«Мы все вместе пройдем». Крымское дело Наримана Джеляла и братьев Ахтемовых глазами их жен


Коллегия подконтрольного России Верховного суда Крыма приговорила крымскотатарского политика, журналиста, заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа, Наримана Джеляла (по документам – Джелялова) и крымскотатарских активистов братьев Асана и Азиза Ахтемовых к реальным срокам в колонии строгого режима по «делу о подрыве газопровода». Приговор Нариману Джелялову составил 17 лет лишения свободы со штрафом 700 тысяч рублей и ограничением свободы 1,5 года; Асану Ахтемову – 15 лет лишения свободы со штрафом 500 тысяч рублей и ограничением свободы 1 год; Азизу Ахтемову – 13 лет с аналогичным штрафом и ограничением свободы 1 год. Приговор вынесли судьи: председательствующий Виктор Зиньков, Алексей Козырев и Сергей Погребняк. В ходе судебных заседаний жены троих приговоренных крымскотатарских активистов были постоянно рядом в качестве общественных защитников, наряду с профессиональными адвокатами.

Наримана Джеляла и братьев Асана и Азиза Ахтемовых российские силовики задержали по обвинению в диверсии на газопроводе» в селе Перевальное в Крыму. Задержанные утверждают, что давали показания под пытками, дело сфальсифицировано, а обвинения носят политический характер.

Второе заседание предварительного слушания в деле Наримана Джелялова и братьев Ахтемовых состоялось 21 февраля 2022 года и получило достаточно неожиданный поворот. Левизу Джелялову, Репику Ахтемову и Адиле Ахтемову коллегия судей допустила к тому, чтоб они стали общественными защитницами. Соответствующие ходатайства женщины написали перед судебным заседанием. Воспитатель детского сада, архитектор и повар-кондитер были вынуждены превратиться в юристов и разбираться с 10 томами уголовного дела. У них было семь месяцев судебных процессов, семеро несовершеннолетних детей на троих, передачи в СИЗО, больные родственники и огромное желание попытаться помочь своим мужьям.

«Объясните мне, пожалуйста, с чем вы нас все поздравляете?» – Репика Ахтемова

После того, как жен позвали обратно в здание суда, Репика искренне не понимала, что происходит: «Это сейчас я могу изъясняться юридическими терминами и читать материалы, а в тот день я просто списала текст ходатайства у Левизы Джелял и сдала, не особенно понимая зачем. Потом нас по очереди приглашали в зал суда и опрашивали. А я стою, знаете, возле этой трибуны и у меня только один вопрос: что я тут делаю?».

Суд удовлетворил ходатайство о допуске Репики в качестве общественного защитника в процесс ее супруга Асана Ахтемова. После предварительного заседания, когда адвокаты вышли на улицу и начали поздравлять жен, Репика не выдержала: «Объясните мне, пожалуйста, с чем вы нас все поздравляете?».

Роль общественного защитника в судебном процессе, согласно части 2, статьи 49ф УПК РФ, предполагает функции помощника адвоката: общественные защитники имеют право приходить в следственные изоляторы к своим подзащитным, принимают участие в судебных заседаниях наряду с адвокатами и не имеют права выступать в качестве свидетелей в процессе.

Репика Ахтемова с дочкой

Репика Ахтемова рассказывает, что в ходе тридцати пяти заседаний, было несколько допросов, которые ее впечатлили. Один из первых – допрос следователя ФСБ Владислава Страдецкого .

«Он так долго и подробно рассказывал, как опрашивал Асана, чуть ли ни где он сидел, в чем был одет. И в конце допроса в суде адвокат Рефат Юнусов спросил у Асана: проводил ли он опрос с ним. Асан ответил, что, действительно, видел Страдецкого в здании ФСБ, но никакого опроса он с ним не проводил», – вспоминает Репика.

В материалах дела, в начале 10 тома, действительно, есть письменные показания Владислава Страдецкого. Но самого допроса с Асаном Ахтемовым в материалах нет. Первичный допрос проводил другой следователь ФСБ – Павел Казанцев . Казанцева не вызвали в суд, вместо него свидетельствовал Страдецкого и коллегия судей посчитала это доказательство допустимым.

Асан Ахтемов в суде. 29 августа 2022 года

Следующий допрос, который запомнила Репика – одного из засекреченных свидетелей со стороны обвинения. Тогда допрашивали человека под псевдонимом Байдачный. По версии обвинения, именно этот человек был первым перевозчиком, к которому якобы обратился Нариман Джелялов, чтобы якобы перевезти взрывчатку через административный пункт пропуска с Херсонской областью.

«Во-первых, сам процесс допроса этого свидетеля был очень необычным для меня. Человек сидел в другой комнате, его голос изменили до неузнаваемости. Я даже Адиле (жена Азиза Ахтемова – КР) сказала: такой голос ночью приснится – испугаешься. Так вот, этот свидетель все отлично и складно рассказывал ровно до вопросов адвокатов. Как выяснилось, человек с семилетним опытом работы в перевозках не смог назвать ни одного места и ни одной улицы, куда он регулярно возит людей. И всем все стало очевидно», – говорит Репика.

На семь месяцев, Репика, как она описывает, перешла в «ночной режим». Она вспоминает, как однажды заснула за компьютерным столом во время подготовки к прениям: «Прения – это такая штука, ты их пишешь и не можешь остановиться, потому что хочется и это, и то добавить. Когда я дописывала прения, я взглянула в окно и долго не могла сообразить, кто светит в окна фонариком. А оказалось, это уже светало», – говорит она добавляет, что на всех встречах с мужем просила его беречь свое здоровье – «все остальное мы вместе пройдем».

Записи Репики Ахтемовой во время судебных слушаний«Не может человек столько не помнить, если у него есть голова» – Адиле Ахтемова

Судебное заседание 21 февраля было первым заседанием, на которое попала Адиле Ахтемова. Она вспоминает, что когда ее пригласили в зал суда – она прошла мимо судей и села на место слушателей, не понимая, что сейчас будет ее короткий опрос в качестве будущего общественного защитника супруга Азиза. Адиле рассказывает, что самым важным для нее было то, что она наравне с адвокатами может посещать мужа в СИЗО. Говорит, что иногда, для того, чтобы попасть в изолятор, приходилось ночевать под зданием.

«Первый раз я заходила в СИЗО без адвоката: у нашего адвоката не получалось, и я пошла сама. Если честно, сначала казалось, что там целый лабиринт: Левиза Джелял (жена Наримана Джелялова – КР) записала мне с десяток голосовых сообщений, чтобы я не заблудилась внутри здания и прошла туда, куда необходимо. Я буквально шла по ее подсказкам. Осознание того, что после такого долгого времени мы могли просто поговорить с Азизом – это было невероятно», – описывает свой первый поход в СИЗО Адиле.

Адиле Ахтемова с дочкой

Адиле рассказывает, что больше всего ей запомнился допрос понятого Михаила Ежикова в суде: «Он практически на все вопросы говорил: «Не помню» и это было настолько странно. Ну не может человек столько не помнить, если у него есть голова».

Ежиков присутствовал при обыске в доме у Асана Ахтемова. Согласно сказанному в суде, Михаил Ежиков сообщил, что на данный момент является оперативным сотрудником ФСБ, где работает с января 2022 года. А документы на трудоустройство в ведомство ФСБ он отправил в «январе-феврале 2021 года», за 9 месяцев до того, как Нариман Джелялов и братья Ахтемовы были арестованы.

Согласно российскому законодательству, люди, которые имеют отношение к правоохранительным органам не могут выступать в роли понятых. На следующий день допроса Михаила Ежикова он резко изменил свои показания: «Вот вчера, потому что коллегия адвокатов мне слишком много вопросов задала, я немножко не сориентировался. Документы я начал подавать, это был или октябрь или ноябрь 2021 года, я вам точно дату не скажу. А в январе-феврале 2021 года я только интересовался, в какие подразделения можно устроиться, документы не подавал».

Адвокат Рефат Юнусов поинтересовался, имеет ли свидетель доступ к информации с повышенным уровнем секретности и, когда Ежиков ответил утвердительно, адвокат сообщил, что считает показания свидетеля ложными. Согласно его информации для того, чтобы попасть на работу в подобные структуры, проверка кандидата длится около года, а четырех месяцев для этого недостаточно.

Адвокат Рефат Юнусов

Несмотря на возражения стороны защиты, показания свидетеля суд не исключил из материалов дела. И во время второго допроса Ежикова, рядом с ним стоял следователь Виталий Власов , который также отвечал на вопросы.

Адвокат Николай Полозов отмечает – подобная история в суде случилась в его практике впервые.

«Это не перекрестный допрос, а нарушение. Оно состоит в том, что по закону свидетели допрашиваются отдельно друг от друга, а их допрашивали вместе, они могли слышать ответы друг друга и выбирать нужную им версию», – сообщил Полозов .

Николай Полозов

Адиле Ахтемова, пересказывая историю допроса Ежикова, называет все сказанное «лепетом и ложью». Со слов Ахтемовой, Азиз не питает никаких надежд на оправдательный приговор: «Нас просто привезут, дадут срок и увезут. А дальше оно как-то будет» – передает слова мужа Адиле.

«Поспала больше четырех часов» – Левиза Джелялова

По подсчетам адвокатов, за 35 заседаний в ходе рассмотрения дела «о подрыве газопровода», суд отклонил более 100 ходатайств. Левиза Джелялова была уверена, что ходатайства о допуске ее в качестве общественной защитницы будет тоже отклонено.

«Мы, конечно, очень волновались. Я помню, как разнервничался Нариман, когда я зашла в зал суда и меня начали опрашивать у трибуны», – вспоминает Джелялова. И рассуждает о том, что основной причиной, по ее мнению, почему жен подсудимых допустили в процесс, стало то, что они автоматически не могли быть свидетелями со стороны защиты: «Мне кажется, мы – жены должны были быть ключевыми свидетелями со стороны защиты тех следственных мероприятий, которые проходили в наших домах».

Нариман Джелялов на одном из собраний Крымской солидарности в 2018 году

Левиза объясняет, что если коротко описывать процесс, единственное доказательство из-за которого прокурор Роман Лобов запросил для мужа 15 лет лишения свободы – то, что в телефонной книге телефона Наримана Джеляла был записан номер Ризы – человека, который по версии стороны обвинения, курировал подрывом газовой трубы в Перевальном.

«Нам не предоставили распечатки билинговых звонков, даже этого сделано не было», – говорит Левиза.

Она добавляет, что была поражена поведением некоторых свидетелей в судебном процессе: «Некоторые приходили, с таким нахальством и пренебрежением смотрели на сторону защиты, особенно когда мы пытались задавать вопросы. Я помню блок свидетелей, местных жителей из Перевального, и там прямо видно, что это – простые люди, они живо реагируют, спокойно отвечают, они даже если забыли что-то – ты им веришь».

Левиза Джелялова с дочкой

Среди самых сложных допросов Левиза отметила допросы: свидетелей Михаила Ежикова, следователя Антона Панина и адвоката по назначению Олега Глушко , который склонял к сотрудничеству Асана Ахтемова и «не заметил» факта пыток над Ахтемовым, о чем тот заявил в суде.

Левиза рассказывает, что самым сложным было надолго оставлять детей: «Я такая мама-клуша, которая по каждому чиху и пуку бежала сразу же что-то лечить. И тут я более чем на полгода «выпадаю» из дома фактически, и присутствую там только физически. Мне, конечно, родственники очень помогали, и старшие дети смотрели за младшими. Я читала и изучала все ночами. Помню, как поспала первый раз за много дней подряд, чуть больше четырех часов. Это было так здорово! Что-то из прошлой жизни», – смеется Левиза.

Сразу же после заседания команда адвокатов заявила, что намерена подавать апелляционную жалобу на вынесенный приговор. Общественные защитницы поддержали это решение.

Ранее лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев заявил в интервью , что намерен обсудить с президентом Турции Реджепом Эрдоганом вопрос освобождения Джеляла из российского заключения.

23 августа участники второго международного саммита «Крымская платформа» призвали Россию немедленно освободить Наримана Джеляла и всех крымских политузников.

В сентябре 27 членов Парламентской ассамблеи Совета Европы из семи стран-членов СЕ поддержали декларацию Верховной Рады Украины о «Длительных политических преследованиях крымских татар на оккупированных территориях Украины», среди них Эстония, Латвия, Германия, Дания, Азербайджан и Польша. Документ приурочен к вынесению приговора Нариману Джелялу и братьям Ахтемовым.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/. ​ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Дело о «диверсии на газопроводе» в селе Перевальное

3-4 сентября 2021 года в Крыму российские силовики провели обыски и задержали пять человек, в том числе крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла (Нариман Джелялов по документам – КР). 6 сентября в Крыму арестовали четырех задержанных: братьев Азиза и Асана Ахтемовых , их отца Эскендера и еще одного сына Эскендера Арсена Ахтемова . Также подконтрольный Кремлю Киевский районный суд арестовал крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла. Он отрицает все обвинения в свой адрес.

7 сентября 2021 года российское государственное агентство ТАСС со ссылкой на ФСБ России сообщило, что задержанные «по подозрению в совершении диверсии на газопроводе в Крыму 23 августа этого года дали признательные показания». По этим данным, на «видео допроса двоих из них, распространенного ФСБ, мужчины подробно рассказали, от кого получали инструкции и как устроили подрыв газопровода в селе Перевальное».

При этом в ФСБ России утверждают, что «диверсия была организована Главным управлением разведки (ГУР) Министерства обороны Украины».

Главное управление разведки Минобороны Украины рассматривает обвинение ФСБ России как «целенаправленную провокацию».

Нариману Джелялу грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Российские власти обвинили его в совершении диверсии в составе организованной группы по п. «а», ч. 2 ст. 281 УК России, а также по ч. 4 ст. 222.1 УК России – незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка, пересылка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств в составе организованной группы. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

Власти Украины связывают задержания и аресты крымскотатарских активистов с саммитом «Крымской платформы», который прошел 23 августа.

Бывший омбудсман УкраиныЛюдмила Денисова обратилась к Верховному комиссару ООН по правам человекаМишель Бачелет в связи с арестами, которые произошли в Крыму.

После информации об обысках и задержаниях 3-4 сентября 2021 года у активистов в КрымуПрокуратура АРК и Севастополя сообщалаоб открытии уголовных производств.

Предыдущая «Зимой могут призвать до 150 тысяч человек». Новые законы РФ о мобилизации – что приготовил Путин
Следующая Письма крымчан: Крым и новые «типа референдумы»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.