«Мы не отдали ни одного метра»: один день с бойцами «Азова» на передовой


Бои в Украине активизировались сразу на нескольких направлениях. Журналисты проекта Рад іо Свобода «Донбасс.Реалии» побывали на нескольких из них: провели один день вместе с бойцами 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины в лесах в районе Кременной Луганской области, в том числе на передовой.

Еще затемно вместе с бойцом «Азова» журналисты Донбасс.Реалии выдвигаются на позиции – это несколько километров лесом в полной темноте. Дорогу подсвечивают только красные лучи фонариков и прибор ночного видения, чтобы не сбиться с пути. Но обнаружить все равно могут. С массовым появлением дронов, тем более FPV, обстановка на земле постоянно мониторится с воздуха. Условно говоря, военные живут ночью активнее.

«Перестроились. Потому что даже когда выезжаешь в район сосредоточения, выезжаешь из леса, то каждый из ребят ложится спать уже в 5-6 утра. График полностью перекручен. Привыкли, втянулись. Все ночью происходит преимущественно. Все ночью», – говорит офицер 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Ирак» .

Боец 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Оса»

На позиции ведет боец с позывным «Оса» . Как и большинство в «Азове» – молодой человек, но сражается уже почти 2 года.

«Когда началась «полномасштабка», пришел в военкомат, а меня не смогли записать, потому что мне было 18 лет. А потом я увидел набор на деблокаду Мариуполя, я даже поначалу не знал, что это «Азов». Я просто пошел туда, где будет нормальный пи***рез. Сказали: это билет в один конец. Я сказал: давайте два. Они сказали: нам такие люди нужны. Я приехал, вступил в ряды «Азова». С пи***резом не срослось. Просто война, все дела. Нет, ну сейчас тоже нормальный пи***рез, просто предыдущие секторы по сравнению с этим – это были такие, «лайтовые», учебные выходы – привыкнуть к взрывам, к стрельбе, а тут уже серьезная война, где надо быть максимально собранным, и есть шанс, что выживешь», – говорит боец 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Оса».

Посреди леса взрывы кажутся более близкими, чем обычно. Ничто не сдерживает эхо, что расходится на сотни метров вокруг. То ближе, то дальше слышен звук дрона – на этот раз украинского.

«Буквально как мы заходили сюда, то дроны сожгли передвижение группы из десяти, скажем так, врагов. За ними отработали, они попрятались и, в результате, убежали. Здесь часто дроны висят. И наши работают дроны, и их», – говорит еще один боец с позывным «Фенрир» .

Украинский дрон в лесах близ Кременной

После начала активных действий со стороны противника минометчики «Азова» выпускают по их позициям несколько мин.

«Великолепный лес. Лес чудес просто. Лес в плане маскировки – это плюс. В плане работы, я думаю, для наших дронщиков, которые нас корректируют, им труднее найти противника. Потому что леса – это все же препятствие для них. Но находят и дают нам корректировки», – говорит их собрат с позывным «Шанхай» .

«Шанхай» воюет меньше года – минометчиком стал сразу после учебы. Говорит, понравился большой калибр.

«Сначала у меня не было понимания, как работает 120-й миномет. Как вообще корректируют. Сейчас, потихоньку учусь-учусь и уже есть какое-то понимание. Пока что не профессиональный военный, но учимся. В любом случае придется идти защищать свою Родину, и я говорил всем: пацаны, тренируйтесь, занимайтесь, изучайте военное дело, потому что оно до вас дойдет. Потому что придется идти. По мобилизации или добровольцем – все равно пойдешь. Потому что, как ни крути, – ну надо, надо», – продолжает «Шанхай».

Лес на передовой в районе Кременной

«Фенрир» рассказывает, что ландшафт вокруг меняется постоянно.

«Бывало, что делали инженерку, а арта «помогает». Здесь часто бывает такое, что мы не передвигаемся днем. По серяку или по ночи. Вроде как дорогу запомнили, а ротация проходит, выходишь, а уже новые деревья лежат на тропе, и ты уже не можешь точнее сориентироваться. Уже ландшафт изменился, уже деревья попадали и сбиваешься», – говорит «Фенрир».

«Оса» о расстоянии до противника говорит так: «[Скажешь] пошел на х*й – он услышит»

«Как такого контакта нет. Мы им покоя больше не даем. На передовых позициях они не стоят 24/7, но на них приходят часто. И только какое-то минимальное движение мы видим, сразу туда с позиции все высыпают. Расслабляться им здесь никто не дает», – добавляет «Фенрир».

Боец 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Фенрир»

«С момента, когда мы встали на это направление, мы не отдали ни одного метра, и уже определенное количество дистанции забрали. Я не буду говорить, но с нашим прибытием сюда ситуация изменилась. Мы переломили ход событий на свою сторону», – говорит Ирак.

«Ирак» начинал в Азове как солдат, хотя до полномасштабного вторжения России служил в полиции офицером. Почти через два года войны снова вырос до офицера и теперь отвечает за один из участков на передовой.

«В том подразделении, в котором я служил раньше, в полиции, когда я служил, у меня были ребята, которые говорили: да вот, как только так, мы сразу же… Ну, они до сих пор там и чего-то не случилось «как только – да сразу». Мы пришли в «Азов» с моим побратимом, с которым были вместе в полиции, и мы по сей день сейчас служим. У меня было подразделение, в котором было 65 человек – воюет двое. Я и мой побратим. Ну, бывшее мое подразделение. Мое подразделение – «Азов», – говорит «Ирак».

Окопы украинских бойцов на передовой в лесу близ Кременной

Вместе с рассветом начинается и стрельба… Чтобы продвинуться дальше, нужно, пригнувшись, быстро передвигаться по узкому окопу. Пейзажи – апокалиптические. Вокруг леса остались только взъерошенные стволы деревьев. Это все работа русской артиллерии – они отрабатывают по территории квадратами, превращая все в щепки. На позиции Донбасс.Реалии встречает боец с позывным «Менос» – впервые заступил на этот наблюдательный пункт. Признает – с автоматом тесно, но лишний раз, пока свет, укрытие не покидает.

«Да вообще, даже быть в окопе гораздо лучше, чем просто куда-то перемещаться. Выйти в окоп тоже не проблема. Не скажу, что это ужасно. Сидишь, что здесь, что там. В блиндаже вообще спокойнее. Морально легче. У меня уже два блиндажа моих полностью разобрали. Был на другой позиции, там вообще три «120-ки» влетели. Не знаю, как нам повезло – все целы остались. Все равно легче в укрытии. Чисто психологически», – говорит «Менос».

Боец 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Менос»

«Менос» в «Азове» уже полгода – пошел воевать сразу после учебы. Получил диплом инженера автоматизации, но, как говорит сам, сейчас есть более важные специальности. Отчим «Меноса» погиб в начале масштабного вторжения.

«Авиаудар. Он стоял на блокпосту, и в блокпост попала российская ракета из самолета. Погиб он и еще четыре человека. Это было буквально прямо в начале. Но, в общем-то, родственники не все поняли. А друзья меня, в принципе, поддержали. Потому что все все понимают», – продолжает Менос.

В «Азове» значительная часть бойцов – молодежь. Сюда принимают добровольцев после того, как они сдают все необходимые нормативы. Но даже учитывая подготовку – здесь бывает сложно.

«Я за себя скажу. Даже при том, что я в этом всем уже с 14 года, еще с начала «антитеррористической операции» (АТО), у меня даже иногда и на этой ротации, и на предыдущей, я вам скажу, были такие моменты, что я даже подумал, что сложно, конечно. Такого опыта, конечно, еще не было. Просто… чем ребята берут – они, во-первых, молодые, они очень мотивированы и средний возраст вообще сейчас, бойцов – это 23-25 лет. Они справляются со всем», – говорит Ирак.

«Я перед первым выездом почти четыре месяца учился. Подготовка: и это изо дня в день. В шесть подъем, зарядка, завтрак и занятия. До половины шестого. Затем ужин и свободное время. Обычно в свободное время мы отрабатывали, помогали пехоте учиться такмеду (тактической медицине – ред.)», – рассказывает «Оса», добавляя, что кроме него, в семье воюют еще брат и отец, который после ранения стал ограниченно пригодным.

«Оса» – медик. По возвращении с передовых позиций он садится в бронетранспортер – получил задачу эвакуировать бойца с ранением. Было прямое попадание в окоп.

«Ехать надо быстро, так как желтый – это потенциальный красный, а красный – это потенциальный черный. Мы очень быстро приехали, поэтому они не успели ни транексамовой кислоты уколоть, ни обезболить раненого. По дороге я его обезболил и ввел транексамову кислоту. Чтобы уменьшить внутреннее кровотечение. Желтый, стабильный. Все хорошо. Через, я думаю, месяц, будет уже снова в лесах Кременной крошить п***ров. Все будет с ним хорошо», – комментирует «Оса».

Боец 12-й бригады спецназначения «Азов» Нацгвардии Украины с позывным «Менос»

Раненые, погибшие и почти два года боевых действий истощают все подразделения на линии разграничения. Чем меньше бойцов в строю – тем больше нагрузка на оставшихся.

«Это для меня вообще очень острая тема. Но я скажу… Ты можешь не сидеть на первой линии обороны, ты можешь не участвовать в штурмах, но я считаю, что если ты мужчина этой страны, нашей неньки-Украины, то ты не имеешь права просто быть в стороне. Делай хоть что-нибудь. Будь водителем, будь поваром, будь инженером, будь, я не знаю кем… будь в обеспечении. Но ты не имеешь права быть в стороне», – говорит Ирак.

«Я считаю, что рано или поздно мы «закончимся». Именно те, кто мотивирован, уже через два года после полномасштабного вторжения, подготовлены. И им придется прийти. Но уже времени подготовиться как следует не будет. То есть если они мобилизуются сейчас, так как еще резерв есть подготовленный, у них будет время полгода-год, чтобы подготовиться», – добавляет «Оса».

К концу второго года полномасштабного вторжения России украинская армия – это, в большинстве своем, еще недавно гражданские люди, которым пришлось изменить род занятий и набираться опыта в военной сфере. Учитывая готовящийся законопроект о мобилизации, их путь в Украине повторят еще многие.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля 2022 года. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d2t7g9uzw7thsy.cloudfront.net/ следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая В Евпатории крымчанин упал в траншею у тротуара глубиной 6 метров
Следующая «Избиратели Тайваня отказали Китаю». Островные военные напоминают об опыте Украины

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.