«На армию деньги будут, а у крымчан заберут». Как отразится на экономике России всемирный отказ от углеводородов


Полный отказ от углеводородов к 2050 году обойдется странам мира в $140 трлн, или 3% мирового ВВП в год, заявил глава российского «Сбербанка» Герман Греф. По его мнению, к этому сроку падение энергетического экспорта России может составить более $190 млрд. Греф рассказал, что для достижения углеродной нейтральности две трети мировой энергии необходимо добывать из возобновляемых источников. В числе возможных последствий для России он назвал падение энергетического экспорта на $179 млрд к 2035 году и на $192 млрд – к 2050 году.

Как цена на нефть и газ влияет на экономику России? Как рост цен на энергоносители стимулирует экспансионистскую политику Кремля? Как Россия использует энергоносители в качестве оружия? И как снижение зависимости мировой экономики от углеводородного топлива повлияет на способность России удерживать оккупированные территории?

Эти и другие актуальные темы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Крымский вопрос» обсудили ведущий Александр Янковский и его собеседники: российский экономист, советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие-брокер» Сергей Хестанов, глава украинского Бюро комплексного анализа и прогнозов, эксперт по вопросам энергетики Сергей Дяченко, украинский политолог Олег Лисный, российский политтехнолог, бывший аналитик партии «Единая Россия» (Израиль) Леонид Власюк.

Падение доходов россиян на 14 % может произойти не к 2050 году, когда страны планируют прийти к финальной стадии процесса декарбонизации (отказ от определенных видов топлива, в том числе угля, нефти и газа для снижения количества выбросов в атмосферу и смягчения последствий изменения климата – ред.), а гораздо ранее – к 2035 году. Такие прогнозы сделал глава российского «Сбербанка» Герман Греф в ходе сессии «Готова ли Россия к глобальной ESG-трансформации?» в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ) в России. Трансляцию этого форума проводило российское издание РБК.

По подсчетам аналитиков «Сбербанка», возможные потери для энергетического экспорта России к 2035 году достигнут 179 млрд долларов. При этом производство нефти и газового конденсата к 2050 году упадет на 72%, газа – на 52%, энергетического угля – на 90%. Суммарный потери российского бюджета уже к 2035 году могут составить около 5 триллионов рублей. Это потери российского бюджета от нефтегазовых доходов.

«Европейский Союз принимает соответствующее регулирование, для нас уже начнутся первые последствия. Что значит достижение мировой углеродной нейтральности? Это коснется не только энергетиков и областей промышленности, где высокий углеродный след, но и повлияет на повседневную жизнь каждого человека. Мы должны будем более быстро внедрять все, что касается экономии: системы «умного дома», автоматизации освещения, отопления и так далее. Мы должны поменять свое поведение», – цитирует Германа Грефа российское информагентство ТАСС.

Сценарий падения доходов россиян исключить нельзя, такое мнение в эфире Радио Крым.Реалии высказал российский экономист, советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие-брокер» Сергей Хестанов . Однако, по его словам, сроки и темп падения доходов предсказать сложно.

– Нужно учесть, что подобные модели, которые ставят целью спрогнозировать показатели, будут не очень устойчивы. С одной стороны, большинство экономик взяли курс на снижение [выбросов] парниковых газов, но с другой стороны, процесс реформации – в самом начале и пока не ясно с какими темпами он пойдет. Скорее всего, в далеком будущем доходы россиян упадут, но дату этого падения назвать нельзя. У российского бюджета есть палочка-выручалочка – ослабление рубля. Беда в том, что около трети потребительской корзины каждого россиянина – это валютные товары и когда происходит ослабление рубля, понятно, как оно сказывается на ценах.

Глава правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков заявил в рамках форума о том, что сценарий быстрого перехода к низкоуглеродной экономике пока нереалистичен, но ситуация быстро меняется вместе с развитием технологий, поэтому нефтяникам нужно быть готовыми к разным сценариям энергоперехода.

«Нам всем придется столкнуться со снижением качества жизни и, если развитые страны к этому готовы, то в некоторых развивающихся странах, отказаться от дешевой электроэнергии в пользу дорогой будет достаточно сложно», – говорит Дюков.

О том, какое будущее ждет российскую экономику после отказа ведущих стран мира от ископаемого топлива на Восточном экономическом форуме рассказал заместитель министра энергетики России Павел Сорокин .

«Недра нашей страны несут несколько положительных эффектов: инвестиции, которые дают рабочие места, создают города, позволяют нам социалку тянуть и рента, которая частично изымается государством и эти деньги государство вкладывает в другие сектора, занимается другими вещами, частично рента идет компаниям для реинвестиций. Вот эта рента будет снижаться. Это значит, что то количество денег, которое нам будут давать природные ресурсы, будет меньше. Себестоимость будет расти, инвестиционную составляющую мы можем сохранить, но тот кусок пирога, который мы можем разделить между государством и бизнесом, будет уменьшатся», – отметил заместитель министра энергетики России Павел Сорокин.

В то же время специальный представитель президента России по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс , выступая на сессии Восточного экономического форума «Экономика нового времени: что изменится и что сохранится» заявил, что стратегия развития угольной промышленности России неработоспособна в условиях, когда Китай принял решение сократить потребление угля.

«Китай объявил климатическую нейтральность, запустил углеродную биржу крупнее, чем европейская, Китай пересмотрел свою политику. У нас есть в стране угольная стратегия, разработанная при активном участии Сибирской угольной энергетической компании до 2035 года. Основу стратегии составляет рост экспорта угля в Азиатско-Тихоокеанском регионе и прежде всего в Китае. Китай – крупнейший рынок угля, необъятный, гигантский, сооружаются новые угольные станции – давайте экспортировать туда, писали мы в стратегии, утвержденной год назад. Теперь берем в руки факты: заявление Си Цзиньпина (глава КНР – КР) 22 апреля этого года на глобальном климатическом саммите. Цитирую по памяти, но за смысл ручаюсь: с этого, 2021 года Китай берет под жесточайший контроль любой прирост объема потребления угля, а с 2025 года Китай начинает сокращение абсолютного объема потребления угля в стране. Наша стратегия провалилась, она неработоспособна, она не может быть реализована в этой ситуации», – сказал он.

Глава украинского Бюро комплексного анализа и прогнозов, эксперт по вопросам энергетики Сергей Дяченко в эфире Радио Крым.Реалии высказал мнение, что России нужно адаптировать производства и экономику под новые условия.

– Есть нормативы по «грязности» производства, выбросам для производства той или иной продукции, если эти нормативы превышают, то, при поставке этой продукции в страны ЕС, поставщики будут выплачивать налог. Эксперты определили, что российский газ – самый грязный с этой точки зрения, видимо, играют роль особенности месторождений и технологии добычи. Российский газ станет дороже и будет менее конкурентоспособным. Высокая цена на российский газ сегодня – это стимулирование введения «Северного потока–2». Произошел ряд подозрительных аварий на Сибирских месторождениях, таким образом демонстрируется, что там выработанные месторождения и изношенная аварийная инфраструктура. Это искусственно созданная ситуация, украинские аналитики год назад говорили, что в момент решения вопросов о вводе «Северного потока–2», следует ожидать повышения аварийности на сибирской инфраструктуре: это та инфраструктура, которая передает газ через украинскую газотранспортную систему.

Глава ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков заявил, что уже сейчас российские компании могут больше внимания обращать на не топливное применение нефти и газа, а также на водородную энергетику.

«Мы должны быть готовы к реализации жестокого сценария, но при этом мы не должны раньше времени прекращать инвестиции в углеводороды. Правильным подходом для нефтяных компаний будет наличие такого гибкого подхода, который позволит нам оперативно реагировать на текущую рыночную ситуацию и на то, что будет происходить в области декарбонизации», – сказал Дюков.

Украинский политолог Олег Лисный в эфире Радио Крым.Реалии отмечает определенную зависимость между ростом цены на российскую нефть и поведением России во внешней политике

– Нефть растет – Россия кого-то оставит, кого-то накажет. В этом смысле соседним с Россией странам не повезло с месторасположением, нужно быть начеку. Россия вкладывает свои деньги в автомат Калашникова, которым грозит соседям. Поэтому я не связываю будущее России исключительно с энергоносителями. Будет играть роль и аппетит этой страны в геополитическом плане. Россияне содержат территории своего присутствия, но все их нужно на что-то содержать, чему не способствует дыра в бюджете. Конечно, последней упадет армия и пропаганда, на это деньги будут, а вот, например, у крымчанина заберут, не будут платить пенсии и Приднестровью.

Глава «Сбербанка» Герман Греф в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ) в России описал будущее России при введении стратегии Net Zero по достижению нулевых чистых выбросов углекислого газа.

«Основные шесть рисков «зеленого перехода», которые мы видим для России: падение экспортной выручки, сокращение занятости, проблемы моногородов, потенциальная утрата лидерства в мировой энергетике, потеря бюджетных доходов, потенциальные проблемы, которые могут возникнуть при отсутствии трансформации у энергетических компании и их возможное банкротство», – заявил он.

Российский политтехнолог, бывший аналитик партии «Единая Россия» (Израиль) Леонид Власюк в эфире Радио Крым.Реалии подчеркивает недальновидность экономической стратегии российских чиновников.

– У российских чиновников есть главная задача – сохранить действующий режим как можно дольше, их не волнует, что будет в 2050 году. Скорее всего, их до этого дня не будет, и серьезного отношения к вопросу декарбонизации нет. Люди привыкнут, что денег будет постепенно становиться меньше, прав будут лишаться. Для того, чтобы менять экономику, власти должны быть в этом заинтересованы, но этого не происходит в России. Путин у власти 21 год, за это время, при этих ценах на газ и постоянном сокращении населения, можно было сотворить что-то невероятное с экономикой. Можно было бы и дороги из золота сделать, но деньги разворованы, падает уровень образования, школы закрываются, медицина ухудшается. Вероятно, просто будут больше брать налог с оставшихся в живых россиян.

Справка:

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в 2020 году заявил, что «международное сообщество должно добиться полной декарбонизации мировой экономики к 2050 году, ввести налог на выбросы углерода и укрепить меры по адаптации к последствиям изменения климата, иначе катастрофы не избежать». По его словам, Европейский союз, Великобритания, Япония и Республика Корея, а также еще более 110 стран обязались достичь углеродной нейтральности уже к 2050 году, Китай заявил, что сделает это до 2060 года. Гутерриш подчеркнул, что «каждая страна, город, финансовая организация и компания должны принять планы по выходу на нулевой баланс выбросов».

Предыдущая Керчь превратилась в город мертвых фонтанов (фото)
Следующая «Загорали на пляже – оказались в земле»: как туристы гибнут у крымских берегов

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *