«Нас называли «жены террористов». Возвращение крымчанки в Украину после 8 лет в Сирии


Украина помогла вернуться в страну крымчанке, чей муж воевал в Сирии на стороне экстремистской группировки ИГИЛ. У женщины – четверо детей. Несколько лет семья прожила в закрытых лагерях на северо-востоке Сирии, где содержат подозреваемых в сотрудничестве с «Исламским государством». Почему крымчанка отправилась в Сирию, где с 2011 года идет война? И зачем она вернулась в Украину? Эти вопросы в интервью ей задали .

Крымчанка, которая восемь лет провела в Сирии, представляется нам как Иман. Она скрывает настоящие имя и фамилию, чтобы не навредить родным в Крыму. По Уголовному кодексу России, ее могут обвинить в «участии в вооруженном формировании на территории иностранного государства … в целях, противоречащих интересам РФ». По мнению Иман, крымская часть ее семьи может пострадать за то, что скрыла информацию о родных, причастных к ИГИЛ.

– В Сирии я оказалась в 2013 году. Муж меня позвал – я и поехала. Он уехал раньше меня, потом позвал: «Приезжай ко мне, я хочу, чтобы дети были рядом». Я взяла детей, приехала в Сирию и застряла там на 8 лет.

Сыну Халиду было три года, дочери Сумае – один год. уточнили, участвовал ли муж Иман в военных операциях в Сирии. Женщина не стала отрицать, что супруг воевал за экстремистскую группировку «Исламское государство».

Он принимал участие. Я нет. Я как была домохозяйкой, так и осталась. В дела мужа я не лезла, но знаю, что, да, он воевал.

Иман рассказала, что у нее среднее образование. До отъезда в Сирию, в основном, она занималась работой по дому. Мы спросили, знала ли она, что такое «халифат» (религиозное мусульманское государство) и что в Сирии идет война.

– Когда я ехала, халифата еще не было. Я ехала в Сирию как в обычную страну, как в Турцию. Когда пожила немножко, поняла, куда я попала. Слышно было, что где-то там идет война. Муж говорил: «Здесь тоже можно жить. Все живут, и мы будем жить. Ничего страшного нет». Мне там было очень страшно, и у меня с самого начала была мысль, что я хочу вернуться (домой – КР). Но дороги назад у меня не было (не было возможности и денег для выезда из Сирии в Украину – КР).

По словам Иман, муж, к которому она приехала из Крыма, погиб в столкновениях с «Сирийскими демократическими силами».

– Я жила в доме вдов. Там была толпа – устаешь от всего этого, хочется тишины и покоя. Однажды ко мне пришел свататься азербайджанец – я взяла и согласилась просто из-за того, что хотела наладить свою жизнь, иметь свою семью и свой дом.

Иман и ее дети

В браке с азербайджанцем у Иман родились две дочери – Сара и Асия. Женщина говорит, что просила нового мужа помочь ей вернуться домой, но он ей отказал.

– Я его почти не видела: он часто отсутствовал и очень редко приезжал. Так прошла моя жизнь. Там (в Сирии – КР) у нас не было постоянного места жительства. Из-за бомбежек нам часто приходилось искать новые дома. Мы постоянно переезжали в более безопасное место. Конечной точкой стало селение Багхуз.

В марте 2019 года коалиционные силы Сирии заявили, что взяли под контроль Багхуз – последний населенный пункт, находившийся под властью ИГИЛ. После этого «Сирийские демократические силы» заявили, что полностью вытеснили боевиков из Сирии.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Иман описывает, как покидала селение, окруженное силами коалиции.

– Мне было страшно и за себя, и за детей. Стреляли снайперы, стреляли с самолетов и из пушек. Я взяла детей и сказала: «Давайте выходить». Из Украины нас было три семьи, из Дагестана – одна, и две семьи арабов. Вот эти две семьи арабов и помогли нам выйти. Мы пошли за ними: куда они, туда и мы. Так они и привели нас к курдам.

По словам Иман, агрессии со стороны курдов не было, к ним «хорошо отнеслись». Это при том, что курдские отряды самообороны составляют костяк «Сирийских демократических сил», воевавших с экстремистской группировкой «Исламское государство».

– Разве что сами женщины (родственницы боевиков ИГИЛ – КР) проявляли агрессию. Они (представители курдов – КР) говорили: «Если вы к нам будете нормально относиться, то и мы к вам будем также относиться. Это от вас зависит». Я их не трогала – они меня не трогали, то есть у меня с ними проблем не было.

Лагерь для беженцев «Аль-Хол» на северо-востоке Сирии, октябрь 2019 года

С четырьмя несовершеннолетними детьми Иман побывала в двух сирийских лагерях для беженцев – в «Аль-Холе» и «Родже». Порядки там отличались.

– В «Аль-Холе» могли кого-нибудь побить, и в этом никто не разбирался. А в «Родже» тебе не дадут никого бить. Они сразу приходят разбираться, почему женщину побили, по какой причине. В тюрьму могут посадить за это.

В лагере «Аль-Хол» семье не хватало воды и еды. По словам Иман, пищу привозили лишь в обед, кормили одним и тем же: чечевичным или фасолевым супом, рисом или булгуром. Остальные продукты семья покупала на рынке. На них приходилось зарабатывать.

– Условия ужасные были. Я стирала и так зарабатывала деньги. У кого-то уберусь в палатке – мне платили. Были такие ленивые женщины, которые не хотели убираться и у которых были денежные переводы (от родственников – КР).

Ближайшими соседками Иман в лагере «Аль-Хол» были женщины из арабских стран, в частности, из Туниса, а также выходцы из Туркменистана, Азербайджана и России. Мы спросили крымчанку о настроениях женщин из Сирии и Ирака, правда ли, что некоторые из них ждут возвращения «халифата» и плохо относятся к тем, кто хочет покинуть лагерь.

– Это не только сирийки, среди них много русскоязычных женщин, ожидающих возвращения ИГИЛ, который «спасет» их от рук курдов. Есть такие, да.

Российские дети и девушки-подростки во время передачи их российской делегации, лагерь «Аль-Хол», ноябрь 2020 года

Северо-восточную часть страны, где расположены лагеря «Аль-Хол» и «Родж», контролируют сирийские курды. Они входят в военный альянс «Сирийские демократические силы», созданный при поддержке международной коалиции во главе с США. В сирийских лагерях для беженцев содержатся тысячи женщин с детьми. Многих взрослых подозревают в сотрудничестве с ИГИЛ.

Иман говорит, что в лагере ее никто не допрашивал и не предъявлял ей никаких обвинений. уточнили, удерживали ли ее там из-за того, что она – жена бойца ИГИЛа.

– Нас так и называли «жены террористов», «жены боевиков». Я не могу ответить на этот вопрос.

Во многих странах Европы критикуют возвращение жен боевиков экстремистской группировки «Исламское государство». По закону подданные Великобритании, присоединившиеся к ИГИЛ, могут быть лишены британского паспорта, если у них есть гражданство какой-либо другой страны. В Дании лишают подданства боевиков ИГИЛ и их жен.

Лагерь для беженцев «Родж», 2019 год

спросили у Иман, может ли женщина, много лет прожившая в Сирии, представлять национальную угрозу.

– Можно я за себя скажу? Я не представляю никакой угрозы. Я устала от всего, я просто хочу начать все сначала и поставить на ноги своих детей. Больше я ничего не хочу. Лично от меня никакой угрозы нет.

В планах у Иман поставить на ноги детей. Халиду одиннадцать лет, Сумае – девять, Саре – шесть, а младшей Асие четыре года. Старшая дочь не видит на один глаз.

– У меня сейчас все мысли о детях. Есть волнение внутри, но, в основном, я очень рада, что мне наконец-то помогли выбраться из Сирии.

Иман с детьми эвакуировали 19 октября 2021 года. На северо-востоке Сирии (в «Сирийском Курдистане») остаются одиннадцать семей граждан Украины. Как сообщала на своей странице в Facebook замминистра обороны Украины Анна Маляр , все они вывезены из лагеря «Аль-Хол», находятся на карантине и ожидают эвакуации.

По состоянию на 19 октября Украина вывезла из Сирии четырех крымских татарок и 18 детей. Они находились в лагерях для беженцев закрытого типа «Аль-Хол» и «Родж». Там размещают людей, которых подозревают в связях с экстремистской группировкой «Исламское государство».

В отношении гражданок Украины не велись расследования, их не судили за связи с исламистами. В марте 2021 года правозащитники из организации Human Rights Watch назвали их содержание в лагерях нарушением международного права.

Ускорить репатриацию иностранцев призвала ООН. В Управлении ООН по координации гуманитарных вопросов заявили, что в лагере «Аль-Хол» люди живут без элементарных удобств, голодают и мерзнут, а также, что в этом лагере участились убийства. Сообщалось, что в «Аль-Холе», расположенном на северо-востоке Сирии, у границы с Ираком, находятся 62 тысячи человек, тогда как лагерь рассчитан на одиннадцать тысяч. Более 80 процентов его жителей – женщины и дети, которые оставили территории, освобожденные от боевиков экстремистской группировки «Исламское государство». По сообщениям, среди жителей «Аль-Хола» – 48% иракских беженцев, 38% – сирийских и 14% – женщин и детей из 60-ти стран мира.

Предыдущая «Нас называли «жены террористов». Возвращение крымчанки в Украину после 8 лет в Сирии
Следующая Крыму от Дерипаски: что связывает российского миллиардера с полуостровом

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *