«Народ осмелел и будет выходить дальше»: как казахстанцы оценивают события в стране


Протесты и массовые беспорядки в Казахстане, начавшиеся в начале января, оставили живущих там без связи с родными в России. В российских же городах застряли казахские студенты и туристы. Из-за отключения интернета и перебоев с мобильной связью людям приходится искать нестандартные пути и технические решения. Спасает взаимовыручка – в сети появились специальные волонтерские чаты, где помогают созвониться с семьей и поддерживают казахстанцев, которые не могут вернуться на родину из-за отмены авиасообщения, пишут Север.Реалии.

В списке волонтёрского проекта «Бауырмен Байланыс» («Связь с родным человеком»), который помогает связываться с родственниками и близкими в Казахстане, пять тысяч имен. У проекта есть телеграм-канал и аккаунт в инстаграме, и там множество подсказок, через какие приложения можно связаться с родными, если обычные звонки не проходят, а интернет-связи нет.

Кунекей Нурлан

Группу создала финансист Кунекей Нурлан из Алматы. У нее своя консалтинговая компания, она ведет блог об управлении финансами и учит подписчиков финансовой грамотности. Все свои данные Кунекей хранила в облачном сервисе. Когда Казахстан отключили от интернета, работа приостановилась, рассказывает она корреспонденту Север.Реалии.

Вместе с мужем Кунекей Нурлан скачала всевозможные приложения для VPN и меняет их по очереди, чтобы оставаться на связи с родными. Они стали помогать знакомым отыскивать родственников, позже к ним присоединились и добровольцы. «Волонтеров сейчас в работе 263 человека», – говорит Нурлан. Финансовой помощи семья не просит, кроме пополнения телефонных счетов волонтеров, чтобы те могли продолжить обзванивать людей.

– Психологически тяжело общаться с людьми, все в стрессе, люди реагируют по-разному, но много благодарностей. Сейчас в Алматы в моем районе все тихо, хорошо, продукты есть, – рассказывает Нурлан. В последние дни она публиковала в соцсетях «сводки» о том, что происходит в ее спальном районе: в магазинах кончился хлеб, слышны выстрелы, на улицах города разрушения.

Ее телеграм-канал – один из первых чатов взаимопомощи, где есть списки желающих помочь жильем, довозом или хотя бы одеждой и лекарствами. Подобные группы стали появляться 6–7 января.

Дизайнер Марина из Казахстана живет в Санкт-Петербурге и вписала свое имя в список готовых помочь 7 января, сразу же, как только появилась такая возможность. В первый день реальных обращений не было, писали только мошенники, «которые нажираются на людской боли», говорит она. Ночью к Карине обратился за помощью студент Сергей, которому родители из-за митингов не смогли отправить из Казахстана деньги на билет, и он остался на улице.

– Сергей снимал общежитие, на каникулы оплату не внес, – рассказывает Марина корреспонденту Север.Реалии. – Родители сказали сдать общагу на период каникул, взять билет на поезд и ехать домой. В этот же день начались митинги: он остался на улице, родители так и не смогли выслать денег. Онлайн-банк не работает, три дня по подъездам. У меня есть собственное жилье и есть возможность оказать помощь. Наши соотечественники не виновны в этих непонятных играх власти: кто там кого свергает и вводит этих террористов. Если у меня есть возможность помочь, есть машина и жилье, еда и лекарства, я, конечно, оставлю все свои контакты везде, где только можно. У меня квартира 65 метров, я могу разместить человек десять и сгонять в аэропорт за ними. Но пишут в группах, что люди не выходят из здания аэропорта, чтобы им предоставили новые билеты или что-то вроде того.

Вечером 8 января Марина приняла семью из четырех человек – мама, пама и двое детей, четырех и семи лет. До этого они сутки спали в аэропорту – больше им негде остановиться на время длинной пересадки между рейсами. Они рассказали, что нашли ее контакты в чате взаимопомощи: «Говорят, не все в таблице готовы принять четырех человек сразу».

Беспорядка в Алматы, 5 января

У Марины в Актобе мать и родной брат, дозвониться до них удалось только благодаря чатам, где описываются работающие способы связи. При первой возможности ее родители постараются приехать на автомобиле в Оренбург, а оттуда внутренним российским рейсом до Петербурга.

– В Астане у родственников есть свой бункер, и они нам двоюродные, их планы пока неизвестны, – говорит Марина. – Жду еще связи с Алматы, чтобы как-то перевести сюда, уж там точно мы своих не оставим. Если честно, людей спасет коррупция, мы же все понимаем: выедут те, кто сможет, через знакомых таможенников. Вот и думайте, какая у нас страна… В Актобе аким (губернатор) сразу вышел к народу, и полиция пусть и не сразу (были видео разбитых голов и драк), но встала на сторону народа, соответственно, поэтому в городе тихо и спокойно. Митинг идет, но мирный, по проспекту Абилкайыр хана и в парке Президента. Мама говорит, что потери есть, но кто же об этом скажет, мы даже и не узнаем. Все родные в Актобе говорят примерно одно и то же. Сегодня ездили проверять магазины, мародерства, слава богу, нет. И войны, как в Алматы, тоже. Пострадавшие были только в первые дни до выхода акима и до примирения с полицией… Сначала мы были рады мирному митингу, думали, власть одумается. А теперь уже непонятно: то ли война между двумя елбасы, то ли террористы. Люди растерянны и боятся, как бы не стало хуже. Более-менее образованный народ рад, что ОДКБ поймают мародеров и террористов. Но я думаю, есть и те, кто крайне плохо настроен к ОДКБ и будут устраивать беспорядки. В любом случае, исход плохой. Благодаря вмешательству извне, правитель останется. Дай бог, чтобы услышал народ и провел реформы, иначе я не представляю, что будет дальше. Народ осмелел и будет выходить дальше, а страдают люди, наш малый бизнес от этого страдает… Когда зайдет речь о реформах и восстановлении разрушенного, вряд ли кто-то пойдет продавать свои резиденции, все будет из кармана ИПэшников, как всегда. И что тогда делать? Идти на митинги – это не для нас, мы просто покидаем страну. Война Токаева-Назарбаева не для наших семей.

Марина говорит, что она не волонтер, а просто человек, который готов помочь: «При подрыве метро в Санкт-Петербурге меня довозили до дома такие же обычные люди, это не редкость, это человечность».

Таблица дозвона до родственников и друзей в Казахстане

Лариса Ахметова прилетела в Санкт-Петербург к родным на новогодние праздники. Ее рейс обратно отменен. Пришлось покупать билет в Бишкек, 10 января в час ночи она должна вылететь в Киргизию. Потом будет пытаться добраться до дома «на перекладных». Сын Ларисы остался в Алматы, в районе Жамбыла-Манаса спокойно, говорит она: «Мы с ним связываемся дважды в день по проводной телефонной связи, но дозвониться сложно. Он сидит дома, не выходит, связи нет никакой, сестра звонит на номер напрямую».

Дамиля Бейсембаева живет в Санкт-Петербурге уже 9 лет, ее муж – 20 лет. С начала года она не могла связаться со своими родственниками в Казахстане из-за отсутствия интернета.

– Вчера удалось через знакомых хотя бы узнать, все ли с ними в порядке. Сегодня уже с помощью телеграм-каналов узнала о приложениях для звонков, но для этого нужно, чтобы у них был Билайн. Нам повезло, у них как раз этот сотовый оператор, мне удалось маме позвонить. Они очень переживали, что из-за отключения интернета были проблемы с безналичной оплатой, негде было даже снять деньги с карт или пополнить баланс на телефоне. Мама сказала, что потихоньку все возобновляется. Бегущих из Казахстана нет, наоборот, все пытаются вернуться домой к себе. Паники здесь я не заметила, – говорит она.

О проблемах со счетами и картами казахстанских банков рассказывает и Ирина , студентка одного из петербургских вузов. Она родилась и выросла в Казахстане, в смешанной русско-казахской семье. Сейчас учится в Петербурге, но ее семья и все ее друзья остались в Алматы. Казахстанские банки не работают, у многих нет наличных денег. В Петербурге казахстанской карточкой можно оплачивать покупки, но в онлайн-приложение не зайти.

– Сейчас все в основном сидят дома. Я недавно разговаривала с родителями и настоятельно просила их никуда не выходить, – говорит Ирина. – И у нас, и у наших родственников в целом все нормально. Папа недавно ездил за продуктами, хотя я считаю, что ему-то как раз ездить никуда не следует, потому что у него хорошая машина, и он русский, а тех людей, которые все громят, страшно бесит, что кто-то живет лучше, чем они. Моя подруга видела, как они переворачивают и сжигают хорошие машины, громят частный бизнес – то есть громят все то, что есть у тех, кто, по их мнению, слишком хорошо живет.

Сториз из Алматы

Знакомые Ирины из Алматы подтверждают, что на протестах много приезжих из аулов: «Моя подруга видела их, она говорит, что их сразу можно было отличить, потому что они не ориентируются в городе, не знают, куда бежать». Впрочем, сама студентка не сомневается, что конфликт возник «из-за действий жителей Казахстана, иначе быть не могло».

– Всем страшно, – говорит Ирина. – Мои родители, например, еще гуляют с собакой, и вот, мама звонила сегодня, рассказывала, что она вышла погулять, прошла немножко по аллейке и собиралась поворачивать назад, потому что страшно – ни машин, ни людей, гробовая тишина. Ей навстречу попалась пара с собакой, они к ней подошли: ой, а можно мы с вами, а то нам страшно. Семья моей подруги тоже не выходит из дома, они говорят, что им очень страшно, и они не знают, что делать.

– А как ваши родители и друзья относятся к вводу российских войск?

– Честно говоря, они этого ждали. В некоторых группах в Алматы писали – мол, сейчас они войдут и начнут стрелять по нашим. Но на самом деле войска ОДКБ не занимаются зачисткой города, это обязанность казахстанских военных. А войскам ОДКБ разрешено стрелять, но они занимаются только охраной объектов. Да люди у нас и сами выходят патрулировать свои районы, чтобы защищать аптеки, маленькие магазинчики, которые не закрылись и где одни женщины работают.

– В вашей семье и окружении никто не пострадал?

– У нас нет, но вот у нас есть знакомый военный, его срочно вызвали, и он был вынужден оставить дома одних своих маленьких детей, вот это страшно. У моей подруги есть друг семьи, он ездит на «Лексусе», так его вытащили из этого «Лексуса» и машину подожгли, а ему самому, по счастью, удалось бежать. Самое плохое, что соцсети не работают. Последний раз они работали в среду вечером, тогда мне удалось созвониться с папой по ватсапу. Время от времени мне удается связаться только с подругой – она нашла какой-то очень классный VPN, а у остальных и это не работает, и даже тем, что находится там, в Казахстане, очень трудно друг с другом связаться. И от этого очень тревожно.

Герман Шиль – из русских немцев, когда-то высланных в Казахстан. До переезда в Германию он жил в городе Актау, с перерывом на учебу в Петербурге, одно время он был даже депутатом областного совета. Но и сейчас он не порывает своих связей с Казахстаном, регулярно ездит туда. Он очень беспокоится о судьбе своих близких друзей, живущих в Алматы, с которыми до 3 января у него была постоянная связь.

– Это большая семья с детьми и внуками, мы постоянно разговаривали по видеосвязи, а тут все оборвалось, – рассказывает Герман. – Мне удалось связаться с дочерью моего друга, которая живет в другой стране, и смогла связаться с родными каким-то сложным образом, через разные сим-карты. И она узнала, что семья была вынуждена сесть на свои автомобили и бежать из Алматы, потому что там было очень напряженно. Сначала они поехали в сторону столицы, но им пришлось повернуть назад, потому что они наткнулись на сплошные кордоны, которые их не пропускали. И с большим трудом, с большими сложностями они добрались-таки до одного из небольших городов на севере Казахстана. Теперь они там сидят и ждут, когда будет возможность покинуть страну. Аэропорт не работал – вот они и решили бежать, хотя бы просто на машинах, – рассказывает Шиль. – Я только что получил информацию от друзей из своего родного города Актау, они говорят, что их протесты были мирными, и главное, у протестующих совершенно не было стычек с силовиками. А в Жанаозене и сейчас довольно много людей находится на центральной площади, но к ним не применяется никаких силовых мер, ни мер по разгону. Но, как я понял из телефонных разговоров, после того как им стало известно о вводе войск ОДКБ, зазвучали политические призывы против действующего президента. Мой земляк из Актау, коренной житель, успешный человек, который там родился и имеет обо всем представление, говорит, что в основной своей массе люди недовольны, они считают, что казахстанцы сами должны решать эти вопросы, что этот конфликт спровоцирован не извне, это чисто внутреннее недовольство. По моему ощущению, ввод войск ОДКБ встречается людьми негативно – по крайней мере, людьми моего круга, с которыми у меня поддерживается хоть какая-то связь. И у меня впечатление, что присутствие российских войск может, наоборот, объединить протестный потенциал, дать ему точку опоры – против попытки урегулировать ситуацию извне. Я не думаю, что решение призвать войска ОДКБ – это решение казахского народа, я думаю, что это личное решение президента Казахстана, положение которого пошатнулось, и не все силовые структуры его поддержали.

Отправка в Казахстан российских войск в составе миротворческих сил ОДКБ

Протесты в Казахстане начались в первых числах января из-за резкого повышения цен на топливо. Довольно скоро экономические требования переросли в политические: протестующие на улицах стали требовать ухода из политики «отца нации» – елбасы Нурсултана Назарбаева, первого президента Казахстана, на тот момент занимавшего пост председателя Совета безопасности. В Алматы протесты перешли в массовые беспорядки, власти сообщают о десятках погибших.

Действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство и отстранил от власти ставленников елбасы, в том числе сам возглавил Совет безопасности вместо Назарбаева. Но одновременно объявил протестующих «террористическими международными бандами» и призвал на помощь войска ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности). Российские войска вошли в Казахстан в ночь с 5 на 6 января.

Предыдущая В феврале из Москвы в Крым запустят экскурсионный поезд
Следующая Подальше от Крыма: где оказались украинские офицеры, изменившие военной присяге

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *