Крымские фейки о Казахстане: «яблоневая» революция, теории заговора и «исконно русские земли»


Крымские пропагандисты не могли не попытаться использовать события в Казахстане в свою пользу. События еще только разворачивались, а газета российского парламента Крыма уже искала и аналогии с Крымом, и оправдание вводу войск ОДКБ.

Характерно, что в интервью с кандидатом исторических наук, политологом Андреем Никифоровым , корреспондент идет в выводах гораздо дальше политолога и намеренно драматизирует ситуацию. Журналистка Людмила Радева называет случившееся «вооруженным мятежом» с «попыткой госпереворота», возлагает вину за события на «радикальных исламистов». Несмотря на то, что сам лидер Казахстана снял утверждение о количестве боевиков интервьюер спрашивает о «20 тысяч во­оруженных и обученных боевиков, которые координируют свои действия», о том, что «штаб протеста» находится в Киеве, а во главе всего этого стоит некий Мухтар Аблязов ».

Политолог отнекивается от таких «залетов мысли»: мол таких признаков практически нет, перевороты совершаются в столицах и радикальной смены власти не было. По его мнению, «речь об этническом терроризме или этнических чистках неправомерна. Не зафиксированы и межэтнические столкновения. Эпицентрами волнений стали регионы, где казахи составляют абсолютное большинство населения». По поводу «координации из Киева» он сослался на то, что руководство приписывают нескольким центрам, а что происходит на самом деле, остается неизвестным.

Однако и Андрей Никифоров не удержался от манипуляции. Поскольку утверждения о западном источнике протестов не находили подтверждения, слова об «отрядах боевиков» повисли в воздухе. А раз переправка боевиков через границы нигде не зафиксирована, а организовать столь массовые протесты за считанные часы сложно, политолог предположил наличие в Казахстане «разного рода «спящих» ячеек», правда не уточнил, какой страной или организаций они были созданы. Читатель волен догадываться – может Китаем, а может, Россией Украиной или Германией? Хотя существование такого подполья – получается численностью более 20 тысяч боевиков! – да еще и из этнических казахов, – вряд ли можно себе представить.

Не обошлось и без традиционных обвинений Казахстана в русофобии, а переход на латиницу представлен как «стремление отдалиться от России», хотя русский язык в Казахстане остается вторым государственным. Политолог тут же обвиняет Казахстан в стремлении «формировать этногосударство», хотя подавляющая часть стран мира построена по национальному принципу, и именно он лежит в основе международного права наций на самоопределение.

Политолог представляет дело так, как вроде бы было время, когда вся земля принадлежала русским, и тут откуда ни возьмись появились национальные образования, которые стали по частям отнимать у русских их исконные земли.

Никифоров утверждает, что «многие постсоветские государства (Казахстана это касается чуть ли не в первую очередь) построены за счет русских, их интересов и прав: «Возьмем хотя бы такой момент: 30 лет назад в Казахстане было почти 38% русских, а казахов больше 39%, то есть почти поровну. В последнюю перепись 2009 года казахов стало уже 63%, а русских меньше – 24%. А по данным на 2021 год, казахов – 69%, русских – 18,5%. Мы видим вопиющие выходки преследования за русский язык, кстати, по украинскому образцу. Возможно, существуют демографические проблемы, но и тенденция выдавливания русских очевидна».

Далее крымский политолог развивает эту мысль: «Казахстан состоит из нескольких территориально-этнических частей. И те, что населены русскими наиболее густо, это коренные исконные земли казачьих войск (Уральского, Оренбургского, Сибирского), которые сформировались гораздо раньше, чем казахстанская государственность. Уйти с этих земель людям будет трудно. Они там не мигранты, потомки переселенцев ХХ века, а проживают веками, там могилы их дедов, прадедов».

Но если прочитать реальные истории Казахстана даже еще и советских авторов как трилогия «Кочевники» Ильяса Есенберлина (издана на 30 языках, только на русском языке вышло 12 тиражей общим количеством более 1,5 млн экземпляров), Радика Темиргалиева «Ак Орда. История Казахского ханства», его же «Казахи и Россия», Мухтара Ауэзова «Путь Абая» и других, то станет ясно, что ответить однозначно, кто на чьи земли приходил, невозможно, и в большинстве случаев окажется, что это русские строили свое государство за счет земель прилегающих народов. В истории не счесть случаев, когда русские вытесняли казахов с их земель – и в Прикаспии, и в нынешнем Северном Казахстане. Да и «Байконур» стоит не на российской земле. Не зря же и сейчас российские политологи утверждают «право» России постоянно расширяться на чужие земли. Но так же было и всю предыдущую историю. А это право всегда, а не только сейчас, было сомнительным.

С другой стороны, и история казахской государственности, хотя она и была не в форме московских княжеств и царизма, а другой, присущей казахам (разве могло быть иначе?) форме, уходит в более глубокое прошлое, чем государственность России.

В конце интервью политолог сам перечеркивает все свои концепции обращением к конспирологии: «…Нам сообщат версию, максимально приближенную к реальной. Допускаю, что сообщить общественности всю правду будет нельзя. В большой политике так бывает. Тем не менее, те, кому надо знать, информацию получат, а может, уже ее имеют: кто заказчик, какие силы привлекались для исполнения».

Характерное признание. Все это автору не известно, но он готов принять «нужную версию», и интервью, тем не менее, состоялось.

Дальше было еще более непредсказуемо. Председатель комитета «по народной дипломатии и межнациональным отношениям» парламента Крыма Юрий Гемпель , видимо, из-за традиционной российской боязни «цветных революций», назвал события в Казахстане «яблоневой» революцией, и в полном отрешении от реальности изложил свое видение процесса: «В структуре западных спецслужб есть специальные сенсорные кнопки. Любая заварушка заставляет их немедленно срабатывать, и к месту конфликта отправляются провокаторы – с оружием, деньгами, наркотиками, битами. Это мы наблюдали в Казахстане. За считанные часы туда устремились авто, нафаршированные взрывчаткой, автоматами Калашникова, винтовками. Не надо быть Нострадамусом, чтобы утверждать, что ими грамотно руководили. Сценарий узнаваем – по Грузии, Киргизии, Украине, Белоруссии. Поскольку Алматы утопает в яблоневых садах, наверное, эту революцию назвали бы «яблоневой».

Конечно, нет никакого ответа на вопрос, о каких спецслужбах идет речь, как они смогли незаметно переправить через несколько границ «провокаторов с оружием, деньгами, наркотиками, битами» и «авто, нафаршированные взрывчаткой, автоматами Калашникова, винтовками». Как нет ответа и на то, куда они потом делись. Но крымского «нострадамуса» это не волнует. Далее он говорит, что целью Запада было «ослабить Россию»: якобы потому, что Казахстан граничит с Россией. Но Россия граничит с многими странами, поэтому кажется, что не конкретизированный «Запад» избрал странный путь.

Со времени первого интервью прошел день, и теперь уже на страницах парламентской газеты Крыма утверждают, что «оппозиционный лидер Мухтар Аблязов» оказывается не в Киеве, а в Париже, и, мол, «ведущие мировые СМИ предоставили ему трибуну, и он сказал, что готов вернуться в Казахстан и возглавить «временное правительство» при условии, что протест «достигнет правильного охвата». Но Юрий Гемпель предлагает в интервью выход из ситуации: «Ничего серьезного из этих потуг не выйдет. Миротворцы из России, Киргизии, Таджикистана, Белоруссии уже в Казахстане. Контролируют стратегические государственные объекты, взяли под защиту свои представительства. Протесты сойдут на нет в ближайшие 2–3 дня».

Но самое главное в том, что крымские комментаторы в случае с Казахстаном, полностью уйдя от конкретики событий, начисто отрицают право населения на протесты, право граждан на свободу слова и свободу собраний, свободу выражения своего мнения.

Например, спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов считает, что «трагические события в Казахстане еще раз подтверждают тот факт, что майданная зараза пострашнее коронавирусной: она не только людей убивает, но и целые государства».

«В очередной раз продемонстрирована и антимайданная вакцина – прочная и искренняя дружба с Россией. Ведь технологии «майдана» опутывают государственные организмы наших государств-соседей всегда и везде, в результате проведения ими политики «многовекторности». Под этим термином прячется фактическая попытка удалиться от Москвы, найти себе новых партнеров и покровителей… Надеюсь, теперь подобные эксперименты на постсоветском пространстве будут прекращены. Уж больно дорого они обходятся государствам, в которых проживают наши соотечественники. Лучше и надежнее строить взаимовыгодные отношения между собой, совместными усилиями укреплять общую безопасность», – заявил Константинов.

По теме: Что связывает семью президента Казахстана Токаева с Россией

Выходит, никакое государство не имеет права общаться и сотрудничать с кем желает, а должно держать «вектор» только на Россию? Что имеет ввиду Константинов, заявляя, что «подобные эксперименты на постсоветском пространстве будут прекращены»? Выходит, теперь любое инакомыслие в постсоветских странах будет подавляться вооруженной силой? И если требования протестующих справедливы, как было в начале казахских протестов, то почему это не демократия, а «майданные технологии»?

И почему нет ответа на вопрос: если нет фактов переправки «боевиков» через границы, то кто же тогда организовал и выпустил на улицы погромщиков и мародеров, ведь это было совсем не в интересах протестующих, и вначале они прекрасно обходились без них? Откуда эта технология?

Николай Семена , крымский корреспондент, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая Новый скачок: в Крыму подорожали огурцы и помидоры
Следующая Ночью в Севастополе отключат электроснабжение на нескольких улицах

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *