«Наказывать некого, все начальство в Украине». Как российских срочников делают контрактниками для войны


По данным британской разведки, сейчас Россия стремится создать дополнительные боевые подразделения для развертывания в Украине. Вполне вероятно, что для формирования так называемых «третьих батальонов» в составе бригад, которые зачастую не укомплектованы полностью, будут привлекать призывников или мобилизованных резервистов. Корреспондент Север.Реалии поговорил с матерью срочника, которого удалось вернуть с фронта.

По официальным российским данным, на территории Украины срочников сейчас нет. Властям, впрочем, пришлось признать, что всё же солдаты срочной службы там были и даже попали в плен – 9 марта об этом рассказал официальный представитель Минобороны России, генерал-майор Игорь Конашенков . За несколько дней до этого президент России Владимир Путин заверял, что в «спецоперации» (так в России называют полномасштабное военное вторжение в Украину — КР) участвуют только контрактники.

Официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков

Военный прокурор Западного округа Артур Егиев заявил, что не менее 600 соолдат срочной службы, что не менее 600 солдат срочной службы привлекались к военным действиям в Украине. По его словам, «около 12 офицеров» за это наказали, а срочников быстро вернули в Россию. 6 мая бывшая замглавы Россотрудничества Наталья Поклонская встречалась с матерями российских военнослужащих, чьи сыновья попали в Украине в плен. Поклонская сообщила, что среди участниц встречи были и матери срочников, чьи дети «вопреки указанию верховного главнокомандующего Владимира Путина были отправлены в Украину, до сих пор оттуда не вернулись».

Корреспондент Север.Реалии пообщался с матерью одного из срочников, который в начале «спецоперации» оказался в Украине. В конце марта его вернули в военную часть. Мы изменили имя солдата по просьбе его матери: «У него такая часть – можно ожидать чего угодно», – говорит она.

«1000 долларов в сутки»

18-летний Кирилл родом из небольшого городка Малая Вишера, что в 100 км от областного центра, Великого Новгорода. Живет там сейчас немногим больше 10 тысяч человек. Работать в Малой Вишере, кроме Октябрьской железной дороги и магазинов, особо негде. Народ массово уезжает в Петербург: кто насовсем, кто работает вахтами, а кто-то даже ездит в Питер и обратно на электричке каждый день. Некогда крупный стекольный завод, который обеспечивал весь Советский Союз стеклом для кинескопов и ёлочными игрушками, сейчас работает в очень небольших объёмах.

Кирилл бросил местное ПТУ, где учился на слесаря подвижного состава, и в декабре прошлого года его призвали в армию. Он попал в военную часть 34670, что базируется в городе Валуйки и поселке Сопоти Белгородской области – в 30 км от украинской границы.

– Он мне еще перед армией говорил: «Ты не переживай, год быстро пролетит», да и вообще, мол, «я полгода прослужу и подпишу контракт». Но я ему сказала: «Никаких контрактов. Мне бы этот год как-нибудь пережить», – рассказывает 39-летняя Екатерина .

Малая Вишера, Новгородская область

По всему видно, она считает сына ещё не вполне взрослым: рассказывая, чаще всего называет его «ребенок», а иногда и вовсе использует местоимение «мы».

– Когда Конашенков объявил, что срочники в плену, я знала, что мой ребенок должен быть на границе, – вспоминает Екатерина. – Я стала бить тревогу, так как он уже неделю на связь не выходил, 23 февраля он мне сказал, что, мол, мы продвигаемся ближе к границе, и все. И я позвонила в военкомат в Чудово, попросила, чтоб мне нашли моего ребенка. Они сделали запрос в часть, оттуда пришел ответ, что якобы мой ребенок 4 февраля подписал контракт, хотя он не собирался этого делать, у нас с ним был разговор на эту тему, и не один раз, чтоб никаких контрактов, и тем более, отслужили мы всего два месяца… Нас призвали в декабре, а в феврале отправили туда. Я стала звонить в военную прокуратуру города Курска, так как наша часть относится к ней, там написала заявление. Оказывается, там было не одно мое заявление, многие мамочки писали. 12 марта мне ребенок позвонил сам, сказал, что он находится в Украине. В каком регионе – он не говорил, он только сказал: «Мамочка, я живой, ты не переживай». Я у него спросила быстро про контракт, он сказал, что никакого контракта не подписывал. Слава богу, в плену он не был, на территорию Украины их вывезли обманом. На словах им пообещали, что они будут получать тысячу долларов за день, но в итоге даже 53 доллара за день мы так еще не получили – это боевые которые. Боремся с частью до сих пор, не знаем, оплатят, не оплатят. Эти липовые контракты уже аннулированы.

В России Кирилл оказался только 31 марта – вопреки заявлениям властей, что все срочники в «кратчайшие сроки» были переброшены на родину.

– Мы обрывали телефоны и Минобороны, и прокуратуры города Курска, и Санкт-Петербурга (главная военная прокуратура Западного округа там находится), в общем, куда только ни писали письма, – рассказывает Екатерина. – Обращалась в управление по правам человека, к Москальковой. Периодически сын выходил на связь. Числа с 15-го, что ли, их стали вывозить, но мой ребенок приехал оттуда только 31 марта, и то, когда он мне последний раз звонил, я ему сказала: «Сына, ты ни за что не бойся, просто приходит машина за вами – ты садись внаглую, прям даже не переживайте, вам никто ничего за это не сделает, потому что вы срочники». А то начальство вечно только обещаниями и завтраками кормит. Ну, и 31 марта вечером он мне позвонил и сказал, что он в России.

По словам Екатерины, тот факт, что контракты были поддельными, подтвердила военная прокуратура, сличив почерки ребят и подписи на бумагах. К тому же её Кирилл при всём желании не мог стать контрактником – он окончил всего 9 классов, а военнослужащий контрактной службы должен иметь среднее специальное или высшее образование.

Однако за липовые контракты никто не ответил, уверяет мама срочника.

– Наказывать некого, – утверждает Екатерина. – Все начальство в Украине. Люди, которые все это сделали, – они все там.

«Ели, что подстрелят в лесу»

В части, куда попал Кирилл, в целом обеспечение очень плохое. Кормят ужасно – как рассказывал маме Кирилл, есть почти ничего невозможно, он даже заработал болезнь желудка, и матери пришлось около двух месяцев добиваться, чтобы его показали врачу.

– Я добилась, чтоб его подлечили. Вот и добилась, что подлечили и отправили в Украину, – горько усмехается она.

В Украине со снабжением было еще хуже. Коробочки с сухпайком солдатам привозили не каждый день. Иногда одна коробочка приходилась на несколько человек. А иногда еды не было совсем.

– Бывало, что и снег ели два дня, без еды сидели, – говорит Екатерина. – А так, кто в лесу обитает, того стреляли и варили себе суп.

Вернувшимся из странной «командировки» срочникам выдали сменную форму только через два или три дня.

– Он мне звонит: «Я не надену. Тут дырка на дырке, и дыркой погоняет». Я ему послала денег и говорю, мол, иди в Военторг, у них на территории части он есть, и в городе, от которого десять минут езды, и вот он сам купил ее себе. Форма стоила четыре тысячи, – рассказывает Екатерина.

Стекольный завод в городе Малая Вишера, Новгородская область

О том, что конкретно происходило на территории Украины, Кирилл маме почти не рассказывал. Во-первых, особенной возможности для этого нет, а во-вторых, по словам Екатерины, «она не хочет нервировать ни себя, ни его». Единственное, что она знает точно: её сын видел там не одну смерть.

– Потери были, – говорит мать солдата. – Потерь было много. Он сам лично видел. Мы с ним немного поговорили, когда приезжали к нему. И я знаю некоторых мамочек, у которых дети погибли… Мой ребенок был там вместе с одним срочником и одним контрактником… Они оба погибли. Одного он даже нес на себе уже мертвого. Переживал очень. Надеюсь, все это как-то со временем забудется. Хотя, наверное, никогда такое не забудется…

Она не знает, что сам Кирилл думает о «спецоперации» – нужна ли она и какова ее цена: это они тоже не обсуждали. Сама Екатерина, до этого отвечавшая на все вопросы по-боевому, в этот момент теряет уверенность:

– Ну, людей, конечно, жалко, которых обстреливали восемь лет… – размышляет она. – Не знаю, там политика… Грубо говоря, политика. Как сказать-то… С одной стороны, нужна была эта спецоперация, с другой – просто гибнут люди. Не знаю, что еще сказать. Это только чисто политика, и больше ничего хорошего.

Корреспондент Север.Реалии попытался связаться и с другими матерями срочников, чьих детей привлекли для участия в «спецоперации». Но они наотрез отказались общаться с журналистом.

Обращения уполномоченного по правам человека Санкт-Петербурга Светланы Агапитовой по поводу солдат-срочников на фронте

9 мая телеграм-канал «Ищи своих» опубликовал целую серию писем региональных уполномоченных по правам человека из Новгородской области и Санкт-Петербурга в адрес военного прокурора Западного военного округа Артура Егиева и командующего войсками Западного военного округа Александра Журавлева с просьбой провести проверки и выяснить, как призывники превращаются в контрактников и оказываются на фронте. Была ли проведена такая проверка и чем она завершилась, в военной прокуратуре Западного военного округа не смогли сообщить оперативно. Корреспондент Север.Реалии направил письменный запрос в надзорное ведомство с просьбой рассказать о результатах проверки.

После того как об участии срочников в т. н. «специальной военной операции» стали сообщать СМИ, власти оперативно отчитались, что все срочники в «кратчайшие сроки» были переброшены на родину. Вернуть солдат помогала уполномоченная по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова, подтвердил корреспонденту Север.Реалии новгородский омбудсмен Анатолий Бойцев .

– Я встречался с матерью. К этому времени, благодаря вмешательству российского уполномоченного Татьяны Москальковой, всё уже вернули на круги своя, – комментирует Бойцев историю Екатерины и ее сына из Малой Вишеры. – До этого мы проконсультировали мать и отправили письмо на Москалькову, и призывника развернули.

По информации Бойцева, военная прокуратура привлечет к ответственности около 15 офицеров, которые причастны к незаконной отправке срочников на войну в Украину.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymruwyjwarfvoia.azureedge.net/ Также следите за основными новостями Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Наказывать некого, все начальство в Украине». Как российских срочников делают контрактниками для войны
Следующая «Крымчанам придется затянуть пояса». Удар по буровым платформам в Черном море и «трибунал» по-крымски

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.