«Надежды на блицкриг бесповоротно ушли в прошлое». Что показал закрытый соцопрос в России


В соответствии с закрытым социологическим опросом, проведенным в конце июня, предположительно, по заказу администрации президента России, 30% респондентов высказались за немедленное прекращение войны в Украине, а еще 13% затруднились с мнением по этому вопросу, сообщают СМИ.

При этом в возрастной группе от 18 до 24 лет против войны выступают больше половины – 56%. Тем не менее сторонники войны в общей массе преобладают – 57%. Причем, чем старше респонденты, тем они агрессивнее (среди тех, кому за 60 лет, боевые действия поддерживают 72%).

О трендах в российском общественном мнении в контексте войны в Украине Русская служба «Голоса Америки» поговорила с научным руководителем «Левада-центра», доктором философских наук Львом Гудковым .

– Лев Дмитриевич, можно ли сегодня, в том числе с учетом упомянутого выше исследования, сказать, что лед начал трогаться в смысле общественных настроений?

– Пока об этом говорить рано. К тому же я не могу проверить эти цифры, как они получены. Но характер распределения мнений по социальным группам действительно очень похож на те данные, которые мы получали все последнее время. Молодежь, жители крупных городов, образованная публика не хотят продолжения войны и негативно к ней относятся. Это примерно от четверти до 30 процентов. Но основная часть, больше половины, по-прежнему считает, что нужно продолжать войну, и уверена в безусловной победе России, учитывая, в частности, разность военного потенциала двух стран. Это преимущественно население консервативное, бедное, живущее в провинции и наиболее зависимое от пропаганды, прежде всего от телевидения. Оно идентифицирует себя с государством и полностью зависит от того, что навязывает ей телевидение и другие подконтрольные Кремлю СМИ. Никаких негативных сведений из зоны боевых действий эта часть населения не получает. Поэтому она живет, слепо следуя барабанной великодержавной риторике, которая идет со всех каналов, в условиях полной информационной изоляции, когда практически все альтернативные и доступные источники информации исчезли. Люди формируют представление о том, что происходит в Украине, исключительно из пропагандистских источников: пресс-релизов министерства обороны, крикливых ток-шоу Соловьева и других штатных пропагандистов.

Лев Гудков, научный руководитель «Левада-центра», доктор философских наук

– А затяжка «спецоперации» никак не влияет на сознание людей?

– Если и есть какие-то изменения (в общественном сознании), то они сводятся к двум вещам: ослабление интереса к тому, что происходит в Украине, особенно среди тех, кто негативно относится к самой войне – молодежи и критически настроенных к нынешнему режиму людей. У них возникает ощущение абсолютной беспомощности, и в качестве психологической защиты они как бы закрываются от поступающей информации. Также мы фиксируем, что надежды на блицкриг бесповоротно ушли в прошлое и усиливается представление, что война будет продолжаться неопределенно долго – во всяком случае, больше, чем несколько месяцев, а возможно, и дольше года. Именно эта категория сомневающихся и впервые задумавшихся о происходящем начинает расти.

– Насколько верно, что наиболее сильно поддерживают войну люди старшего поколения, и чем это вызвано?

– Это абсолютно точно. Если судить по нашему июньскому опросу, то среди молодежи 38% негативно относятся к войне, а среди людей пенсионного возраста – только 9%. Тем не менее пожилые люди с гораздо большим вниманием продолжают следить за тем, что происходит в Украине, исходя из полученной из телевизора информации, разумеется. Почему это так – потому что им навязали представление или глубокое убеждение, что в Украине к власти пришли нацисты. Они поддерживают эту войну именно как войну с фашизмом. Им внушили эти представления, и соответственно именно это является главным основанием для их поддержки этой войны. У остальных групп респондентов речь идет не столько об одобрении войны, сколько об отсутствии воли к сопротивлению – этакие «пофигизм» и равнодушие.

– Чем, по-вашему, можно объяснить стабильно высокую поддержку войны основной массой населения и одновременно усиление массовых репрессий в отношении несогласных с курсом Кремля?

– Первое связано с продолжением информационной политики, нацеленной на искажение реального положения вещей и манипуляцию массовым сознанием. Цель второго явления – подавить или устрашить самым серьезным образом всех несогласных, нарочито очень жестко и произвольно карая блогеров, журналистов и прочих выступающих с протестами. Недовольство граждан, испытываемый ими ужас от войны, естественно, тоже присутствует в настроениях граждан. Но эти чувства очень аморфные и диффузные. Они не ведут к активным действиям. Те, кто хоть как-то задумывается о происходящем, находятся в состоянии полного безволия и апатии. Причем, замечу, это все-таки касается лишь примерно четверти населения.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrpkgnypwwuyim.azureedge.net/ . Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Седьмой пакет санкций не за горами: в ЕС уже обсуждают перечень ограничений против рф
Следующая «Надежды на блицкриг бесповоротно ушли в прошлое». Что показал закрытый соцопрос в России

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.