая риторика?

– Эти проекты обычно ориентированы на какие-то конкретные цели. Скажем, сотрудничество Украины с Британией и Польшей – это прежде всего сотрудничество военное, это поставки вооружений, подготовка военнослужащих и т.д. Что касается Франции, то с ней у Украины на самом деле не такие уж плохие отношения. Там многое заслоняет риторика – все эти сообщения о телефонных переговорах Макрона с Путиным или его заявления о том, что нужно каким-то чудесным образом достичь перемирия… Но в военном плане Франция оказывает Украине заметную поддержку. Как бы то ни было, такие «точечные» программы сотрудничества не могут заменить того, что предлагает Евросоюз. А именно – финансовой и технической поддержки полноценных структурных реформ, возможности стать частью огромного единого европейского рынка. Евросоюз может предложить перспективу долгосрочной политической и экономической стабилизации, – считает вице-президент международной аналитической организации GLOBSEC Алена Кудько.

Тем временем канцлер Германии Олаф Шольц заявил, что вопрос о кандидатском статусе Украины и Молдовы (сам Шольц, по его словам, полностью «за» в обоих случаях) должен послужить толчком для реформы системы голосования по важнейшим политическим вопросам в ЕС. По мнению Шольца, пора переходить от обязательного консенсуса к одобрению наиболее существенных решений квалифицированным большинством. Канцлер считает, что это позволит избежать блокирования таких решений отдельными странами и даст Евросоюзу возможность более оперативно реагировать на быстро меняющуюся политическую обстановку. Так что, возможно, Украина, хоть и косвенно, станет вдобавок ко всему инициатором важной европейской реформы.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymruwyjwarfvoia.azureedge.net/ Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Конец эпохи танков? «Байрактары» и «Джавелины» на войне в Украине
Следующая В ООН подтвердили почти 10,5 тысяч случаев гибели или ранения гражданских лиц из-за российской агрессии в Украине

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.