«Люди с автоматами и с танками, грабят все, что могут». Жительница оккупированного Мелитополя – о том, что происходит в городе


«Мы устраивали массовые акции протеста, но это стало смертельно опасно», – описывает настроения в Мелитополе его жительница Нина Соболева. Она рассказывает о буднях оккупированного российской армией города в тиктоке, пишет телеканал «Настоящее Время» ​(создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»). ​

Нина Соболева поделилась с «Настоящим Временем» подробностями того, как в Мелитополе пытаются ввести рубль вместо гривны, как привозят продукты в магазины из аннексированного Россией Крыма, как похищают несогласных с захватом города жителей и даже перекрасили бассейн – потому что он был в цветах флага Украины.

— Два месяца мы в оккупации, мы практически полностью отрезаны от Украины, выехать за территорию смертельно опасно. Люди с автоматами и с танками, постоянно оружие – это очень морально тяжело и давит. И морально, и материально тяжело городу.

— Что российские военные делают на улицах Мелитополя? Ходят ли они по домам? Вообще какие действия они совершают по отношению к людям?

— Да, конечно, и ломятся, активистов выслеживают: атошники, бывшие военные. Сбивают замки. Люди сейчас ставят щеколды, но это их не останавливает – с резаками заходят и забирают. Очень много людей уже похищено. Запугали людей. Если первое время мы массово устраивали акции протеста, люди очень много выходили, то потом нас поставили в такие условия, что это стало смертельно опасно. И, к сожалению, они теперь чувствуют себя хозяевами и творят безобразие. Город просто вернули на 30 лет назад: какие-то свои колорадские ленточки повесили, эти красные знамена. Переделывают наш бассейн, перекрасили в свои краски.

— Бассейн перекрасили?

— Да, представьте себе. У нас желто-голубой был, там люди фотографировались, зона была красивая – они взяли и в зелено-синий перекрасили. Ну совок, господи! Они же если делают, то все через задницу, простите меня. В общем, морально это очень тяжело. Но мы сплотились. Горожане держатся друг за друга и ждут, ждут наших освободителей, хотя мы понимаем, что еще пока рано. Но морально мы настроены только на это.

— А в городе сейчас вообще работает украинское телевидение, например?

— Ой, нет, конечно. У нас сразу его отключили, и бред русский показывают такой, что хочется просто иногда разбить телевизор. Понятно, что телевизор ни в чем не виноват. Информации никакой абсолютно. Не было почти две недели интернета, мы были отрезаны, это был вообще какой-то ужас, – а потом, слава богу, включили. И мы хотя бы можем по интернету как-то связываться, потому что все держится под контролем «орков», так мы их называем.

— Нина, расскажите, какая в городе гуманитарная ситуация? Сейчас магазины работают? Украинские сети вроде АТБ, «Сільпо» все еще продолжают функционировать? Как вообще налажено снабжение продуктами людей?

— Нет, увы, у нас магазины сразу большие разграблены были, ничего нет. Они допродавали какое-то время какую-то продукцию, а сейчас практически все закрыто. Работают как: город стал просто большой торговой точкой. Люди выносят все, что могут, сами, все что-то подвозят, слава богу. От Украины привезти что-либо практически невозможно. С риском для жизни привозят лекарства или какое-то детское питание. А продукты – это кто что может доставить. Сейчас начали возить из Крыма, и они заставляют мелких предпринимателей с ними сотрудничать. А большой бизнес уже разграбленный полностью: вывезена техника, вывезено зерно из города, грабят все что могут, из города постоянно идут машины с награбленным добром.

— Нина, вы в одном из своих видео рассказывали о том, что банки, кажется, не работают в Мелитополе и люди, пенсионеры в том числе не могут получать пенсии.

— Да, увы. У нас пытались открыть «Ощадбанк», он закрылся практически сразу с оккупацией. Но пришли «орки» и ограбили почти на 5 миллионов пенсии, до пенсионеров эти пенсии не дошли. Банки практически не работают, «Приватбанк» иногда работает, но те, кто получают на карточки, мы меняем деньги под 10% – те, что на карточке. Слава богу, в моем тиктоке люди мне помогают материально, и я [помощь] несу к людям. Пожертвованиями, по-моему, восьми или девяти людям я помогла.

— Объясните, что значит «мы меняем деньги под 10%»?

— На карточке есть деньги, а получить-то их невозможно. Идем к менялам – и меняем по 10%.

— То есть уже есть какие-то люди, которые привозят украинские гривны с неоккупированных территорий в город?

— Каким-то макаром, да, бизнес этот процветает у нас. Все как в 90-е годы. Кто что достанет, кто что может делать – так и выживает город. Есть личности у нас такие, их много сейчас, вот они этим занимаются. Люди подходят к ним, и каким-то образом они меняют.

— То есть никакие украинские банкоматы больше в Мелитополе не работают? Ты не можешь подойти к банкомату и снять деньги наличными?

— Нет. Это с самого начала войны, уже и забыли про них даже, к сожалению. Наверное, дней через пять [после начала войны] у нас уже полностью была оккупация и все перестало работать.

— В Мелитополе не было боев, и Мелитополь российские государственные каналы сейчас часто показывают как город с практически мирной жизнью. А школы, например, сейчас работают?

— Нет, школы не работают, давно не работают. «Орки» пытаются по своей программе, по-русски восстановить школьное образование. Но люди туда своих детей не водят, потому что украинское-то запрещено. Школы онлайн сначала работали, а сейчас уже практически вообще никак не работают. И у нас Запорожский округ, военное командование сказало, что с 2 мая у нас заканчивается школьное обучение. Потому что россияне там хотели сделать красивую картинку, выдать российские аттестаты, но никто же у нас на это не повелся – не работают.

— Правда ли, что на прилавках появились продукты из Крыма?

— Да, к сожалению, да. Потому что большой бизнес разграблен, а малый поставили в условия: или вы живые и будете сотрудничать с нами, будете возить товары из Крыма, или совсем закроетесь. Но людям деваться некуда, есть-то надо каждый день. Поэтому Данильченко сказала, что с 1 мая будет параллельно вводить валюту и российские рубли, и пока гривны. Но я так понимаю, они пытаются переводить на рубли – такое впечатление. Я не пойду за рубли, не хочу ничего покупать.

— Вы ссылаетесь на Галину Данильченко. Это назначенная российскими оккупационными властями якобы мэр Мелитополя?

— Да, мы ее называем «недомэрша».

— Как сейчас можно выехать из города? Возможно ли вообще это?

— Ой, это смертельно опасно. Наверное, с неделю назад подорвалось две машины, один мужчина погиб, я знаю точно, а кто-то ранен. Они же минируют дороги, поэтому это очень тяжело. Полтора часа ехать до Запорожья, которое не оккупировано, – но сейчас эта дорога может занимать до двух суток в лучшем случае, если тебя вообще выпустят. Тридцать блокпостов, дороги просто ужасные. Или же вообще не выпускают, или же люди где-то какими-то своими тропами едут, а там уже перевозчики, которые очень опытные. И не всегда это заканчивается хорошо, часто возвращаются. Смертельно опасный путь.

Роскомнадзор пытается заблокироватьдоступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://d408nx5ze5sgf.cloudfront.net . Также следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Потери оккупантов растут: в Генштабе назвали новые цифры
Следующая Россия продолжает сталкиваться со «значительными проблемами» в Украине – британская разведка

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.