«Люди говорят, что не хотят»: как пандемия влияет на качество переписи в России


Всероссийская перепись населения-2020 стартовала в середине октября и проходит в пик четвертой волны коронавируса, когда в России каждый день от ковида умирают больше тысячи человек и объявлены десять нерабочих дней для ограничения распространения инфекции. Четверть переписчиков – студенты, и работать им приходится в «добровольно-принудительном порядке», выяснил корреспондент Север.Реалии.

Основной этап Всероссийской переписи населения (далее – ВПН) стартовал 15 октября и должен закончиться 15 ноября (в труднодоступных регионах ВПН идет с апреля по декабрь). Впервые принять участие можно онлайн, через портал «Госуслуги». Перепись проводится раз в десять лет и по плану должна была начаться в октябре 2020 года, но из-за коронавируса ее перенесли сначала на весну, а затем на осень текущего года. В третий раз перепись откладывать не стали, несмотря на очередной подъем заболеваемости.

Листы Всероссийской переписи населения

Всего во Всероссийской переписи населения 2020 примут участие порядка 260 тысяч человек, около 58 тысяч из них – студенты вузов, сообщают в Министерстве образования и науки. Несмотря на то, что переписчик подписывает договор с Росстатом и получает зарплату, для студентов участие в переписи было подано под видом «практики».

17 сентября Санкт-Петербургский государственный университет издал приказ о замене у студентов бакалавриата всех видов практик на участие во Всероссийской переписи населения. Приказ затрагивает обучающихся по 35 основным образовательным программам на девяти факультетах университета. Студенческий совет СПбГУ 6 октября обратился к ректору Николаю Кропачеву с требованием отменить обязательную практику такого рода. «Студенты, которых обязали участвовать в работе Всероссийской переписи населения, не получат необходимых профессиональных навыков и компетенций», – указывает совет.

Авторы напоминают, что заболеваемость коронавирусом в Санкт-Петербурге стремительно растет, а из средств защиты у переписчиков будут только маски: «СИЗ эффективны в случае использования их всеми людьми, находящимися в помещении, а переписчик при посещении домохозяйств не может требовать от проживающих ношение маски во время заполнения переписных листов».

Против обязательной практики в форме участия в переписи выступил и популярный студенческий паблик, «самое актуальное и классное СМИ» в СПбГУ «Лупа и Пупа»: «Многие бакалавры учатся полностью дистанционно и не довольны этим. Так почему студенты, которых нельзя вывести на очные занятия, должны отправляться на поквартирный обход в разгар пандемии? Сколько студентов заболеет за месяц переписи? А сколько людей они заразят? Кто готов нести за это ответственность? Или это «допустимые потери»? Маски, которые выдадут переписчикам, не защитят никого на 100%, это иллюзия заботы и безопасности».

В начале октября администрация СПбГУ разъяснила, что студенты могут принять участие в работе по сбору сведений в рамках переписи «в инициативном порядке». То есть добровольно.

Михаил Мочалов

– Практика в рамках ВПН никогда и не была обязательной. Это внеучебная деятельность, которая может быть зачтена за практику на отдельных факультетах и направлениях, – говорит Михаил Мочалов, глава студсовета СПбГУ. – Высшее руководство университета никогда прямо не говорило об обязательности практики на переписи населения, чего не скажешь о действиях на уровне факультетов и институтов (со стороны отдельных деканов и руководителей практик). Наиболее вопиющий случай в этом плане произошел на экономическом факультете, где первый заместитель декана ответил на обращение студента по переписи хамством и угрозами отчисления. Сейчас он отстранен от работы, ведется разбирательство Комиссией по этике.

«Не застали дома»

– Страх заразиться у меня, конечно, есть, но он не сильный, потому что я привита, живу одна и хожу по домам в маске, – рассказывает Анастасия , студентка 3-го курса факультета социологии СПбГУ (свою фамилию она, как и другие герои, попросила не называть).

Она работает в Колпинском районе Санкт-Петербурга по несколько часов, стараясь проходить в день по подъезду. Колпинский – это один из четырех районов, где, по обещанию Петростата, переписчиков должны сопровождать представители МВД. С Анастасией полиция не ходит, видимо, потому что в ее списке нет «неблагонадежных» квартир. Встречают переписчиков без энтузиазма.

– Некоторые не пускают, как раз из-за того, что ковид, но надевали маски лишь пара человек. Я прошла уже все квартиры, но переписала меньше половины, так как во многих не открывают, – рассказывает она. – Где-то говорят, что не будут участвовать, где-то – что прошли на «Госуслугах», но когда просишь показать QR-код, просто закрывают перед тобой дверь. Иногда встречаются очень агрессивные люди, которые начинают кричать и оскорблять, мол, сейчас ковид, какого черта вы разносите заразу, иногда кричат из-за того, что поздно пришел, хотя это 7–8 часов вечера. Трудно подобрать время, так как утром и днем очень мало людей дома, часов в 5–6 все приходят с работы и ворчат, что ты им мешаешь, а после семи некоторым уже поздно, они уже ложатся спать. Есть квартиры, в которых, со слов соседей, никто не живет. Где-то живут бабушки и дедушки в возрасте, которые плохо слышат или плохо ходят и чисто физически не могут открыть дверь. В одной из квартир встретилась немая бабушка, которая жестами показала, что не может ответить. В целом, организация просто ужасная, контролер не может ответить ни на один вопрос. Видно, что люди в принципе не очень хорошо настроены к переписи, многие боятся мошенников. Также есть недоверие к государству, из-за которого не хотят предоставлять свои данные, возмущаются из-за количества вопросов и их содержания, спрашивают, зачем нам эта информация.

Анастасия работать переписчиком не хотела, но подчинилась требованию администрации вуза.

– Нам говорят, что мы так долг государству отдаём. Мне все это совершенно не нравится, уходит очень много сил и энергии, тяжело выслушивать столько негатива, – говорит студентка. – Все это очень угнетает, и хочется, чтобы скорее закончилось. Но понимаешь, что чем дальше, тем сложнее. Все, кто настроен дружелюбно и кого легко застать дома, уже переписаны, а что делать с остальными, не очень понятно. У многих одногруппников похожая ситуация, поэтому мне кажется, что эта перепись будет провальной.

Алина Шайхиева

Алина Шайхиева со 2-го курса того же факультета социологии СПбГУ документы на работу переписчиком подавала по собственному желанию. В какой-то момент, рассказывает Алина, «пришло уведомление», что студенты не просто могут, а должны пройти практику в виде переписи. Она рассказывает, что на факультете многие были этим недовольны.

– Если брать мою группу, состоящую из 20 человек, то на перепись пошла примерно половина, – говорит Алина. – Это казалось интересным, но по сути это достаточно монотонная работа, в которой нет места творчеству или чему-то подобному. Ты просто задаёшь вопросы и вбиваешь ответы людей в планшет, притом что иная формулировка вопросов не приветствуется, все должно быть достаточно формально.

Обучения, как проводить перепись, как такового не было – просто выдали оборудование (планшет), «в общих чертах объяснили, куда заходить и нажимать», рассказывает Шайхиева. На почту выслали обучающие ролики, а последующие инструкции отправляли уже в WhatsApp. Алине повезло, ей достались для переписи два общежития, в одном из которых она сама живет, поэтому двери ей открывают. Но часто никого просто нет дома.

– Нам объяснили, что очень желательно переписать всех. Но если за весь период переписи некоторые жители так и не откроют, то можно пометить такое помещение красным цветом и указать в комментарии: «Не застали дома», – объясняет Алина.

Или уборка листьев

Похожая схема «привлечения» студентов к работе на Всероссийской переписи населения и в Санкт-Петербургском государственном лесотехническом университете им. С.М. Кирова – т. н. «Лесопилке».

Тимур Матвеев

– В начале администрация пыталась выставить перепись как единственно возможный вариант прохождения практики. Других вариантов даже не было объявлено. Сами понимаете, практика не является делом добровольным. Студенты обязаны её пройти. А в итоге выяснилось, что участие в переписи населения не обязательное, – рассказал Север.Реалии студент 3-го курса СПбГЛУ Тимур Матвеев. – Если честно, я считаю, что администрация пошла на блеф: рассчитывали, что студенты не будут возмущаться. Когда должного энтузиазма не обнаружилось, то пытались завлечь оплатой – 15 тысяч рублей примерно. Потом оказалось, что есть альтернативы. Весь спектр работ в этом году мне неизвестен. Уборка листьев точно присутствует.

Студентов, не желающих проходить практику переписчиком, в «Лесопилке» отправили убираться в ботаническом саду при СПбГЛТУ, хотя сначала обещали работу на кафедре. Александра , студентка 3-го курса Института леса, работать на ВПН не собиралась, но ее в итоге уговорили.

– Всему третьему курсу нашего университета вместо производственной практики поставили перепись. Сначала говорили, что отказаться нельзя. Потом оказалось, что всё-таки можно. Написала отказ, но мне сказали, что за это даются баллы, благодаря которым можно получать повышенную стипендию. Я подумала, что это очень заманчиво, – признается Александра. – Да и за перепись платят. В итоге сегодня был мой первый рабочий день. Мы за четыре часа обошли лишь два подъезда, открыли в 11 квартирах. Нормы за сутки нет, но за весь период работы нужно обойти минимум 500 человек или порядка 200 квартир в одном районе.

Одного дня работы с «тормозящей» техникой и недовольными людьми ей хватило, чтобы отказаться от дальнейшей работы, благо договор с Росстатом еще не подписан.

– Открывают реже, чем не открывают, – резюмирует Александра свои впечатления. – Многие приоткрывают дверь и говорят, что не хотят. И те немногие, что отвечают, не понимают, зачем это всё вообще.

Иван Тихомиров с курса «Организация и управление лесотехническим производством» вызвался работать сам, говорит, что «деньги не помешают». Ему повезло: в доме, который ему выделили, живет много знакомых и друзей, встречают хорошо, район родной, а контроллер – «классный и адекватный дядька»:

– Хожу второй день, и сегодня мне понравилось гораздо больше, так как мне открывали дверь, – рассказывает Иван. – Если открывают, то это добрые и отзывчивые люди. Приглашали на кухню и даже предлагали поесть. Но, увы, основная часть квартир или не открывали, разговаривая через дверь, или вообще посылали. В первый день мне открыли всего четыре квартиры. Во второй – каждая пятая. Но в любом случае, к сожалению, у людей негативное мнение по поводу переписи.

Коронавируса Иван не опасается, хотя жильцы часто не в масках: «Честно, не страшно, не знаю почему. Я всегда в маске».

Александра, напротив, думает о рисках заразиться COVID-19: «Не то чтобы страшно, но действительно неприятное чувство внутри, когда четыре часа ходишь по подъездам и совершенно разным людям. Из 12 квартир, к примеру, маски надели лишь в двух, а о дистанции даже не думают».

Студентка 3-го курса Института ландшафтной архитектуры Устина не болела коронавирусом и не привита, но верит «в лучшее»: «Раз все еще организм держится, значит, все хорошо будет».

– Я маску ношу, не снимая. Жильцы иногда надевают тоже, но чаще всего мы просто держим дистанцию: я в маске, а они нет. Пару раз вот было, что человек отказался из-за коронавируса. Открыть открыл, но попросил его не опрашивать, – рассказывает студентка.

Сообщения о принудительной практике на Всероссийской переписи приходят не только из Петербурга, но и из других городов России, например, из Новосибирска, где у студентов факультета социологии НГУ целый месяц не будет занятий, и Москвы, где самым активным переписчикам обещают путевку в Алушту.

Не только студенты, но и преподаватели

Если студентов вынуждают работать переписчиками, то от школьных преподавателей начальство требует отчетов по участию в переписи. Причем часто просят не только пройти перепись самим, но и сообщить об участии в ВПН других членов семьи. Об этом рассказывают учителя из Чебоксар, Москвы, Петербурга, Семенова, Ханты-Мансийска, Нижнего Тагила, Новоуральска, Нижневартовска.

Активист профсоюза «Учитель», представляющая организацию в Санкт-Петербурге, Анастасия Пивоварова рассказала Север.Реалии, что петербургский комитет по образованию выслал администрациям образовательных учреждений распоряжение о том, чтобы педагоги обязательно участвовали в переписи через «Госуслуги». Мало того, они должны выслать QR-код в подтверждение.

Анастасия Пивоварова

– Есть распоряжение исполняющего обязанности главы комитета образования о том, что руководители должны отчитаться в том, что их сотрудники приняли участие в переписи на «Госуслугах», – говорит Пивоварова. – Переписать нужно всю семью. И в положении поставлена дата – до 22 октября. Через отделы кадров нас просят предоставить QR-коды. Учителя реагируют по-разному: есть возмущение, не хотят предоставлять свои данные, спрашивают, почему просто нельзя сказать о факте прохождения переписи. Есть недовольство и непонимание, почему это нужно делать, да еще и в кратчайшие сроки – в распоряжении указаны три дня, хотя конец переписи через месяц. Объяснений никаких нет, механизм привычный: нам сказали – мы по привычке и не вникая должны отчитаться.

Юлия Маркова , преподаватель петербургской Академии управления городской средой, градостроительства и печати рассказывает, что в академии отчеты об участиях в переписи (или в выборах, как это было в сентябре) не носят обязательный, строгий характер, но все равно отвлекают от работы.

– У нас есть организационный неофициальный чат в WhatsApp, там координаторы передают организационные моменты от администрации. И там были такие инструкции – написать, кто прошел перепись. То же самое было с выборами: кто проголосовал, отпишитесь в этом чате. Я отношусь к таким вещам отрицательно, потому что к работе они никакого отношения не имеют, – говорит она. – Я с этим, конечно, не связываюсь, как и другие педагоги, считая, что это не повод для конфликта с администрацией: напишу, если приму решение голосовать или переписываться. Мы же бюджетники.

Хуже времени не выбрать

С 21 октября всем «лицам, привлекаемым к работе на Переписи населения-2020″ необходимо не реже раза в неделю сдавать тест на ковид за счет государства». Таково распоряжение Роспотребнадзора по Петербургу. «Прошу организовать направление переписчиков для прохождения ПЦР-тестирования в медицинские учреждения по указанным адресам не реже раза в неделю в период с 21.10.2021 по 13.11.2021», – написала начальникам отделов замруководителя Петростата Светлана Черных.

Касается ли это распоряжение и вакцинированных переписчиков, неизвестно. Петербургские студенты, опрошенные Север.Реалии, ничего про тестирование пока не слышали.

Эпидемиолог, профессор ВШЭ Василий Власов считает, ситуация с коронавирусом в России «в таком ужасном состоянии», что перепись вряд ли сможет сделать хуже.

Василий Власов

– Точный прогноз того, как повлияет перепись населения на количество заболевших, не можем дать ни я, ни демографы, – говорит Власов. – Мы не знаем характеристик этого процесса. Даже сами демографы не представляют, как много будут контактировать люди с переписчиками. Ведь впервые будет использоваться передача данных через МФЦ. Все же можно предполагать, что это увеличит передачу инфекции, но вряд ли это будет критично. Мы находимся в столь ужасном состоянии, что его существенно ухудшить уже невозможно. Маски все снимают, все меры предосторожности не являются совершенными, но сказать, насколько это повлияет, сейчас очень сложно. Перепись – очень дорогое удовольствие. И, судя по всему, проведение его в этом году превращает его еще и в бессмысленное удовольствие. Думаю, что было бы правильно ее перенести, но полагаю, что правительство оказалось в заложниках у своего собственного представления о том, что эпидемия находится под контролем. Именно этот «месседж» транслировали СМИ в течение лета и осени. Если бы они слушали специалистов, которые с конца августа говорили, что начинается подъем и что большая волна заболеваемости наступит раньше, чем в том году, то, может быть, они бы отказались от идеи проведения переписи. Но там было голосование, которое, кстати, послужило толчком к распространению эпидемии. И одновременно из-за голосования нам показывали «благостные» цифры, которые успокаивали самих руководителей.

– Перепись не совмещается с ковидом, – считает бывший сотрудник Росстата, ныне независимый демограф Алексей Ракша. –Люди, особенно в Москве, не горят желанием видеть переписчиков. Очень часто отказываются от переписи, это было и в прошлый раз, и в позапрошлый. Чем больше город, тем работать тяжелее. На селе доверия больше. Качество будет сильно страдать, и в том числе из-за того, что перепись «упала» на период пандемии. В прошлый раз я работал за троих. За федеральные деньги, за одну и ту же зарплату, где-нибудь в Твери работают замечательно, а в Москве никто работать не хочет. Поэтому сгоняют бедных студентов. Основные причины низкого качества переписи – это из-под палки работающие переписчики, недоверие людей государству и друг другу (это ключевая причина), пандемия – рекордный пик ковида и локдаун, недостаточное информационное обеспечение кампании в крупнейших городах. А то, что она цифровая – это, наоборот, положительный момент. Если человек переписывается на «Госуслугах», информация о нем, скорее всего, будет достоверна. Здесь убирается фактор коронавируса, недоверия и недостоверности данных.

Алексей Ракша

Хотя перепись-2020 переносили уже трижды, из-за пандемии было бы логично сделать это еще раз, считает Алексей Ракша. Он говорит, что это не так сильно ударило бы по бюджету ВПН, а это порядка 33 миллиардов рублей, но окончательное решение – не за Росстатом.

– Ужасное качество госуправления, отсутствие квалификации и понимания руководства, – поясняет демограф. – Отвечает за перепись даже не Росстат, вопрос этот решается гораздо выше. Росстат отвечает за методы, способы и нюансы работы. А вот почему не перенесли еще раз – это скорее вопрос к Минэкономразвития и правительству России. Росстат является подведомственным учреждением Минэкономразвития. Видимо, нужно листы перепечатывать, готовиться еще раз, но это все равно не такие уж и большие расходы. Можно было бы и перенести: трудно придумать хуже обстановку, чем сейчас. Боюсь, что перепись придется делать новую. После Советского Союза качество сильно упало, Переписи-2002 и 2010 гораздо хуже, чем советские 1989 года, например. Связано это с социально-экономическим устройством страны, работой из-под палки, с ростом неравенства. Другая страна стала, а перепись осталась такой же – это плохо сочетается. К тому же тогда можно было результаты переписи корректировать. Сейчас же считают, что перепись – это святое, что написали, то и есть.

Кроме возможности участвовать онлайн, есть еще один положительный момент в Переписи-2020 – это планшеты с отслеживанием местоположения переписчика и возможностью видеть данные, которые он вводит в анкету в режиме реального времени. Прошлую перепись также проводили силами студентов, которые, по словам Ракши, зачастую заполняли анкеты «из головы» – «брали пачку листов, шли к себе в общагу и рисовали людей из головы – в круглом возрасте и с круглой датой рождения». Потом много «человекодней» ушло на то, чтобы исправлять все вручную.

Перепись – это единственный источник ответов на ряд вопросов о жителях страны: про национальность, владение языками, совместное проживание (официальный или незарегистрированный брак), источники дохода, уровень образования.

– Государству это не нужно так, как, например, мне, демографу. Можно прогнозировать рождаемость, прогнозировать, сколько нас будет и какими мы будем, – объясняет Ракша. – Это срез российского общества, который иными способами достоверно не получить.

Предыдущая «Сергей Аксенов, это на Вашей совести»: кто и зачем напал на крымского активиста Александра Талипова?
Следующая «Сергей Аксенов, это на Вашей совести»: кто и зачем напал на крымского активиста Александра Талипова?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *