«Мы не приглашали Россию в Крым». 10 лет спустя: крымчанки о протестах 1-8 марта 2014 года на полуострове


В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Так начался российский захват крымского полуострова. В марте 2014 года в Крыму проходили массовые акции мирных протестов против российской оккупации.

Редакция попросила крымчанок, участниц акций протеста, поделиться воспоминаниями о том, как это было, а также рассказать, как они оценивают эти митинги десять лет спустя.

Российская военная техника на крымских дорогах 1 марта 2014, скриншот видео2 марта 2014 года

Елена Мельникова жила в Симферополе. Ей было двадцать, уже работала в международной благотворительной организации. 26 февраля была на акции в защиту территориальной целостности под стенами парламента Крыма.

А уже 27 февраля увидела в центре крымской столицы вооруженных солдат.

Елена Мельникова, участница проукраинских митингов в Крыму в 2014 году

«‎Я жила как раз в центре города. Я, можно сказать, из окна своей квартиры их видела. И это люди с оружием. Это первый раз, когда я увидела автоматы, я увидела какие-то БТРы, танки, которые стояли в центре города. И, то есть, ты уже понимаешь, что это не просто какие-то там, не знаю, политические игры, это уже что-то опасное», – вспоминает Елена.

Российские военные блокируют военную часть ВСУ в Симферополе, март 2014 года

На этом фото Елена Мельникова поднимает плакат против российских захватчиков на самой первой акции после захвата Крыма российскими военными.

Митинг в защиту территориальной целостности Украины, в центре Елена Мельникова, Симферополь, 2 марта 2014 года

«‎Самый первый сбор, где мы договаривались, что мы делаем дальше, он вообще был, не знаю – как кино для меня в какой-то мере. Это было в центре города, возле центрального рынка, на чердаке церкви православной, украинской православной церкви. Я даже не помню, как я туда попала. Кто-то мне сказал, что надо туда идти, и я туда пошла. И было очень страшно, потому что я не понимала до конца, кто меня туда зовет, но вроде как свои люди. И мы поднялись, и там были свои люди. Это было на следующий день после захвата парламента. Да, именно это первое было. И вот мы на таком пыльном чердаке православной церкви собирались, что-то там рисовали, какие-то плакаты», – рассказывает Елена.

Храм Святых равноапостольных князей Ольги и Владимира УПЦ Киевского патриархата в Симферополе3 марта 2014 года

В Cобор святых князя Владимира и княгини Ольги в Симферополе, а потом на протесты приходила и Оксана Новикова – предпринимательница из Симферополя.

Оксана Новикова, участница проукраинских акций в Крыму в 2014 году

«‎Первая была идея, сказали, что штаб береговой обороны на Карла Маркса, поехать туда и понять, что происходит, как пообщаться с руководством, вообще как-то прощупать почву. И мы поехали туда вечером. Они сказали, что это круто, что вы приехали, было бы очень неплохо, если бы вы нас… Хотя бы привлекли к нам какое-то внимание. Потому что нас, скорее всего, сегодня будут блокировать. Потому что к этому времени уже были заблокированы части рядом и не только рядом», – вспоминает активистка, предпринимательница, совладелица пекарни «‎Кримська перепічка» Оксана Новикова.

Вечер 3 марта 2014 года под штабом береговой обороны ВМС Украины

В этот же день – третьего марта, в симферопольском микрорайоне Каменка прошла первая масштабная женская акция против российского вторжения.

Митинг в микрорайоне Каменка, Симферополь, 3 марта 2014 года

«‎В Меджлис шли люди, обращались преподаватели, обращались люди из разных регионов: что нам делать, как нам вести себя. Было принято решение о проведении акций сопротивления. Причем оно было естественным, там не было такого прямо голосования или рассмотрения. Было принято решение, что необходимо продемонстрировать акцию в ответ на все происходящее. И было, опять же, принято решение, что на акцию должны выходить женщины и дети. Почему? Потому что почти в первые дни произошло столкновение. Очень хорошо помню, что это было в Сакском районе. С одной стороны там были вооруженные «‎зеленые человечки», которые на самом деле являются российскими военнослужащими, и казаки. А с другой стороны наши крымские татары. Слава всевышнему, это было столкновение на уровне словесной перепалки, но все же понимают: с одной стороны – вооруженные люди, с другой стороны люди без оружия, без ничего. И все это могло перерасти в просто какое-нибудь кровавое событие» , – рассказывает член Меджлиса крымскотатарского народа Г аяна Юксель .

Женщины и дети вышли на проукраинский митинг против российского вторжения в Крыму, выстроившись вдоль трассы Феодосии в поселке Каменка на окраине Симферополя. Крым, Симферополь, 03 марта 2014 года

Чтобы распознать на улицах своих, женщины надевали украинскую символику. Наталья Лютикова была в тот период в декрете, купила себе и дочерям веночки.

Наталья Лютикова с дочерью, Симферополь, 2 марта 2014 года

«‎Люди считали меня немножко, наверное, не в своем уме. Потому что я помню: центр города, мы гуляли в парках или в магазины шли и мы носили веночки. И так большинство неоднозначно реагировало, негативно. Но, вот что я помню, крымские татары все преимущественно одобряли, то есть вот женщины особенно. Я вот прямо помню, идешь по переходу с цветами, женщины на тебя реагируют, кто-то «Слава Украине» тихонько скажет, кто-то – «молодцы», «красавицы», что-то такое. Но это было меньшинство, конечно. Таким образом хотелось и демонстрировать, что здесь есть Украина, и как-то привлечь внимание и своих найти», – вспоминает жительница Симферополя, участница акций «Женщины Крыма за мир» Наталья Лютикова .

3 марта еще одна группа активистов собралась в бывшем рок-клубе в Симферополе. Среди них была режиссер, актриса, журналистка, создательница театра-студии «Мы» Галина Джикаева . Информировали и помогали с координацией иностранным СМИ, организовывали акции протеста.

Галина Джикаева, участница акций в защиту целостности Украины в Крыму в 2014 году

«В клубе «Два капитана» была первая встреча с Олегом Сенцовым , который представился как активист Майдана, активист автомайдана и сказал, что нам нужно сгруппироваться и заниматься только мирными акциями сопротивления. «‎В Контакте» было несколько групп: «‎Женщины Крыма за мир», много разных было. Но все равно, вне них я знала многих, мы непосредственно в личных общались. В нашем театре хранились флаги, эти флагштоки, листовки нам из Киева передавали. Вся украинская символика. И как-то в телефонном режиме: завтра – там, завтра – там, завтра – там», – вспоминает Галина Джикаева.

4-5 марта 2014 года

В первых числах марта митинги проходили по всему Крыму. Например, 4 марта в Ялте. Активистка Евромайдана из Ялты Лариса Китайская вспоминает, что площадь на которой планировали собраться, заняли пророссийские силы. Пришлось менять место для митинга.

Лариса Китайская, активистка, участница митингов в Крыму в марте 2014 года

«‎Ялтинский Евромайдан, в отличие от любых других Евромайданов, начинался с двух вышедших на Майдан пенсионеров. И к ним мы присоединились. И потом меня знал весь город, потому что я была депутатом Гаспринского поселкового совета. И мне начали писать в «‎Одноклассники», тогда еще были в любой социальной сети. И ко мне стали подтягиваться люди. Они уже поставили 28 февраля палатку с русским флагом, поставили у памятника Ленину. И мы, чтобы избегать столкновений, проводили все наши акции возле ресторана «Кристалл», возле театра Чехова, и мы там проводили наши акции. Они присылали к нам людей, которые говорили, что они ялтинцы, но они не ялтинцы. Я потом видела женщину-провокатора, что она в Риге была, то есть они ездят вместе со своими штатными провокаторами», – говорит Лариса.

Ялта, митинг 4 марта 2014 года

5 марта прошла акция в Бахчисарае. Айше Умерова тогда работала в Бахчисарайском Ханском дворце. Вспоминает: на первую акцию вышло человек 200-300, для маленького города это немало. Бахчисарайцы приходили к воинским частям, приносили еду.

Айше Умерова, участница митингов в Крыму в 2014 году

«‎Мы собрались возле одной из воинских частей Бахчисарая. Как сейчас, из сегодняшнего дня, смотреть на то время – такие очень наивные, потому что мы выходили с шариками, с плакатами о мире, на которых там были какие-то цветочки, сердечки, еще что-то. Мы дарили шарики военным, которые подходили к забору воинской части. Тогда мы думали, что можем на что-то повлиять, что огласка на весь мир – потому что журналистов было много в то время в Крыму. Что такие женские акции, какого-то ненасильственного сопротивления могут дать какую-то пользу. О военных, которые были: они подходили, у кого-то были слезы на глазах. И это было очень-очень щемяще для сердца, потому что мы тогда еще думали, что это наши защитники, они могут нас защитить. А потом за 2–3 недели почти 80-90% предали присягу Украине и перешли на российскую сторону», – вспоминает Айше.

Жительницы Бахчисарая и украинские военные, Бахчисарай, март 2014 года

5 марта мирная акция проходила и в Симферополе, возле штаба береговой обороны ВМС Украины. На женщин напали так называемые «‎ополченцы», вырывали плакаты, разрывали их, оскорбляли, выкручивали руки, выталкивали участниц акции на проезжую часть под машины.

Начало нападения на митинг женщин у штаба береговой обороны в Симферополе: плакат о Путине разорвут первым; 5 марта 2014 года

«‎Эмоция была – беспомощность. И я на самом деле вообще не очень часто плачу. Тогда у меня были реальные слезы этой совершенной беспомощности, абсолютно понимания того, что ты ничего не можешь поделать. Перед тобой стояла украинская полиция, которая просто созерцала все это. Я подходила к какому-то высокочинному, я не помню, подполковник ли, полковник ли это был. Я говорю: «‎Видите, что женщин бьют!». Как раз та женщина, которая шла с рынка с розами, то есть саженцами роз, и осталась с нами, ей досталось больше всего, потому что она с краю была. Мы рисовали плакаты и мы целенаправленно пошли на эту акцию. Мы хоть как-то осознавали эти риски, а здесь человек вообще, ему досталось больше всего. Ей вывернули очень руку, мы переживали, что перелом», – вспоминает Оксана Новикова.

6 марта 2014 года

6 марта возле парламента Крыма свою акцию попытались провести две француженки-активистки FEMEN. Их представители «‎ополчения» Крыма и так называемые крымские казаки избили ногами.

Избиение активистки Femen Сары возле здания парламента Крыма, Симферополь, 6 марта 2014 года

Их затащили в милицейскую машину. Впоследствии девушкам удалось выехать в Киев.

«‎Нас арестовали вчера, когда мы протестовали против путинской войны. Меня избили пророссийские демонстранты, а Сару ударили по лицу. Арест был очень жестоким, но сейчас мы в порядке, в безопасности, готовы бороться», – рассказывала французская активистка движения FEMEN Маргарита.

Французские активистки Femen Сара и Маргарита в Киеве на следующий день после нападения на них в Крыму, 7 марта 2014 года

«‎И мы хотим сказать миру: если демократические институты ничего не будут делать против путинской демонстрации силы, люди это будут делать на улицах. Femen – это первый шаг против войны Путина», – говорила французская активистка движения FEMEN Сара.

В этот же день в Ялте напали на активистку Ларису Китайскую .

«‎Шла домой вечером, поднималась домой, стоял мужчина такой. Он стоял и держал какую-то там картонную коробку. И я пошла себе, не чувствуя, что там есть какая-то опасность. А потом я почувствовала, что сзади меня кто-то стоит. Я оборачиваюсь – стоит этот мужчина, и заносит кирпич. И там вдали шла моя соседка, я даже не знала, как ее имя, я крикнула просто: «Наташа!». И только повернулась и он просто исчез. Он просто исчез и валялся этот кирпич. Потом я уже это разглядела», – вспоминает Лариса.

По словам Ларисы Китайской, нападавший оказался ялтинцем Дмитрием Колесниковым . Колесников входил в так называемую «Ялтинскую роту народного ополчения» (рота ЮБК), награжден российскими оккупантами медалью «За защиту Крыма» № 2974.

Житель Ялты Дмитрий Колесников

«‎И потом этот человек собирал помощь так называемой «‎ДНР». И он приходил на суд, даже не зная меня по городу, давал против меня показания. Это было в 2017 году. Он давал против меня показания на суде. Многие люди, к которым они обращались, не хотели давать никаких показаний против меня. Против меня давали показания так называемая «‎ялтинская самооборона», которых я совсем вообще, я этих людей даже по городу не знаю.

Российские власти Крыма судили Ларису Китайскую за публикации в соцсетях, обвинив в «распространении в интернете русофобских идей». В 2017 году ее осудили по статье «разжигание вражды» на 2 года условно и запретили покидать Крым.

23 января 2018 года подконтрольный России Ялтинский городской суд снял обвинения в «экстремизме в соцсетях» с украинской активистки Ларисы Китайской, после чего она уехала из Крыма.

7 марта 2014 года

7 марта в парке Шевченко в Симферополе прошел очередной митинг.

«‎Сегодня все сделано, чтобы уничтожить Украину. Сегодня все сделано, чтобы уничтожить украинцев в Крыму. Я обращаюсь ко всему миру – защитите нас, не покидайте нас! Или вы хотите второго Гитлера в Европе? Вы его получите, если сдадите Крым», – говорил тогда в своем обращении митрополит Симферопольский и Крымский, УПЦ Киевского Патриархата Климент.

Климент, митрополит Симферопольский и Крымский, УПЦ Киевского Патриархата (ныне — ПЦУ), Симферополь, 7 марта 2014 года

На той акции выпускали голубей, вспоминает историк Гульнара Абдулаева .

Гульнара Абдулаева на акции в Симферополе, 7 марта 2014 года

«‎Выпускали белых голубей и было такое, было какое-то внутри единение. Украина победит, Крым – это Украина. И нужно сейчас стоять на защите этого, наших интересов, во-первых, да, государственных интересов. Но тогда я помню, что митинг, когда прошел, мы все уже расходились, у нас были эти ленточки украинские, и я помню, что я к остановке шла и какой-то мужчина остановил меня, говорит, не надо этого – ленту. Потому что это будет, ну, как-то он так пригрозил, что сейчас эти ленты будут очень опасны для твоей жизни, надо снять ее. Нет, что вы, нет, это Крым, это Украина, я никогда этого не сделаю, никогда этого не произойдет. Но мы же тогда не знали, мы действительно были в таком пылу, и патриотизм, и Майдан победил все же. Что к лучшему что-то будет», – рассказывает Гульнара Абдулаева.

8 марта 2014 года

8 марта стал самым массовым днем мирных протестов после захвата крымского парламента российскими военными. Тогда по всему Крыму на митинги и пикеты вышли несколько десятков тысяч участниц.

«‎Я тогда жила как раз возле микрорайона Фонтаны. А там микрорайон, где живет очень много крымских татар и мы все такой цепочкой собирались по Севастопольской трассе. Мы выходили с флагами украинскими, крымскотатарскими флагами. Мы были все на одной волне, мы знали, что мы хотим только одного, мы хотим, чтобы была здесь Украина. Восьмого марта – одни женщины. И проезжали на этой военной техники россияне, и они нам кричали такие, не очень приятные слова, они фривольно выражались в наш адрес. Это было так как-то гадко: кто вы такие, приехали тут, пришельцы на нашу землю, и вы что-то тут еще требуете», – рассказывает историк Гульнара Абдулаева.

Керчанка Эльмира Мусаева вспоминает, что в тот период ей было настолько тревожно, что два месяца не могла есть, сильно похудела. На акцию ходила с небольшим украинским флагом.

Эльмира Мусаева, участница акций в Крыму в марте 2014 года

«‎Было страшно, что они вообще говорили, что крымских татар всех депортируют, к украинцам относились вообще как к врагам. Украинцы вообще себя чувствовали в опасности, крымские татары также. Ходили слухи, что к кому-то приходили русские соседи, говорили: «‎А мы будем скоро жить в вашем доме». И женщина ответила: «‎Если вы только зайдете, мы подожжем дом и вы сгорите в нем». Во время этих акций были такие случаи, что приезжали на авто люди какие-то, которые нам кричали неприятные вещи, показывали непристойные жесты, кричали: «‎Что вы здесь собрались, идите домой, Крым – это Россия, все будет скоро, все будет Россия». Нас охраняли собаки бродячие. И они, когда к нам приезжали, к нам с агрессией относились, то они с лаем бросались на них, и нас как бы охраняли», – вспоминает Эльмира Мусаева.

Акция за мир в Керчи, 8 марта 2014 года

На акцию, запланированную на 8 марта в Бахчисарае, приехали еще и севастопольцы, вспоминает Айше Умерова .

Бахчисарай, митинг 8 марта 2014 года

«‎К нам присоединились несколько машин людей из Севастополя. И там же был объявлен самый массовый митинг у памятника Тарасу Шевченко в Симферополе на 9 марта. Тогда мы потом тоже примкнули. Были бабушки, дедушки, дети маленькие, все были с плакатами: «‎Пережили Гитлера, переживем и Путина» и много таких. «‎Хочу жить», «‎Путин какашка» – были маленькие детки с такими плакатами, детскими, детской рукой нарисованными. Мы там кричали все слоганы, пели гимн Украины и крымскотатарские гимны, и скандировали. И тем российским военным, которые стояли перед воинской частью: они все это слышали и они там стояли, машины с личным составом, какие-то БТРы или еще что-то», – делится Айше Умерова.

На митинге в Бахчисарае, март 2014 года

Активистка, журналистка Алена Попова была соорганизаторкой еще одной акции 8 марта: уборка парка возле Салгира под лозунгом «‎Женщины за чистый Крым».

Специально для акции придумали покрасить древка метел в цвета флага Украины. Самым страшным моментом в этот день, по ее словам, было время перед началом акции, когда возникла опасность нападения на нескольких участниц.

Алена Попова, активистка, журналистка, участница акций в Крыму в 2014 году

«‎Собрались от пятидесяти, может так, человек. Привезли эти метлы, я их красила у себя во дворе. Помню, что краска была какая-то акриловая, и тут же на руках у нас. Мы все были в этой краске. Это так тоже прибавляло немного какого-то, непосредственности какой-то. Идея была не в том, чтобы прямо выполнять функции дворников. Но все же у нас была такая идея, как засветиться, сделать такую неполитическую акцию, чтобы она была такой формой. Параллельно там появились какие-то ребята подозрительные, с какими-то дубинками под куртками. Я думаю, это была тоже часть противодействия. Мы приехали может рано – на пять минут раньше других. Никого еще не было. А только были эти какие-то ребята с дубинками. И стало просто неясно, а что делать. Вот сейчас они набросятся, что мы будем – драться? Что нам делать?», – рассказывает Алена Попова.

Акция «За чистый Крым» как символический протест против агрессии России, Симферополь, 8 марта 2014 года

Оксана Новикова тоже была соорганизаторкой этой символической акции.

«‎К нам понемногу присоединялись люди. Но ходили «‎титушки» и была опасность, что они нас начнут провоцировать и что-то будут делать. Но потом оказалось, что одновременно с этим собирался митинг с другой стороны кинотеатра «Симферополь». Большой митинг, и мы о нем даже не знали с этой стороны. И «‎титушки», увидев кучу людей, ушли. Они уже со стороны наблюдали все это, а мы потом поняли, что что-то там происходит. Уже убрав парк, мы пришли туда и увидели, что там куча людей на самом деле, с украинской символикой, с детьми», – вспоминает этот день Оксана Новикова.

На акции «За чистый Крым‎», Симферополь, 8 марта 2014 года

На этой, параллельной, акции, с другой стороны кинотеатра «Симферополь», в это время была Наталья Лютикова с детьми.

Наталья Лютикова с детьми на митинге 8 марта 2014 года, Симферополь

«‎Я была очень удивлена и, пожалуй, впервые испытала какую-то надежду, за несколько дней без надежды, что было очень много людей, вот очень много людей с украинскими флагами, с плакатами. Очень много женщин было, но были и мужчины. И меня это как-то вдохновило, что не все потеряно. Потому что нас действительно было очень много. Но мы были окружены такими казачками маргинальными, приехавшими из Ростова», – рассказывает Наталья Лютикова .

На одном из видео Наталья Лютикова узнала казака, которого она запомнила в тот день. Этот казак на видео отвечал на вопросы активистов и журналистов.

Российский казак на митинге в Симферополе. 8 марта 2014 года, заявляет, что приехал в Крым «погулять»

«‎В папахе, такой небритый. Его даже шатало немного. Я не помню, было ли у него оружие. Но они были довольно агрессивны. Они с журналистами более или менее общались, но на самом деле они были агрессивны. И мой муж стоял от нас поодаль и делал все, чтобы нас оградить, чтобы они к нам не приближались. Потому что чувствовалась в воздухе от них опасность. Но было и много журналистов. И очень хотелось сказать, донести. У меня до этого и опыта такого не было, но мне хотелось проговорить, чтобы мир услышал. И мне тогда казалось, что есть какая-то надежда» , – говорит Наталья.

Митинг 8 марта 2014 года в Симферополе

Потом участники акции прошли через весь центр Симферополя, мимо парламента Крыма, к штабу береговой обороны ВМС Украины. Параллельно ей шла и группа пророссийских активистов.

Симферополь, 8 марта 2014. Активист Геннадий Афанасьев. Впоследствии политузник Кремля, затем военнослужащий ВСУ, позывной «‎Тор». Геннадий Афанасьев погиб, защищая Украину, 18 декабря 2022 года возле поселка Белогоровка Луганской области

Возле штаба береговой обороны ВСУ в тот день пели «Червону руту», кричали слоганы ультрас ФК «‎Таврия», благодарили украинских военных, призывали к бойкоту так называемого референдума, который планировала провести Россия.

Возле Штаба береговой обороны ВМС Украины, Симферополь, 8 марта 2014 года

На акции в защиту территориальной целостности Украины крымчане собирались еще до 16 марта. Прошло десять лет и, вспоминая те события, женщины считают, что сделали все возможное тогда в марте 2014 года. Но военную оккупацию остановить мирными акциями было невозможно. Говорят: главное, что они показали свое сопротивление и протест.

Митинг в Бахчисарае, март 2014 года

Гульнара Абдулаева :

«‎Эти оккупанты увидели, что есть другая сторона, что тут им не рады, что есть люди, которые против, есть целый народ, украинцы, крымские татары, проживающие на территории полуострова. Они все еще против. И это сопротивление, оно и происходит, они его всегда ощущают. Я не думаю, что не ощущают, ощущают, очень хорошо ощущают. И, конечно, они этого боятся».

На митинге в Бахчисарае, март 2014 года

Эльмира Мусаева:

«‎Это самое меньшее, что я могла сделать. Лично для меня была это огромная трагедия. Потому что за считанные дни, за считанные оказаться во враждебном государстве, это очень страшно. Потому что это государство не только враждебно, это государство-террорист, это государство-убийца».

Митинг в Феодосии, 8 марта 2014 года

Елена Мельникова:

«‎С одной стороны я горжусь тем, что я была там. С другой стороны это, конечно, знаете, такой экзистенциальный вопрос: почему я и почему я родилась именно там. Да, а с другой стороны, я благодарна за то, что знаю: у меня были классные друзья, которые могли тоже помочь мне встать на этот путь проукраинский. Потому что для меня это — как реально встать на путь добра, а не зла. Потому что, честно: быть в Крыму проукраинским человеком было очень тяжело, трудно, в принципе, осознать, что ты часть именно этой страны».

Митинг в Джанкое, 8 марта 2014 года

Алена Попова:

«‎Мы делали то, что смогли, было бы хуже, если бы ничего не делали, потом говорили: ах, мы вот проморгали, а можно было бы все сделать иначе, остановить. Нет, нельзя было, вот мы попытались, нельзя было остановить. Окей, мы теперь знаем, что мы это сделали, проверили, что-то сделали. Это для совести, для какого-то, не знаю, понимания будущего, это правильно».

Участница митинга 8 марта 2014 года, Симферополь

Айше Умерова:

«‎Но, вспоминая те события, были созданы до того, пожалуй, все предпосылки, чтобы это произошло. Потому что российское влияние на Крым было всегда чрезвычайно сильно. Каждый раз украинская власть не слышала крымских татар, которые предупреждали. И СБУ, которое лепило врагов из крымских татар, вообще просто ахинею выписывали в Киев и оно составляло такую картину, что враги – это крымские татары. А потом мы увидели, что 95% работников СБУ перешли на сторону ФСБ. Так они на самом деле задолго до аннексии уже работали на ФСБ и я в этом более чем уверена».

Продолжение темы – в следующем материале, посвященном хронологии протестных событий с 9 по 15 марта 2014 года.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d2z48hruxbiar5.cloudfront.net/следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Десять лет аннексии Крыма: бизнес на полуострове стал рискованным занятием
Следующая «Мы не приглашали Россию в Крым». 10 лет спустя: крымчанки о протестах 1-8 марта 2014 года на полуострове

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.