Крым и Херсон на стратегическом ландшафте войны. Украине нужны ПВО и другая помощь Запада


Инцидент с падением ракеты российского производства на польское село Пшеводув вблизи границы с Украиной неожиданно оживил утихшую было дискуссию о необходимости «закрыть украинское небо» – то есть обеспечить силами ПВО и ПРО западных стран защиту территории Украины от любых ракет и боевой авиации. Этот вопрос широко обсуждался по инициативе Украины в начале российского вторжения, однако был отвергнут руководителями США и НАТО как опасный в плане эскалации прямого военного столкновения с Россией, информирует русская служба «Голоса Америки».

Эксперты, собравшиеся 16 ноября в вашингтонском Атлантическом совете (Atlantic Council), обсудили как скажутся последние события на фронте, включая новые ракетные атаки и потерю российскими войсками Херсона, на общей стратегической ситуации в войне.

Генерал в отставке Уэсли Кларк , главнокомандующий союзными силами США и НАТО в Европе в 1997 – 2000 годах (Supreme Allied Commander Europe, SACEUR), имеющий военный опыт на Балканах, где он командовал операцией союзников в Косово, ветеран Вьетнама, объясняет: «Украина – очень большая страна, и имеющихся систем ПВО и ПРО не хватит, чтобы прикрыть её всю. В мире нет ни одной страны, которая была бы защищена целиком: прикрывают только отдельные объекты. И в этом причина успеха вражеских беспилотников и крылатых ракет».

Система MIM-104B PAC1 Patriot имеет радиус действия до 90 км. «Но это не значит, – говорит генерал Кларк, – что любая цель на этом расстоянии будет эффективно уничтожена. Это обратный конус: системы должны перекрывать друг друга. Вероятно, требуется 5–6 таких установок через каждые 90 км; по всей Украине потребуется несколько сотен. А их, может быть, всего выпущено несколько сот!» (По открытым данным на 2008 год выпущено 1106 установок, экспортировано 176.)

Генерал в отставке Уэсли Кларк (Wesley Clark), главнокомандующий союзными силами США и НАТО в Европе в 1997 – 2000 годах

На прямой вопрос, не мог бы НАТО просто расширить существующую зону ПВО/ПРО и обезопасить приграничные зоны запада Украины, где живёт мирное население, которое периодически подвергается российским обстрелам и где не ведётся боевых действий, генерал Кларк саркастически отвечает: «Мог бы, вопрос только как».

Способ, которым ведёт войну Кремль, показал: «В первую очередь – средств ПВО/ПРО в мире не хватает, – констатирует Кларк. – Они не лежат на полке, и нет подходящего устаревшего вооружения, которое можно было бы быстро закинуть на фронт». Генерал приводит в пример американский комплекс ПВО 1960-х годов, модернизированный в 1980-е – 1990-е, MIM-23 Hawk, который «не имеет противоракетного потенциала». «Смогут ли они немного помочь? – сомневается генерал. – Некоторое количество, вероятно, будет отправлено. Но это вовсе не значит, что у нас есть лишние батареи Patriot… Их надо собирать, укомплектовать радарами, упаковать, отправлять, обучать расчёты… Тем не менее размещение пары батарей Patriot на западе Украины обеспечило бы большую безопасность тылу Украины, и это позволит продуктивно продвинуть логистику. Кто-то должен, наконец, провести анализ и решить: стоит ли военное преимущество тех политических компромиссов, на которые придётся пойти».

Зенитно-ракетный комплекс NASAMS.

Дженнифер Кафарелла , руководитель аппарата и ведущий научный сотрудник по национальной безопасности в Институте изучения войны подчёркивает: «Нам нужно ещё раз посмотреть, где и как расположены сегодня средства противовоздушной обороны в Польше. И подумать, нужно ли приблизить их к границе, установить противоракетный зонтик над такими городами, как Львов, где нет войск, где гражданское население и инфраструктура просто подвергаются неоправданным ударам. Кремль нарушает законы и обычаи войны, а у нас есть возможность остановить это. Мы должны спросить себя перед лицом погибших, почему мы хотя бы не обеспечиваем противовоздушную и противоракетную оборону в районах запада Украины, раз это в наших силах? И если это не делается на базе НАТО, то почему не может быть организовано на двусторонней основе?», – задается вопросом экспертИнститута изучения войны.

Дженнифер Кафарелла подчёркивает и ещё одну важнейшую проблему – нехватку современных вооружений на Западе: «Это действительно реальная проблема, и не где-то, а у нас здесь, дома. У США нет необходимой промышленной базы для немедленного наращивания производства. Так что в некотором отношении война в Украине оказала нам услугу, подчеркнув реалии, с которыми мы можем столкнуться в нынешнем опасном мире: Соединенные Штаты должны быть более подготовлены».

«Необходимо пойти на некоторый риск, чтобы обеспечить Украину необходимыми ей поставками вооружения, – считает Дженнифер Кафарелла. – Потому что цена бездействия Запада остаётся ещё выше. Дать Путину достаточно времени, чтобы затянуть войну, чтобы создать боеспособные резервы и возобновить вторжение с новой силой – означает поставить под угрозу не Украину, а страны НАТО, которым он уже давно прямо угрожает».

«Америка должна подготовиться, – заключает эксперт Института изучения войны, – потому что, к сожалению, это вторжение не будет последней угрозой нынешнему мировому порядку в ближайшие десятилетия. Администрация ведет переговоры с оборонным комплексом с весны, но, похоже, они всё ещё не придумали, как обеспечить наращивание производства, которое необходимо не только для того, чтобы помочь Украине и победить Путина, но и для того, чтобы приготовится к неожиданностям на Юге и в Восточно-Китайском море».

Позиция Китая интересовала участников дискуссии в Атлантическом совете в основном в связи с поддержкой или осуждением действия Кремля. «Китай не захочет, чтобы его ассоциировали с проигравшим, – остроумно замечает генерал Уэсли Кларк. – Но Китай также не хочет, чтобы Россия развалилась, потерпев поражение от Запада. Поэтому Китай хотел бы, чтобы все продолжалось именно так, как идёт сейчас. Китай хотел бы немного поддерживать Россию, но не слишком сильно: ему точно не импонирует торжествующий Путин на сибирской границе. Китаю нужны некоторые российские технологии, российская энергия и российская Сибирь – в среднесрочной перспективе и определённо не нужна сильная и могущественная Россия, что бы ни говорили в Пекине. Так что сейчас Китай в двойственном положении», – заключает Кларк.

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин

Генерал Кларк высоко оценил операцию вооружённых сил Украины по освобождению Херсона: «Это была хитро спланированная операция. Мы видели очень бережное отношение к ресурсам. Украинцы гибко обостряли ситуацию там, где это было перспективно, и замедляли в других случаях. Вели очень эффективную разведку, обходили опорные пункты противника и продолжали подрезать и подрезать логистику противника, чтобы максимально сохранить свой наступательный потенциал. Они работали шаг за шагом и в итоге взяли город без кровопролитных городских боёв. Теперь самая трудная миссия будет на Донбассе, где воюет “группа Вагнера” и где русские долгое время строили якорную оборону».

«Крым – конечная цель слива в раковину российской армии, – говорит Кларк. – Но сначала, думаю, украинцы могут вернуться к Мариуполю, а лишь затем спуститься в Крым, получив рычаги, необходимые, чтобы отбить российское наступление из Донбасса».

«Мы не должны подсказывать Путину выход из этой ситуации, – продолжает генерал, оппонируя некоторым политикам. – Этот водитель сам должен найти съезд с автострады, на которую заехал. И не стоит бояться – о, Боже мой! – что внутри России возникнет конфликт и Путин будет свергнут: он это заслужил, мир станет лучше. Это жесткий урок, который следует преподать и всем другим автократам и диктаторам в мире. В 21 веке вы не можете просто так вторгнуться в другую страну, разорвав её на части, бомбить ее, разрушать инфраструктуру, разорять мировые запасы продовольствия и энергии и при этом приговаривать: «Знаете, это моё историческое право», – говорит Уэсли Кларк. – Россия бросила серьезный вызов мировой системе, основанной на правилах. Мы встанем на её защиту: давайте закончим эту войну».

Участники дискуссии цитировали оптимистичный прогноз другого военного – генерала в отставке Бена Ходжеса, командующего вооруженными силами США в Европе в 2014–2017 годах, который считает, что вооруженные силы Украины способны выйти на границы по состоянию на 23 февраля 2022 года к концу текущего года и освободить Крым в 2023 году. Не все эксперты разделяют такой оптимизм, однако все они сходятся в оценки пути достижения мира.

«Россия по-прежнему намерена доминировать над Украиной, – говорит Джон Хербст , старший директор Евразийского центра Атлантического совета, посол США в Украине в 2003–2006 годах. – И пока России придерживается этой позиции, переговоры не имеют смысла. Это очень четкое понимание характеризует сегодня политику администрации Белого дома». Что же сегодня нужно для прекращения войны? «Это очень просто. Оружие, оружие, оружие», – считает Хербст.

Многие системы вооружений, о которых не шла речь в начале российского вторжения, стали поставляться в Украину, начиная с лета или осени: дальнобойная и реактивная артиллерия, системы ПВО/ПРО… Не исключено, что если бы это вооружение было уже развернуто в Украине в феврале, то вторжения удалось бы избежать. «Путин не глупый человек, – делает комплимент генерал Кларк, – и когда он видит, что не может добиться результата военным путём, он начинает просить о встрече».

«У Путина есть всего две карты, чтобы разыграть их в Украине, – считает Хербст. – Разобщенность и беспомощность Запада, если он решит, что цена этой войны высока, и мы должны заставить Украину заключить невыгодный мир, то есть пойти на территориальные и другие уступки. Ну и, во-вторых, конечно, – ядерная угроза. Некоторые голоса в США раздавались в первом направлении, но последние две недели они, кажется, стихают».

Джон Хербст хотел бы думать, что с другим тяжелым вооружением – танками, ракетами увеличенного радиуса, не получится так, как с системами ПВО/ПРО, которые начали поставляться тогда, когда уже погибли мирные жители и когда выяснилось, что их просто нет в наличии. «Современное вооружение может сделать украинское контрнаступление успешным в течение нескольких месяцев», – считает эксперт.

Кроме того, попадание ракеты по территории Польши можно использовать для выдвижения требований к России о прекращении дальнейшей эскалации, считает бывший посол США в Украине. Однако добавляет: «Но на самом деле я этого не ожидаю. Думаю, что общая осторожность подхода, которую мы видим в Белом доме, сохранится. А в результате не только умрёт больше украинцев, но и сохранится большая вероятность военной эскалации и мировых экономических последствий».

«Я бы надеялся, что на конфиденциальной встрече директора ЦРУ Уильяма Бернса с его российским коллегой в Анкаре до России был всё же донесён серьезный месседж по поводу эскалации войны, мы на это надеемся, – добавил Хербст, отвечая на вопрос «Голоса Америки» . – Этот месседж состоит в твердом намерении с нашей стороны дать Украине все необходимое для победы. 40 миллиардов долларов абстрактно кажутся большими деньгами. Но мы же понимаем, что в случаем победы Путин собирается двинуться на наших балтийских союзников по НАТО, и 40 миллиардов окажутся мелочью по сравнению с затратами в этом случае, по сравнению с жизнями американских солдат, которым придётся сражаться в странах Балтии. И тогда квази-изоляционисты начнут понимать, что их позиция на самом деле прямо противоречит заявленной: чтобы сделать Америку снова великой державой», – заключил Джон Хербст, указывая на двухпартийную поддержку помощи Украине в новом составе Конгресса США.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3fx89p6g9wd6v.cloudfront.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Спальный район Керчи задыхается от постоянного дыма
Следующая Служба безопасности Швеции: газопроводы «Северного потока» были разрушены в результате диверсии

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.