«Не провоцировать и не переубеждать». Как говорить о войне с крымчанами


Как говорить о войне согражданам, живущим на свободной и оккупированной территориях, и как не увеличить пропасть, которая уже существует из-за попыток России поглотить украинское общество? Что нужно понимать в положении живущих на временно оккупированных и аннексированных территориях Украины и как это может отражаться в общении? Какие точки соприкосновения можно найти во время активной войны? Об этом в эфире Радио ведущий Сергей Мокрушин поговорил с координатором проектов «Крым SOS» Сабиной Ильясовой и старшей исследовательницей Центра исследования медиации и диалога НаУКМА Ириной Эйгельсон.

Связь с жителями временно оккупированных территорий важна, поскольку освобождение территории – это еще и возвращение людей в украинский контекст, воссоединение с ними, говорит координатор проектов «Крым SOS» Сабина Ильясова. При этом нужно учитывать, что за почти 10 лет аннексии на полуострове сформировались свои нарративы, отличные от украинских и они мешают сохранению связей.

Сабина Ильясова

«Самый распространенный нарратив, что Крым – это здравница. Советская здравница. На самом деле Крым больше чем здравница. Это больше чем курорт. Это родная земля крымских татар. Это ландшафт, это экология. Там намного больше вопросов чем просто место для отдыха. На личном уровне – это жизни людей на тех территориях. Это не только тот нарратив, который когда-то пропагандировал Советский Союз. На мой взгляд это самый распространенный нарратив, от которого надо отходить», – уверена Сабина Ильясова.

За почти 10 лет аннексии в Крыму изменился состав жителей, да и сама жизнь отличается от жизни в Украине и это нужно учитывать при общении, говорит Сабина Ильясова.

«То, что нам понятно на подконтрольной территории, людьми, которые пребывали все это время в оккупации может восприниматься совершенно по-другому», – отмечает правозащитница.

Причин тому несколько, говорит Ильясова: у крымчан ограничен доступ к информации и свободному высказыванию своей позиции, любое проявление критики может грозить преследованием.

«С 2014 года Россия сделала все, чтобы сделать Крым полуостровом страха. Это постоянные преследования. Почти каждый день люди, если не подвергаются уголовному преследованию, то попадают под административные наказания», – говорит Сабина Ильясова.

Она отмечает три возможных формата коммуникации: государства с людьми из оккупированных территорий, при помощи медиа и личное общение с людьми.

«Когда мы общаемся с крымчанами, нужно помнить, что они постоянно находятся в опасности. Поэтому их нельзя провоцировать на выражение позиции о войне в Украине. Нужно помнить, что из-за страха, из-за незнания, что ждет людей в Крыму, они могут быть психологически не готовы. Поэтому, говоря о взрывах в Крыму, нужно очень тщательно подбирать риторику… У нас успехи ВСУ вызывают одну реакцию. Реакция на полуострове из-за незнания, что ждет людей, будет абсолютно другой. Возможно даже будет вызывать у людей из-за страха отторжение», – уверена правозащитница.

Говоря о реинтеграции, о наказании коллаборантов, людям нужно разъяснять как это будет происходить, а сообщая об атаках на военные объекты российской армии, важно рассказывать людям как вести себя в такой ситуации, предупреждать их о том, что российские военные делают из мирных жителей живой щит, говорит Ильясова.

«Очень важно давать полезную информацию. Как обеспечить безопасность жилья и свою собственную. Если решили выезжать, то как получить документы. Это постоянные разъяснения. Ведь то, что мы знаем может быть недоступно тем, кто находится на оккупированных территориях. И нужно не забывать, что люди почти 10 лет находятся в опасности и постоянной пропаганде», – отметила Сабина Ильясова.

Иногда представление о происходящем в оккупации может не соответствовать действительности, и наоборот – человек в оккупации может искаженно воспринимать процессы, происходящие на свободной территории.

По наблюдению старшего исследователя Центра исследования медиации и диалога НаУКМА Ирины Эйгельсон, украинское общество меньше готово взаимодействовать с жителями оккупированных территорий. Из-за эмоционального напряжения готовность рационально и содержательно общаться в соцсетях, без эмоций и стереотипов, все меньше, отмечает исследовательница.

Ирина Эйгельсон

«Эти все стереотипные обобщения о том, что все, кто остался в оккупации – все предатели. Стало жестче, в том числе из-за того, что из-за полномасштабной войны значительно меньше эмоциональных сил у людей для того, чтобы вникать в детали, разбираться в том, как вынуждены жить граждане в оккупации последние восемь лет и те, кто оказался в оккупации после 2022 года», – отмечает Ирина Эйгельсон.

Чтобы избежать конфронтации лучше всего не переубеждать людей и не пытаться развенчивать мифы российской пропаганды, а рассказывать об успешных примерах жизни украинского общества, уверена Ирина Эйгельсон. Например, о децентрализации власти и возможности громад самостоятельно влиять на общественные процессы, чего нет в России, уверена эксперт.

«Я бы так же рассказывала о новостях об изменении законодательства в оказании социальных услуг, о процессах, которые в той или ной мере улучшают жизнь обычных граждан. Не напрямую, а просто рассказывая о том, как живет Украина. Я бы пыталась показать, что у нас происходит и показать, что для граждан важно. На уровне общественной жизни заинтересовывать людей, которые находятся в оккупации», – говорит Ирина Эйгельсон.

Важно, отмечает эксперт, не прекращать общение со своими друзьями и знакомыми живущими на оккупированной территории. Для этого можно использовать любые мессенджеры, хотя ко многим в России уже заблокирован доступ.

«Тут было бы хорошо дождаться момента, когда вам начнут задавать вопросы и очень спокойно отвечать, даже если вам кажется, что вопрос глупый или сформирован пропагандистской картинкой. Нужно понимать, что если вам задают вопрос, то значит вам доверяют, и это очень важно удержаться и ответить спокойно, рассказывать то, о чем спрашивают» – говорит Ирина Эйгельсон.

Изучив исследования Центра ближневосточных исследований проведенного на деоккупированных территориях об опыте жизни под оккупацией, эксперт обратила внимание на методику, которую использует российская власть для влияния на людей. Это искусственная атомизация общества и распространение недоверия людей друг к другу. Эксперт уверена – насколько получиться это доверие между жителями освобожденных громад восстановить, настолько будет зависеть успех реинтеграции и поиска взаимопонимания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d25dy9aqmwe3s5.cloudfront.net/следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая В Керчи почти собрали главную новогоднюю елку города
Следующая «Не провоцировать и не переубеждать». Как говорить о войне с крымчанами

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.