Недостижимая «самодостаточность» Крыма: иждивенческие настроения непреодолимы


Рубрика «Мнение», специально для

В Крыму разработан, прошел общественные слушания и утвержден бюджет на 2022 год, и – поскольку в России, аннексировавшей Крым, принято трехлетнее бюджетное планирование, – также определены основные параметры на 2023 и 2024 годы.

Хотя представители российской власти Крыма всячески расхваливают новый бюджет, он не имеет качественных отличий от бюджета на 2021 год, и сохраняет такие же характерные особенности.

Так, общий объем доходов бюджета на будущий год запланирован в сумме 199 миллиардов 228 миллионов 895 тысяч рублей, объем расходов предусматривается в сумме 202 миллиарда 128 миллионов 895 тысяч. Как и в уходящем году бюджет дефицитный: дефицит составит 2 миллиарда 900 миллионов рублей.

Покрытие дефицита бюджета предполагается за счет переходящих остатков нынешнего года, что говорит о неполном использовании денег в 2021-м году. Основную часть поступлений в бюджет составляют безвозмездные вливания российского федерального бюджета 141,9 миллиарда, или 71,2% доходной части бюджета Крыма.

То есть Крым в состоянии за счет своих средств покрыть только менее трети своих расходов. Несмотря на пропаганду успешности и слаженности в работе крымской экономики, в структуре собственных доходов собственные налоговые и неналоговые поступления в 2022 году возрастут всего лишь на 3,5 миллиарда рублей, что говорит о невысокой результативности стараний органов власти.

Но и на фоне далеко не блестящих успехов спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов рассуждает о самодостаточности: «В деятельности органов власти не должно быть иждивенчества, и мы придем к бездотационности». Хотя простейшие расчеты показывают, что если экономика Крыма будет расти такими темпами как ныне, то путь к самодостаточности растянется только теоретически на более, чем 50 лет, а если учесть все привходящие обстоятельства, то он практически недостижим.

Такой опытный экономист как Владимир Константинов не может этого не понимать. Тем не менее, в обсуждении проекта бюджета он сеет необоснованные надежды на лучшую жизнь. С одной стороны, он утверждает, что этот бюджет ведет к «построению Крыма нашей мечты» и говорит о социальной направленности бюджета, и что теперь «мы просто хотим денег на жизнь», то есть ведет речь об изменении качества жизни крымчан.

На общественных слушаниях Константинов говорил: «Пока рассматриваемый нами проект бюджета является дотационным, но пройдет время и нужно будет направить усилия на выравнивание этих показателей, чтобы стать финансово самодостаточным регионом. Когда завершатся все масштабные преобразования на полуострове, нам необходимо будет самим зарабатывать деньги, чтобы решать проблемы, возникающие на любом уровне. Это один из самых важных моментов, которые нужно иметь в виду на будущее».

Спикер российского парламента Крыма Владимир Константинов

С другой стороны, крымский спикер понимает, что прыгнуть выше самого себя не удастся, а потому повышенных обязательств брать не желает. Газета российского парламента Крыма пишет: «Нужно ли наращивание скорости преобразований? Константинов считает, нет: Крым сейчас на пределе своих возможностей. Темп модернизации достаточный, его надо сохранить и в этих рамках находить гармоничные решения. Спикер имеет в виду, что контролировать реализацию тысяч проектов одномоментно крайне сложно, а ведь цель – не просто раскидать деньги, а получить от вложений результат, без задержек и нарушений. Для этого нужны не только средства, но и силы».

Но сил после семи лет тщетных стараний уже нет. В этом – двойственное отношение спикера к бюджету Крыма. Газета пишет, что его «беспокоит глубокая дотационность региона: «Это не наша вина, но наша беда, говорит глава парламента республики… Он противник бесконечного увеличения расходной части бюджета и предлагает искать варианты покрытия недостающих, но необходимых статей внутри цифр основного финансового документа… Главу парламента беспокоит, чтобы у наших руководителей, в том числе органов местного самоуправления, не выработалась привычка просить купюры там, где их можно заработать, используя собственные ресурсы. В основе деятельности органов власти не должно быть иждивенчества, тогда и к бездотационному бюджету мы придем еще при нашей жизни, заметил он».

Другими словами, бюджет Крыма зарабатывает всего треть необходимых средств, и при этом «наращивать скорость преобразований не нужно», а в местных бюджетах «не должно быть иждивенчества». Константинов поучает органы местного самоуправления: «Все дело в балансе: возможно, от чего-то следует пока отказаться, но направить деньги на первоочередные нужды».

При этом многие участники общественных слушаний отмечали, что и на образование, и на охрану здоровья, и на другие социальные нужды денег по-прежнему будет недоставать.

Подобную робкую критику Владимир Константинов резко обрывал. Газета даже опубликовала карикатуру по поводу того, что глава фракции КПРФ Сергей Богатыренко в выступлении настаивал на необходимости увеличения финансирования сферы здравоохранения в связи с большой нагрузкой из-за пандемии коронавируса, а также расходов на спорт. Он посетовал на низкую самодостаточность Крыма в финансовом плане, а бюджет назвал «бюджетом проедания» из-за его социальной направленности. Он поставил правильные вопросы о необходимости развития реального сектора экономики, создании новых рабочих мест.

Тут спикер, склонный приписывать себе все заслуги и нетерпимо относящийся к критике, взорвался. Он заявил: «Если мы не развиваем Крым, то кто спас экономику, сохранил все промышленные предприятия (а они в 2014-м имели все шансы рухнуть), поддерживал сельское хозяйство, курортную сферу? Откуда у нас сотни новых предприятий малого бизнеса, фермерских хозяйств, ставших гордостью, брендом Крыма? Для чего, как не для развития курорта, служат отреставрированные набережные, прочие инфраструктурные объекты? Для кого, как не для крымских детей, строятся новые школы, детские сады, спортивные сооружения и иные социальные объекты? До самодостаточности – трудный путь, но Крым идет по нему, постепенно приближаясь к цели». Эту тираду, как пишет парламентская газета, депутаты «встретили аплодисментами».

Но депутаты, видимо, не просчитали, что путь этот в теории – в полвека, а на практике – недостижим при их жизни точно. Так, например, глава бюджетного комитета Ольга Виноградова отметила, что в проекте бюджета учтены основные задачи по реализации указов президента России о национальных целях и стратегических задачах развития России на период до 2024 года, и на период до 2030 года. Она заявила, что в Едином плане достижения национальных целей для Крыма утвержден рост валового регионального продукта к 2030 году в 1,5 раза.

Но для достижения самодостаточности необходим рост этого показателя с нынешнего уровня как минимум втрое, то есть в два раза больше запланированного даже к 2030-му году. Получается, что все разговоры о самодостаточности Крыма в таких условиях – не более, чем распространение неоправданного оптимизма, чтобы людям не скучно было.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Сильный ветер повалил водонапорную башню под Симферополем – МЧС
Следующая Недостижимая «самодостаточность» Крыма: иждивенческие настроения непреодолимы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *