«Копия по образцу законов времен охоты на ведьм». Изменят ли российский закон об «иноагентах»


«…Рассказывала про «иностранных агентов»… Не об этом надо думать! А о здоровой конкуренции среди СМИ у нас в России. Надо бороться за качественную информацию, а не за подачки из-за рубежа», – сказал спикер Вячеслав Володин, выступая в Госдуме России перед журналистами 13 января. Кроме этих слов Володин произнес еще одну фразу, не попавшую в трансляцию думского телевидения: «Журналистов не должно быть среди иноагентов». Так он поздравил аккредитованных в Думу журналистов с Днем печати. Для остальных журналистов, особенно уже признанных «иноагентами», это стало сигналом: спикер Госдумы фактически сказал, что признанные «иноагентами» не должны заниматься журналистикой, пишет телеканал Настоящее Время(создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки).

Это заявление Володина прозвучало на фоне работы депутатов над поправками к закону об «иноагентах»: «Справедливая Россия» и партия «Новые люди» решили закон доработать, считая его слишком жестким.

«Такая топорная копия, сделанная по образцу американских законов об иноагентах со времен охоты на ведьм. И с нашими собственными устаревшими какими-то методами: намекаю на «тройки», на судебные решения «тройки», – говорит о российском законе об «иноагентах» депутат Госдумы Олег Нилов , один из авторов поправок. Депутаты регулярно ссылаются на американский закон FARA: и те, кто разрабатывал закон об «иноагентах», и те, кто сейчас готовит к нему поправки. Но и те и другие уверены, что американский закон гораздо страшнее, а российский – либеральнее.

– В этом законе, который является копией, пусть и несовершенной, уголовного преследования нет. В американском законе есть уголовное преследование, – сказал Нилов в интервью Настоящему Времени .

– Это в российском законе нет уголовного преследования?

– По закону об иностранных агентах – нет.

– Вынужден вас расстроить. Российский закон об «иноагентах» гласит, что в случае повторного нарушения, например при подаче отчета в Минюст, – уголовное наказание в виде тюрьмы на два года. Или на пять, если журналист пишет про силовиков и армию.

– Ну я не разрабатывал этот закон и не поддерживаю слепое копирование американского примера.

Суть поправок, предложенных депутатом и его коллегами, сводится к тому, что «иноагентом» журналистов должен признавать суд, а не Минюст. И не за любое получение иностранных средств, а за регулярное и значительное – сумму будут определять контролирующие органы.

«Ну, может быть, это спасет пару десятков человек от того, чтобы их признали, да и то вряд ли, – рассуждает журналист Даниил Сотников , признанный Минюстом «иноагентом». – Учитывая, как у нас суд работает… Ну еще одну инстанцию будут проходить эти согласования. Это ничего не поменяет. Закон не работает сейчас и, если его чуть-чуть поменять, все равно не будет работать, потому что это абсурдный со всех точек зрения закон. Поэтому на эти инициативы мне более или менее плевать».

Депутат Нилов в разговоре с Настоящим Временем сказал, что само слово «иноагент» негативное, и он предлагает его заменить – на «иностранный лоббист» или «иностранный адепт». А «агентами» называть людей, который совершают более суровые нарушения, и наказывать их более сурово.

Член партии «Новые люди» Александр Хуруджи считает, что маркировка, которую журналисты обязаны ставить в социальных сетях («Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено» и так далее), даже идет им в плюс.

– Я думаю, что вы бы тоже себе хотели такую плашку? Как журналист. Давайте честно? – предположил депутат Хуруджи во время интервью.

– Конечно, нет. Я не «иностранный агент», а журналист. И сдавать отчет в Минюст о своих расходах я тоже не хочу.

– Ну я так скажу: для первых людей, которые туда попадут, – тут, конечно, плюсов больше, чем минусов. Я считаю – я говорю как государство, – что мы сами себе наступаем, когда такие решения выносим в отношении конкретных физлиц и журналистов. Если вы хотите ограничить их работу, этот метод регулирования не самый эффективный. Потому что он, наоборот, выделяет их из многих журналистов и делает им дополнительную рекламу.

В эфире Настоящего Времени и в наших текстовых материалах журналисты, признанные Минюстом «иноагентами», рассказывали, как этот статус повлиял на их жизнь: многие из них ушли из профессии, уехали из страны, не могут больше найти работу. Даниил Сотников – один из тех, кто и уехал из страны, и сменил профессию. И обязательная плашка из 24 слов, которую он теперь везде ставит, по его словам, сильно осложнила ему общение с аудиторией:

«Они не вдаются в подробности, за что признают «иноагентом», они не знают, насколько это абсурдно. Они просто видят «иноагент» – и все, «сорян, с вами я не буду общаться». А в обычной жизни… В Comedy Club уже шутят, да и везде: «Иноагент! Враг народа!» Ничего хорошего в этом нет. В глазах общественности – не фейсбук-пузыря, а широкой общественности – это обсуждается как что-то плохое».

В тексте поправок нет ничего о порядке выхода из статуса «иноагента» – проблеме, на которую в действующем законе указывают многие юристы. Дата первых слушаний еще не назначена. На этой неделе в реестр «иноагентов» попал активист организации «Голос» в Тамбове, который, подрабатывая извозом, получил за поездку около двух долларов от иностранного студента. Онлайн-петицию об отмене закона об «иноагентах», которую составили независимые СМИ, уже подписали больше 250 тысяч человек. Но о ней в Госдуме никто пока не упоминал.

***

Уже после того, как этот сюжет был готов к эфиру, депутат Олег Нилов, который в интервью Настоящему Времени ошибочно утверждал, что российский закон об «иноагентах» не предполагает уголовного наказания, потребовал согласовать с ним итоговый материал – в противном случае он пригрозил нам «правовыми последствиями». Вот цитата из письма депутата Нилова: «Запрещаю размещать материал с полученным комментарием, данным в ходе интервью 14 января 2022 года, без согласования со мной. Дополнительно сообщаю о негативных правовых последствиях в случае размещения материала с использованием моего комментария без моего разрешения».

Согласно правилам телеканала «Настоящее Время» и стандартам журналистики, редакция никогда и ни с кем не согласовывает материалы, в том числе с депутатами российской Госдумы.

Предыдущая «Копия по образцу законов времен охоты на ведьм». Изменят ли российский закон об «иноагентах»
Следующая Жители Аршинцево жалуются министерскому десанту на текущие кровли и состояние дворов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.