«Мы еще поживем в Крыму». История семьи Бекировых


Крымскотатарские активисты, супруги Эдем и Гульнара Бекировы уже 22-й месяц находятся в больнице Стамбула. Туда их эвакуировали из Киева, чтобы спасти жизнь Эдема. За 10 лет с начала российской агрессии эта семья прошла через целую череду испытаний.

На подоконнике этой больничной палаты в клинике Стамбула – крымскотатарский, украинский, и турецкий флаги, портреты политузников-крымчан, плакат с тамгой и надписью «‎Тут Україна була і буде!», брошюры, новые книги о крымских татарах и Крыме.

Гульнара Бекирова готовит кофе и сладости на мобильном столике. Ее гостеприимство не зависит от того, что это не дом, а больница. В этой палате чета Бекировых уже двенадцатый месяц, до этого еще 10 месяцев пробыли в другом отделении, хирургическом.

Супруги Бекировы в больнице в Стамбуле, 2024

Приходит медсестра, измеряет уровень сахара в крови Эдема Бекирова , Гульнара целует ей руку. Эдем радуется: сегодня хорошие показатели, сахар снизился.

«‎ Наши врачи говорят сегодня: “ты больше трех месяцев не мог прожить, вот ты уже два года и живешь”», – делится Эдем.

Эдем Бекиров в больнице Стамбула, зима 2024 года 2022 год: вторжение армии России в Херсонскую область

Зимой 2022-го еще невозможно было поверить, что российские войска придут на Херсонщину.

Гульнара Бекирова, член Меджлиса крымскотатарского народа, замглавы Генической райгосадминистрации, была на момент вторжения дома, в Новоалексеевке.

Эдем Бекиров находился в больнице в Киеве.

Гульнара Бекирова, Стамбул, Турция, зима 2024 года

«‎Война началась для меня с утра. Шок, это была какая-то внутренняя паника. Мы уже созванивались с утра, с пяти утра, когда в семь утра глава районной государственной администрации говорит: «‎Вы оставайтесь, наверное, в Новоалексеевке». Люди считали шедшую технику и говорили: «уже 250 проехало в сторону Каховки, 250 – в Запорожье, в том направлении», – вспоминает Гульнара Бекирова.

Херсонская область, российская военная техника, 25 февраля 2022 года

Утром 24 февраля Гульнара Бекирова сразу же отправилась в мечеть: оттуда через динамики информировали и успокаивали жителей. В первые дни вторжения уже были погибшие.

«‎Когда я подъехала к мечети, я встретила отца, привезшего сына в прицепе. Это был Эмиль Белялов , 17-летний парень, приехавший к родителям на каникулы. И осколочным ранило, насмерть. Он умер прямо у себя в доме, дом разнесло и мальчик погиб. Отец пришел в отчаянии: «‎мне похоронить надо». Потом позвонили и сказали, что погибла директор школы Наталья Косова (директор Генической санаторной общеобразовательной школы-интерната I-III степеней – ред.). Где-то в 10 утра наш военный, Виталий Скакун , взорвал мост на Счастливцево. Родион Шевченко , пограничник, которого нашли потом люди из Чонгара. Это первые жертвы войны. Мы организовывали, в каких школах будут убежища, где люди будут брать воду, где будут люди брать хлеб. Я выходила с Усеином (Усеин Тохлу – имам мечети Новоалексеевки – ред.) и мы громко, в микрофон, через мечеть говорили, чтобы люди сохраняли спокойствие: вода там-то, спрятаться можно там-то» , – рассказывает Гульнара.

Виталий Скакун, сапёр инженерно-саперного отделения 137-го отдельного батальона морской пехоты ВСУ. Погиб 24 февраля 2022 года при подрыве Генического автомобильного моста для остановки продвижения танковой колонны российских войск. Заминировал мост, сам уйти не смог

Уже через 4 дня – 28 февраля в Новоалексеевке со здания поссовета вдруг исчезли флаги.

«‎С утра смотрю, а нет флага – ни крымскотатарского, ни государственного у поселкового совета. Я позвонила тогда голове, это была поселковая голова, уже староста Новоалексеевки, Ирина. ( Ирина Исай – бывшая староста Новоалексеевского старостинского округа. Позже оккупационная власть РФ назначила ее на должность экономиста в «‎ пенсионном фонде Генической военной администрации» – ред.). Как это так, флага нет. Она говорит, «‎ну вы знаете, нам сказали». Я говорю: «‎как сказали, кто сказал?». «‎Уже там у нас есть такие, назначенные гауляйтеры». Я говорю: «‎Так, одну минуту, еще Украина, и вы знаете, сейчас люди встанут, и флаги должны быть на месте».

Флаги вернули, но 5 марта их снова сняли, повесили российские.

Флаги, вывешенные перед поссоветом Новоалексеевки 5 марта 2022 года

Все эти дни жители Херсонщины митинговали, требовали, чтобы российские войска ушли.

6 марта 2022 года, митинг за Украину в Новоалекссевке, стоп-кадр видео, впереди слева Гульнара Бекирова

«‎Мы услышали, что Каховка и Херсон поднялись, люди выходили на митинг, с такими требованиями, чтобы вышли эти военные. И тогда начали звонить по телефону мне: «Гульнара Решатовна, давайте мы тоже подниматься, давайте, давайте, не будем молчать, как так». Мы собрались, действительно, собрались и люди много, как-то так, по одному, будем говорить, по звоночку друг другу, и собрались. Уже утром, шестого марта у нас в Новоалексеевке было полторы тысячи. Много же, у нас единственный в районе поселок городского типа, где компактно проживают крымские татары. Потом какая-то часть, мы выехали машинами в Геническ. В Геническе невероятно много было людей, я не знаю: 5, 10, 8 тысяч. Из всех сел, которые есть, на 12 часов уже в Геническ собрались люди. Но потом мы уже знали, что на посту на обратном уже их и обыскивали машины, и документы проверяли, и давили, давили», – говорит Гульнара Бекирова.

В 17-том училище Геническа российские военные организовали пыточную и тайную тюрьму. В районе стали пропадать активисты.

Росгвардейцы из Крыма едут в оккупированный Геническ, март 2022 года. Росгвардия занимается обысками и арестами на оккупированных территориях Украины

В дом члена регионального меджлиса Новоалексеевки Вейсера Сарыбилялова пришли с обыском, и Гульнаре Бекировой дочь сообщила, что ее тоже разыскивают:

«‎Седьмого, утром, я уже бежала на митинг, уже было 9.50, и мне дочь позвонила по телефону, а я: «да, кызым, я уже подхожу». А она мне говорит: «не подходи, мы возле дома Вейсера, они приехали». Зашли в дом и делали обыск. Жена вышла, кому-то сказала, в общем, по цепочке передали, что ищут и Бекирову Гульнару Решатовну. И дочь мне говорила: «мама, мы здесь, мы их выдворим, но чтобы ты знала, тебя ищут». Я все, что возможно, всю технику забросила в туалет, все собирала и говорю: «‎ма, это все, все должно сейчас быть в печке».

Девять суток Гульнару Бекирову прятали в подвале одного из домов. У нее не было никаких средств связи. Потом ей помогли выехать из оккупации.

Дорога была долгой, с массой пересадок.

Расстрелянная на трассе в Херсонской области машина, март 2022 года

«‎ Тридцать две остановки было. Тридцать две остановки – это тридцать две остановки сердца, понимаете? До Мелитополя 15 постов. Они искали, они что-то наши автобусы пересматривали. До Токмака были повсюду все российские военные, российские танки. Было очень страшно, мы видели уже разбитые машины, людей, которых они расстреливали прямо по дороге. Мы видели и ехавшие танки, мы видели перед нами, перед глазами. Мы все плакали. Вы знаете, у нас был ужас, мы не знали, куда мы едем, но доехали до Орехова, и, тогда, в Орехово, мы уже увидели, что стоят наши военные, наш государственный флаг. И только в Орехово мы поняли, что мы выехали из того ада, в котором мы были», – вспоминает Гульнара Бекирова.

В дом Бекировых в Новоалексеевке несколько раз приходили с обысками, российские военные его разграбили и устроили себе там штаб-квартиру. О том, что значил для семьи этот дом – в этой статье .

2014-й год: «Мы просто не имели права сидеть дома»

В 2014 году старшая дочь, внучка Бекировых и мама Гульнары жили в Крыму. Оккупация Россией полуострова для семьи стала трагедией. Эдем Бекиров на тот момент был в больнице в Симферополе. Он тяжело болеет уже больше 20-ти лет, у него инвалидность 1 группы, больное серце, диабет, ему ампутировали ногу, носит протез.

«Для нас Крым – это просто выше нету, высшая точка, апогей, будем так говорить. И любое, что происходит с Крымом – это наша боль, это наша трагедия. Я как раз в больнице в Симферополе был. Когда я потом вернулся домой, очень плохо стало. Меня оттуда в Киев увезли в больницу. Очень тяжело переживал. Ехал в поезде, когда везли, всю дорогу плакал. Слезы сами идут, сами по себе, потому что это очень больно. Я знал, нутром чувствовал, враг пришел на твою землю. Вот такая боль была», – вспоминает Эдем Бекиров.

Многотысячный митинг в поддержку территориальной целостности Украины, Симферополь, 26 февраля 2014 года

Гульнара Бекирова перед оккупацией Крыма тоже была в Симферополе – 26 февраля приехала на митинг перед парламентом Крыма. Вернулась домой с надеждой на то, что угроза аннексии полуострова позади.

После захвата российскими военными админзданий в Крыму, захвата админграницы, жители Херсонщины чуть ли не через день выходили на митинги, ходили к админгранице области на полуострове Чонгар.

«‎Когда женщины Крыма выходили на трассы, они выходили с этими плакатами, выходили и кричали, что мы должны сохранить мир, мы просто не имели права сидеть дома. И вы знаете, люди, чонгарцы, они собирались, каждый день, делали акции. Мы держали с ними связь, подъезжали машинами. Мы ехали туда, это было двадцать восьмого, первого, когда мы приехали, и второго, и третьего марта. А шестого мы организовывали эти митинги, восьмого марта поднялись все», – рассказывает Гульнара.

Гульнара Бекирова с внучкой на митинге в защиту суверенитета Украины, Чонгар, март 2014 года

На одном из митингов под ноги митингующих начали стрелять.

Скриншот видео: боец «Беркута» стреляет под ноги митингующих на Чонгаре, 10 марта 2014 года

Российские военные в 2014 году уже копали окопы в Херсонской области. Местные жители каждый день выходили на митинги, и это помогло отстоять Чонгар, считает Гульнара Бекирова:

«‎Они заехали к железной дороге, они там уже рвы копали, эти танки туда спускали, свое оборудование, спускали свои машины военные. Они как-то со всех сторон заходили на Чонгар. Я не знаю, как случилось… Каждый день до 16 марта это были акции, волна постоянных протестов. Что, как случилось, что как произошло, но эти военные отошли. И отошли на то место, где они, к сожалению, и по сей день стоят, то есть стояли до момента полномасштабного вторжения».

«‎Я даже не думал, что останусь живой»

После оккупации Крыма Россией, на полуострове оставалась жить часть семьи и Эдем Бекиров несколько раз навещал их.

«‎Дочь старшая жила в Крыму, мать – теща моя родная – тоже жила в Крыму. Их не видеть, и внучка там, не видеть – я просто не мог. Буквально на одну ночь, я почему на ночь ехал всегда. Не из-за того, что я там чего-то боялся, я просто не мог смотреть на этот российский флаг, на эту атрибутику их, на вот эти физиономии их. Не мог смотреть, для меня это очень было больно. Родители в Джанкое похоронены, даже не мог заехать на кладбище дуа прочитать. Я так на ночь приезжал: у дочери 2-3 часа посижу, потом к матери ехал у нее там до утра, и утром рано таксист приезжал, забирал», – вспоминает он.

В 2018 году у Эдема Бекирова уже стоял стент в сердце и шунты, перед очередной важной операцией он решил поехать к родным в Крым. Но 12 декабря на админгранице его задержала ФСБ.

Эдем Бекиров, Симферополь, 29 марта 2019 года

Российские власти обвинили Эдема Бекирова в хранении взрывчатых веществ. Международные организации признали его политическим узником. За его освобождение боролись в том числе и на международном уровне. Россия отпустила Эдема Бекирова в рамках большого обмена, 7 сентября 2019 года он вернулся домой.

Эдем Бекиров выходит из самолета, Киев, 7 сентября 2019 года

Первое большое интервью Эдема Бекирова после возвращения в Украину – в этой статье .

Здоровье Эдема Бекирова в изоляторе в Симферополе сильно ухудшилось. После возвращения домой и до начала полномасштабного вторжения он перенес ряд операций, пережил инфаркт. В феврале 2022 года был в больнице в Киеве.

«‎Я в больнице лежал на операционном столе 24 февраля 2022-го года, в Киеве в ожоговом центре. Уже сепсис пошел по всему телу. Нас опустили в подвал, 25 дней в подвале мы были, в бомбоубежище. Хоть и оборудованное, но все больные там. Представьте, в какой атмосфере находились. Там стало здоровье еще хуже. Уже все, уже я даже не думал, что останусь живой», – вспоминает Эдем Бекиров .

Дым поднимается из здания после взрыва, Киев, 1 марта 2022 года

Гульнаре удалось выбраться из оккупации и приехать к мужу в Киев.

«‎Моя была задача сделать все возможное, чтобы помогли нам врачи, чтобы он мог выжить в этой ситуации. Когда приехала, была шокирована. Его уже на каталке везли на операцию. И мы еще три недели боролись, пытались как-то ему помочь. Сирены, все спускаются вниз, но мы с мужем остаемся. Я не могу: он на кровати, мы уже его не возим туда-сюда, я говорю: «‎я буду с ним». Завязывала его ремнями, сама садилась тихонько на коленки, и вот ждали так, пока проходила бомбежка, сирены проходили. Я тогда не знала, что мне делать», – рассказывает Гульнара.

Чтобы спасти жизнь Эдему, общими усилиями Меджлиса, минздрава Украины, офиса президента Украины, посольства Турции в Украине и большого количества людей его удалось эвакуировать в Турцию. Гульнара Бекирова говорит: чтобы перечислить всех неравнодушных, кто принял участие в спасении Эдема, не хватит и целой тетради. 17 апреля 2022 года глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров смог с облегчением сообщить об эвакуации Эдема Бекирова в Турцию.

В Стамбуле Эдему Бекирову провели уже пять операций. И все это время чета Бекировых постоянно занимается общественной деятельностью.

Поддерживают политузников, Гульнара принимает участие в активизме в Турции в помощь Украине.

«‎Лечимся, Эдем жив, он общается с детьми, он находит возможность поддержать меня в тех мероприятиях, в которых я до сих пор принимаю участие. Все, что мы можем сделать, мы делаем. Находим медицинскую сестру, которая с Эдемом где-то два-три часа сидит, а я все же дальше продолжаю активную работу. Потому что нельзя, нельзя молчать, когда у нас идет война, когда наши сердца разбиты», – говорит Гульнара Бекирова.

Эдем Бекиров верит в победу Украины и освобождение Крыма.

«‎Сегодня много кто борется за Крым, очень много. Я думаю, что все равно это увенчается успехом. И наши дети, внуки будут жить в Крыму. И мы еще поживем в Крыму, на нашей любимой родине. Потому что Крым для нас это все. Лучше, чем на родине, нигде нет. Украина будет одним из ведущих государств», – считает он.

Гульнара Бекирова у окна в холле больниці в Стамбуле, зима 2024 года

Гульнара Бекирова о родине говорит со слезами на глазах.

«‎Очень хотелось бы, чтобы каждая семья имела надежду вернуться в Украину. А крымские татары – на свою родину. Мои родители прошли такой трудный путь: отец хотел жить и вернуться, и вернулся. Но не дожил до пятидесятилетней даты со дня депортации. День депортации – это 18 мая, он 19-го умер, на пятидесятую годовщину. Он говорил: «‎дети, показывают по телевизору (это был 1994-й год), посмотрите, показывают, как издевались над нашим народом». А они 50 лет не могли это открыто говорить, но передавали, чтобы дети знали, чтобы историю эту не забыли, что мы крымские татары, что у нас есть родина», – вспоминает Гульнара.

Гульнара Бекирова на акции в Стамбуле, 2023 год

Покидая свой дом из-за оккупации, Гульнара Бекирова смогла взять с собой только документы. И одну памятную блузку, на которой ее подруга вышила ласточек. Ее она и надела для интервью.

«‎Когда надеваю ее – я точно знаю, что я вернусь, как ласточка, домой», – говорит Гульнара Бекирова.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

30 сентября 2022 года после проведения на оккупированных украинских территориях фиктивных референдумов о вхождении в состав России Москва объявила об аннексии Донецкой, Запорожской, Луганской и Херсонской областей Украины.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d2pehp0oxwuasf.cloudfront.net/следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Мы еще поживем в Крыму». История семьи Бекировых
Следующая «Мы еще поживем в Крыму». История семьи Бекировых

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.