Крымские императоры Византии. История Юстиниана


Специально для

Крымский полуостров был не слишком отдаленной, но глубоко провинциальной частью Византийской империи. Более того, расположенный в нем Херсон (античный Херсонес, летописный Корсунь – КР) использовался в качестве места ссылки аристократии. Однако возможно, как раз и благодаря этому Крым дважды становился стартовой площадкой на пути к трону Византии.

Главный, но не единственный герой этой истории – Юстиниан II из Ираклийской династии правителей Византии. Родился он в 669 году в семье императора Константина IV , а в 685 году шестнадцатилетним юношей взошел на престол.

Юстиниан проявил себя, с одной стороны, как очень деятельный, а с другой – как очень жестокий правитель. Если бы ему при этом сопутствовал успех, он бы вошел в историю Византии, но из-за своей неудачливости он в нее скорее влип. Развязанная им война с арабами закончилась катастрофой, назначенные им чиновники грабили народ, созванный им Трулльський собор лишь усугубил раскол между восточным и западным христианством.

Кончилось все тем, что в 695 году посаженный Юстинианом в тюрьму полководец Леонтий бежал, возмутил народ и сверг императора. Бывшего правителя вывели на ипподром, и хотя толпа требовала его смерти, убили лишь его приближенных. Самому Юстиниану отрезали нос (отсюда прозвище Ринотмет – «безносый») и язык (но, как позже оказалось, не полностью), а затем сослали в Херсон. Леонтий был объявлен императором. Впрочем, правил он лишь до 698 года, затем был свергнут командиром Апсимаром , ставшим императором Тиверием III . Леонтию отрезали нос и заточили в монастырь.

Дальнейшая история известна нам в подробностях благодаря сочинениям «Хронография» Феофана (далее – Ф) и «Бревиарий» Никифора (далее – Н).

Узнав о переменах в столице, «Юстиниан, живший в то время в Херсоне, заявил, что вновь собирается царствовать» (Ф). Поскольку он говорил об этом открыто, «часто выступая перед народом» (Н), то «тамошние жители, убоявшись опасности со стороны империи, решили либо убить его, либо выслать василевсу» (Ф).

«Юстиниан, проведав об этом, бежал из Херсона и скрылся в крепости, называемой Дорос и лежащей в готской земле» (Н). Это доказывает определенную самостоятельность Крымской Готии, где византийцы не могли схватить даже такого важного беглеца.

Из Дороса-Феодоро Юстиниан отправил послание хазарскому кагану Ибузиру Глиавану с просьбой «принять его» (Н). Где находилась ставка кагана – неизвестно; в Приазовье ли, на Кубани ли (что вероятнее), но точно не в Крыму. Поэтому нам неизвестно, сколько времени заняла переписка.

В любом случае «тот уступил просьбе, принял Юстиниана с почестями и, став ему другом» (Н), «отдал ему в жены Феодору , свою кровную сестру» (Ф). Судя по имени и общей логике событий, сестра кагана приняла христианство, и как мы увидим позже, стала верной спутницей своего жесткого и обезображенного супруга.

«Спустя некоторое время» Юстиниан то ли «отпросившись у хагана» (Ф), то ли просто «с согласия хагана» (Н) перебрался в Фанагорию и жил там с Феодорой. Номинально город оставался византийским – веских доказательств его захвата хазарами нет – но власть Ибузира тут явно была сильнее императорской.

Обеспокоенный Тиверий неоднократно отправлял Ибузиру послов, «часто и настоятельно… обещая ему много денег и даров, если он вышлет Юстиниана живым» (Н), «если же нет, то хотя бы его голову» (Ф). В конечном итоге, вероятно, спустя еще несколько лет, каган «уступил многочисленным просьбам и пообещал исполнить это» (Н).

Для этого Ибузир «послал людей для охраны Юстиниана под видом того, как бы он не подвергся козням со стороны своих соплеменников [т.е. чтобы его не убили византийцы – С.Г.], а на самом деле – стеречь Юстиниана, чтобы он не скрылся» (Н). Интересно, что во всей Фанагории, не самом последнем городе в Северном Причерноморье, не нашлось достаточных своих сил – ни византийских, ни хазарских – для осуществления такой акции. Не исключено, что именно таким обоюдным «бессилием» и объясняется двоевластие в Крыму и на Тамани – города остаются владением империи, но в них сидят хазарские тудуны (казначеи и консулы), которые собирают дань для кагана.

На роль убийц Ибузир выбрал своего фанагорийского тудуна хазарина Папаца и архонта Боспора Валгица (Н), хотя последнее слово могло быть не именем, а неправильно понятным титулом. Ряд исследователей почему-то считают, что «архонт Боспора» тоже находился в Фанагории, хотя на это нет никаких указаний в источниках – оба автора четко разделяют эти топонимы. Более того, Никифор прямо называет первого убийцу «местным хазарином», а про второго так не говорит. Ну и судя по последующим событиям, к месту убийства они прибыли не вместе, так что Валгиц, кем бы он ни был, все же пребывал на противоположной стороне Керченского пролива – в Боспоре (бывшем Пантикапее). А вот почему он послушался кагана – до сих пор неясно. Возможно, он представлял византийскую власть, чтобы акция по устранению Юстиниана была «двусторонней» и позже не вызывала взаимных претензий (недоверие между Ибузиром и Тиверием в этом деле можно понять).

Как бы то ни было, Папацу и Валгицу каган «приказывает выжидать, пока он не поручит им убить Юстиниана как можно быстрее» (Н). Однако «об этом извещает Феодору один из слуг ее отца, а она донесла о заговоре мужу» (Н). Нельзя доказать, но и нельзя исключить, что Ибузир умышленно допустил такую утечку информации, чтобы сберечь жизнь зятю.

Тогда Юстиниан, «призвав упомянутого Папаца для беседы наедине, задушил его струной» (Ф), «таким же образом он убивает и архонта Боспора» (Н), который почему-то не узнал о судьбе своего «коллеги» – вот главный аргумент в пользу прибытия обоих из разных мест.

Затем Юстиниан «немедленно отсылает Феодору в Хазарию, а сам, тайно сбежав из Фанагории, прибыл в Томы» (Ф). Из пассажа ясно, что сама Фанагория – не Хазария, но не ясно, куда смотрела присланная каганом стража? Прибыв в это «приморское селение» (Н), Юстиниан нашел там «снаряженную галиаду» (Ф) – большое рыболовецкое судно. Уж не поджидало ли оно там его нарочно?

«Взойдя там вместе с некоторыми другими мужами на корабль и проплыв мимо Том, Юстиниан дошел до Символа [т.е. Балаклавской бухты – С.Г.], приблизившись к городу Херсону» (Н). Там он бросил якорь.

Поскольку входить во враждебно настроенный Херсон ему было опасно, Юстиниан «тайно» (Ф) «посылает в город одного из своих товарищей» (Н) за своими сподвижниками. Когда все были в сборе, судно отплыло на запад, но не напрямик, а вдоль берега: «Юстиниан прошел маяк Херсона, потом проплыл также Некропилы, устье Днепра и Днестра» (Ф). Когда до завершения плавания оставался один переход, разыгралась страшная буря. «Все отчаялись в спасении, тогда Миак , слуга его, сказал: «Вот, господин, погибаем мы, так дай Богу обет во имя твоего спасения не наказывать никого из твоих врагов, если Бог вернет тебе царство». Но в гневе отвечал ему Юстиниан: «Да потопит меня Бог на этом месте, если я пощажу кого-нибудь из них». Невредимым вышел он из этой бури и вошел в реку Дунай» (Ф). До конца своих дней Юстиниан будет следовать этому ужасному обещанию.

Ссылка в Херсоне продолжалась примерно три или четыре года, а скитания в Хазарии и жизнь в Фанагории заняли еще приблизительно шесть лет. Поздней осенью 704 года Юстиниан отправил посольство к правителю дунайских булгар Тервелю , «призывая присоединиться к нему, для того чтобы вернуть императорский престол, обещая при этом множество даров и заверяя, что даст ему в жены свою дочь» (Н). «Тот клятвенно пообещал во всем повиноваться и дать помощь, принял Юстиниана с почестями и двинул весь подвластный ему народ булгар и славинов» (Ф).

На следующий год (705) союзники подступили к стенам Константинополя. Но штурма не случилось – Юстиниан тайно проник в город, после чего его сторонники открыли ворота. В награду за помощь Тервел получил не только обещанные дары, но и второй в византийской иерархии титул цезаря – впервые в истории он был пожалован иностранцу. А вот состоялся ли брак болгарского правителя с византийской принцессой Анастасией – неизвестно.

Вернув себе престол, император жестоко расправился с противниками. Юстиниан сидел на ипподроме на высоком троне, а ноги поставил на затылки Леонтия и Тиверия, распростертых перед ним на земле. Затем они были казнены, а патриарх Каллиник низложен, ослеплен и сослан в Рим.

А что же Хазария и Херсонес, как Юстиниан поступил с ними?

Эта история еще далека от своего завершения.

(Окончание следует).

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3fkrh4eb5ptmh.cloudfront.net/ следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Список 19-ти». Чем помочь журналистам, преследуемым в аннексированном Крыму?
Следующая США ввели санкции против гражданки РФ за отмывание денег для включенных в санкционный список россиян

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.