«Крымчанам надо готовиться. Если живете рядом с военными объектами – я бы уже заклеивал окна» – военкор из Крыма Стас Юрченко


Керчанин Стас Юрченко – один из первых сотрудников проекту украинского бюро Радіо Свобода . Больше года после оккупации Крымского полуострова он оставался работать журналистом в Крыму, рискуя своей безопасностью. Затем несколько лет работал в проекте уже в Киеве. После стал он фотокорреспондентом издания « Ґрати ». Ну а с началом полномасштабной войны, которую Россия начала против Украины 24 февраля 2022 года, Стас Юрченко стал военным фотокорреспондентом.

пообщались с ним, чтобы узнать, какие моменты войны Стас Юрченко зафиксировал на свою камеру, как военный фотокор. Верит ли он в деоккупацию родного Крыма уже в этом году? Каково это – работать на войне? Об этом и не только –​ в эксклюзивном интервью.

Некречая: Я знаю, что в быту ты говоришь исключительно на украинском языке.

Юрченко: Как по мне, все крымчане – а я сам родился в Керчи, учился в Симферополе – все понимают украинский язык. А если кто-то не понимает – надо подучить. Я уже скоро буду снимать свои фоторепортажи в Керчи, Симферополе, на родной земле, которую я хорошо помню. И там будет картинка, которую я уже видел: уничтоженная техника, россияне, которые уже убежали. Я думаю, и Крымский мост они сами после себя подорвут.

Стас Юрченко и Катерина Некречая в студии

Некречая: Случилась большая война. Это было осознанным решением – стать военным корреспондентом?

Юрченко: Это было осознанно и достаточно давно. Бронежилет, каска, аптечка – у меня есть почти три года как. Полтора года тому назад у меня был тренинг по тактической медицине и минной безопасности. Когда все выезжали из Киева мы (с коллегой – ред.) туда неслись, чтобы продолжать работу. И далее мы снимали Киев, Киевщину. Когда уже россиян из-под Киева выкинули, тогда уже – Чернигов, Сумщина, Донеччина. Если говорить о том, был ли у меня выбор не снимать войну, то, я думаю, что нет. Весь круг моего общения задействован в войне.

Некречая: Ты ожидал, что полномасштабное вторжение произойдет?

Юрченко: Ну, я уже видел, что было в Крыму, и поэтому не верить, как много кто мог себе позволить, сидеть в розовых очках и думать что его не будет… Я к этому готовился. На вторую неделю после вторжения я заказал противогаз. Костюмы химзащиты и счетчики для ядерки у меня тоже есть. Я лучше подготовлюсь, пусть оно лежит, но не надо будет потом в панике бегать. Нельзя сидеть у кого-то на шее грузом, когда люди и так пытаются как-то справиться. Наоборот, надо помогать. Я так на это смотрю.

Работа украинской артиллерии. Фото: Стас Юрченко, Graty

Некречая: Ты так рационально ко всему подходишь. А эмоции есть?

Юрченко: Эмоции отключаются. Эмоции для меня в момент работы полностью отключаются, потому что тут немного адреналина. Когда видишь эти трупы, что наших, что не наших – никаких эмоций нет. Тогда возможно как-то работать. Потом уже вечером, когда смотришь фотографии, тогда может накрывать. Когда ты находишься на месте, когда по тебе стреляют или рядом стреляют – никаких эмоций нет. Ты должен действовать максимально эффективно.

Массовое захоронение в Изюме, найденное после освобождения города от российской оккупации. Фото: Стас Юрченко, Graty

Некречая: Деоккупированные города, села сразу после того, как оттуда были вытеснены российские военные… Как ты можешь это описать, что там было?

Юрченко: Главное, что можно сказать – если вы видите помещения, где кучи мусора, и такое ощущение, что там неизвестно, сколько бездомных заставили (именно заставили) жить, как свиней – то это по-любому база, где стояли российские военные. Каждая их база – это куча мусора. Конечно, будет разворовано все, и надписи: «здесь ничего нет, все уже разворовали». Если это село, то надписи: «Дети», «Люди» на домах, где люди жили под обстрелами. Первые недели не будет, скорее всего, ни воды, ни отопления, ни газа, ни электричества. И будут очень плохие истории о том, как приходилась закапывать кого-то прямо во дворе, о том, как не предоставлялась медицинская помощь. Всегда есть пыточная. Как минимум одна. Скорее всего, несколько. Это тоже правило, куда бы я не приезжал. Люди будут рассказывать страшные истории о том, как выживали. Будут истории о замученных под пытками, убитых. Много боли, много печали.

Тростянец после деоккупации, весна 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Graty

Некречая: Что для тебя оказалось самым ужасным из увиденного?

Юрченко: 400 трупов в Изюме – это плохо. Это запах, который ты не можешь с себя смыть днями. Потому что он не где-то на тебе, он уже в голове. Видеть это ужасно. А есть какие-то более бытовые вещи, когда людям начхать. У них вроде немного пропала человечность. И это очень ужасно.

Для меня самое мощное – это не фото, а именно подкасты, потому что там… Когда ты снимаешь человека не на камеру, а записываешь только аудио, тогда искренности у людей больше. Много кто не хочет показывать лицо из-за родственников там, или потому, что они не знают, как будет развиваться ситуация дальше. Кто-то просто устал. Одно из самого ужасного, что может быть – это записывать истории родителей, которые хоронили своих детей.

Некречая: Я так понимаю, что сразу после деоккупации Крыма ты готов туда поехать.

Юрченко: Поснимать.

Стас Юрченко

Некречая: Работать, не жить?

Юрченко: Нет, не жить. Именно приехать поработать, поехать к крымской природе, а не к людям и туристам, потому что за полтора года жизни в оккупированном Крыму мне не очень понравилось, как люди сказали: ок, мы интегрируемся в это. Они интегрировались в страну, которая творит геноцид. Когда говорят, что в Крыму не будет такого, как в Херсоне… оно будет по-другому.

Но наших людей там очень много. Которые ждут (ВСУ – ред.). Флаги украинские там точно будут, и встречать с флагами будут. Я в этом уверен на 100%. Единственное, что надо подождать, и это будет по-другому. И крымчанам тоже надо готовиться и понимать, что украинская армия работает точечно. Но гупать будет очень громко. Если вы живете рядом с военными объектами – я бы уже заклеивал окна.

Некречая: Как, по-твоему, будет происходить встреча крымчан с ВСУ?

Юрченко: Да как и во всех регионах, которые мы видели: Харьковщина, Донеччина, Луганщина, Чернигов, Киевщина, Херсонщина. Везде – с флагами. Единственное, я думаю, в Крыму будет немного по-другому. Там будут еще предлагать янтыки и чебуреки, а не только вкусный теплый суп. И плов, конечно же. И чашечку кофе на проезжающий БТР. Но будут так же встречать.

А кто-то будет бежать. Кто-то должен бы уже сейчас понять, что надо сейчас бежать. Сидеть в тюрьме, думаю, долго придется многим колаборантам. Как бы кто-то не пытался перекраситься – уверен: обо всех все знают.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d36o78oqey1rmk.cloudfront.net/Также следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Танки, САУ и ракеты: Британия передала Украине новый пакет военной помощи
Следующая «Крымчанам надо готовиться. Если живете рядом с военными объектами – я бы уже заклеивал окна» – военкор из Крыма Стас Юрченко

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.