Крым в войне за Казань и Астрахань


Специально для

2 октября исполнилось 470 лет со дня взятия Иваном Грозным Казани и окончательного падения Казанского ханства. С этой даты многие исследователи начинают отсчет существования России как империи, хотя и за столетие до этого московский империализм был скорее правилом, чем исключением. Как бы там ни было, покорение в 1552 году Казани, а в 1556-м – Астрахани сделало Московию владычицей всего Поволжья и важнейшей претенденткой на наследие Золотой Орды. Но это же привело к череде крымско-российских войн, растянувшихся на два десятилетия. Войн, которые едва не закончились падением самой Москвы.

В течение более чем столетия – с середины XV до середины XVI века – траектория казанско-московских отношений напоминала маятник. В одни времена московским правителям удавалось силой посадить на татарский престол лояльных ханов, а в другие брала верх антимосковская партия – но в любом случае оба государства ждала война. С 1521 года на казанском троне неоднократно оказывались представители дома Гераев, и их связь с Крымом представляла огромную опасность для Московии. В последний раз это случилось в 1546 году – ханом в третий раз стал враждебный и воинственный Сафа Герай .

Возможно, такое положение дел сохранялось бы и далее, но в 1547 году полноправным московским правителем стал Иван IV , прозванный впоследствии Грозным. Молодой царь стремился к укреплению и внешних позиций своей страны, и собственной власти внутри нее, и окончательное сокрушение Казанского ханства как нельзя лучше позволяло выполнить обе задачи. Всего Иван провел три похода на Казань, но ни первый (зима 1547/1548 г.), ни второй (осень 1549 – весна 1550 гг.) не принесли успеха. Когда же он начал третий поход в июне 1552 года, ему пришлось столкнуться с еще одним противником, конфликт с которым определил историю Московии на следующие 20 лет, – крымским ханом Девлетом Гераем .

Девлет из дома Гераев, первый с этим именем, был одновременно правнуком основателя ханства Хаджи Герая и двоюродным братом по матери самого Сулеймана Великолепного. Два года он провел на должности калги в Крыму, потом оказался в тюрьме, а после – при дворе султана. В 1551 году, совершив при поддержке янычар дворцовый переворот, Девлет стал ханом. Но ни времени, ни желания почивать на лаврах у него не было. Иван IV уже в следующем году выступил на Казань, и Крым должен был во что бы то ни стало помешать ему.

Будущий крымский хан Девлет I Герай (крайний слева) на приеме у султана Баязида

В апреле 1552 года начались московские приготовления к войне – примерно половина от всех имевшихся сил была предназначена для похода на Казань и постепенно сосредотачивалась на восточных рубежах. Но ненамного меньшие силы разворачивались и на юге – вдоль берега Оки и в выдвинутых далеко в степь городах. Иван IV и его советники отчетливо понимали, что новый крымский хан, уже известный своей суровой натурой, попробует сорвать поход.

Девлет и впрямь готовился к войне – отправил послов в Ногайскую Орду и Хаджи-Тарханское (Астраханское) ханство с предложением союза и совместного выступления против Москвы. Но ногаец Юсуф-бей , чьи родственники находились в заложниках у Ивана IV, прямо отказал крымцу, а хаджитарханец Ямгурчи слишком долго тянул с ответом. В результате хану пришлось действовать самостоятельно. План его был прост – дать пройти Ивану на Казань, а затем, избегая столкновения с главными силами врага, ударить прямо на лишенную защиты Москву. В случае успеха Девлет получал богатую добычу и оттягивал московские войска от Казани.

Урегулирована была и ситуация на «западном фронте». Свой первый заграничный поход новый хан предпринял в сентябре 1551 года против Литвы – взял и сжег город Брацлав. Затем последовал обмен рядом посольств, и в мае 1552 года Девлет выпустил грамоту, в которой традиционно повторял пожалование Литве украинских земель, обещал вернуть захваченные Московией города, сохранять межгосударственный мир (но держать казаков в ежовых рукавицах) и безопасность торговли в обмен на ежегодные поминки. Его условия были приняты.

Первый Московский царь Иван IV Грозный (1530–1584). Парсуна конца XVI–начала XVII века, так называемый «Копенгагенский портрет» Ивана Грозного

Ханские войска, усиленные янычарским отрядом и корпусом османской артиллерии (18 пушек), выступили в конце мая 1552 года. Точная их численность неизвестна, оценки колеблются от 30 до 60 тысяч человек – внушительная сила по любым меркам. Но план Девлета дал сбой в самом начале – как позже выяснилось, Иван IV еще не выступил из Москвы. 16 июня его двор отправился в Коломну, где царя уже ждали вести о переправе крымцев через Северский Донец. В итоге московские силы (15-16 тысяч всадников без учета пехоты) остались на месте, прикрывая путь на столицу.

Оказавшись в это время под Рязанью, Девлет от захваченных пленных узнал о реальном положении вещей. Идти напролом через укрепления подготовленного врага в его планы не входило, и он решил вернуться в Крым. Однако приближенные уговорили хана не возвращаться с пустыми руками, а взять на обратном пути хотя бы Тулу, удаленную от основных царских сил.

21 июня 1552 года передовой семитысячный крымский отряд достиг Тулы (и в тот же день об этом узнали в Кашире, где тогда находился Иван IV). 22 июня под городом расположились главные ханские силы, которые после массированной бомбардировки пошли на штурм и почти взобрались на стены, но, в конце концов, в вечерних сумерках отступили. Тем временем московские полки выдвинулись на помощь Туле и к концу того же дня встали в 10 километрах от лагеря Девлета. Не желая, как и ранее, ввязываться в полномасштабную битву, хан в ночь на 23 июня отошел от города. Тульский гарнизон сделал вылазку, в результате которой захватил крымский обоз с артиллерией. Спустя три часа подоспели основные московские силы.

Но примерно треть ханской армии, оставленная в арьергарде и разосланная для грабежей местности, не успела уйти из-под Тулы вовремя. С боями крымцы были вынуждены отступить на 50 километров юг, где на берегу реки Шиворони вступили в жестокую схватку, которую проиграли. Впрочем, и московское войско понесло потери (один из пяти воевод, князь Андрей Курбский , получил ранение в голову), так что преследовать Девлета было не в состоянии.

Но если в сугубо военном отношении кампания 1552 года закончилась скорее вничью (в пользу Москвы), то в политическом ее результат означал катастрофу. Девлету не удалось отвлечь Ивана IV от похода на Казань – и судьба ханства была решена. Собрав огромное войско (пусть даже 150 тысяч человек – число явно завышенное), царь 23 августа осадил Казань, а 2 октября взял ее после кровопролитного штурма. И хотя покорение окраин бывшего ханства затянулось до 1557 года, эта земля окончательно вошла в состав Московии, а Крым больше не предпринимал попыток отбить ее.

Взятие Казани. Художник Борис Чориков

Падение Казани сделало Ямгурчи более сговорчивым, так что он принял 13 пушек, посланных ему из Крыма в помощь, и арестовал московского посла. Сам же хан летом отправил в Москву послов, требуя еще больших, нежели обычно, поминок. Царь ответил, что «дружбы не выкупает», и предложил мир на прежних условиях. Забегая вперед, скажу, что переписка Девлета Герая с Иваном Грозным продолжалась десятилетиями, несмотря на боевые действия, и важна не только как исторический, но и литературный памятник.

Осенью 1553 года у Московии появился новый союзник – ногайский нуреддин Исмаил . Будучи врагом Девлета, он предложил Ивану IV совершить совместный поход на Хаджи-Тархан, сбросить Ямгурчи и поставить там свою марионетку Дервиша-Али , который уже дважды бывал ханом. В план входил еще и ногайский набег на Крым, но он так и не состоялся.

Весной 1554 года 30-тысячное московское войско спустилось по Волге и вступило на территорию Хаджи-Тарханского ханства. 29 июня у Черного острова (в районе нынешнего Волгограда) состоялась битва, которую татары проиграли. Не имея возможности более сопротивляться, Ямгурчи бежал в турецкую крепость Азов, а московиты 2 июля без боя заняли его опустевшую столицу. На престол был возведен Дервиш-Али, который остался править под присмотром двух московских воевод и их солдат. Новый хан был обязан платить Москве дань деньгами и рыбой, а наследника отныне назначал царь.

Параллельно успеха добился и Исмаил, убивший своего старшего брата Юсуфа и ставшего беем. Однако его победа вызвала раскол среди ногайцев, и значительная их часть откочевала с Волги на Кубань, где в крымских владениях возникла Малая Ногайская Орда – верный вассал Бахчисарая.

Девлет вновь не успел оказать помощь союзнику, но война еще не была окончена – Ямгурчи не смирился с потерей трона. Заключив союз с сыновьями погибшего Юсуфа, старый хан в марте 1555 года осадил свою столицу. Но взять город, защищенный московским гарнизоном с пушками, не помогли даже присланные из Крыма янычары. Более того, новый хан Дервиш-Али переманил сыновей Юсуфа на свою сторону, позволив им ненадолго отвоевать власть у Исмаила.

В этих условиях новая война Крыма с Московией была лишь вопросом времени.

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Из Севастополя – в Грузию. Записки крымского беженца. Часть четвертая
Следующая «Основана на дезинформации». В ООН отклонили российскую резолюцию о биолабораториях в Украине

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.