Нельзя построить справедливое общество, подавляя волю другой этнической группы


Крым и крымскотатарский вопрос в политике России в свете её идеологических установок занимает важное и существенное место. В особенности эту важность мы наблюдаем в отношении территории.

В российской идеологии, в первую очередь, современной, Крым становится всё больше расширяющейся, всё усиливающейся духовной скрепой. Неким животворным источником. Универсальным историческим началом. Единственная загвоздочка –крымскотатарский народ со своим прошлым, давно сформировавшейся ментальностью и культурой никак не вписывается в эту выпестованную за последние годы скрепоносную идеологему.

Что касается важности крымскотатарского вопроса

Насаждатели скреп делают вид, что это не так. Да, в масштабе демографии крымскотатарский народ – маленькая группа, но в идеологическом измерении его никак не обойдешь. А проблему надо решать. Но как? Как её вписать в свою историю?

Попытки были и продолжаются. Пока мы наблюдаем стремление новой власти решить крымскотатарский вопрос методом «асфальтного катка», призванного подавить его волю.

В Крыму оппоненты крымцев (крымских татар) стремятся к представлению якобы новой общности, основанной на региональном факторе. Ими констатируется уже само наличие некоей региональной идентичности. Но желание доминировать в этой «общности» и нежелание исключать при этом противоречия в оценке и выборе ценностных приоритетов без согласований, т.е. договоренностей, не позволяет им проектировать будущее Крыма с полноправным участием крымцев.

Исходя из этого, я думаю, что наша позиция должна в этой ситуации складываться из следующего тезиса: «Нельзя построить справедливое общество, подавляя волю другой этнической группы».

В российский научный оборот вводится мнение, что в Крыму «две основные этнокультурные (не этнические) группы: русская и крымскотатарская». Мы же рассматриваем три основные этнокультурные группы (плюс украинцы). В перспективе в контексте политического устройства Крыма могут возникнуть новые формулы. Все будет зависит от международной политической конъюнктуры.

На мой взгляд, торги, оформленные в серьезные договоренности по Украине, начнутся скоро. Предположительным результатом этого процесса может быть:

1. «…для России в данной ситуации выгодно будет признание российского право на Крым, как и прежде, де факто, не делать этого жёстко официально». Как это делается, к примеру, в Приднестровье, Турецкой Республике, Северном Кипре, в африканском государстве Сомалиленд и т. д.

2. РФ «уступит» Украину Западу, которая, в свою очередь, «…признает Крым официально в рамках большого соглашения по украинскому вопросу».

3. Возможно, выстрелит другой вариант, где город Севастополь выступит как отдельная и ключевая значимость.

Если шире смотреть, то Крым после 2014 года как объект, безусловно, находится в повестке международной политики, являясь «локальным элементом глобальной войны».

Что касается крымскотатарского народа, на мой взгляд, у него посредством международной «Крымской платформы» может появиться существенный шанс обозначиться как субъект международной политики.

Единственное, нужно правильно и последовательно расставить приоритеты, связанные со стратегией разрешения крымского узла. Наше утверждение о фактическом и юридическом, т.е. гарантированном участии крымскотатарского народа в управлении социально-политическими, экономическими и т. д. процессами на своей родной территории нужно рассматривать как способ выживания его национальной культуры и как гарантию сохранения этнической идентичности.

Крымская республика как особая форма государственного устройства могла бы представлять собой постоянный союз крымскотатарского народа с наиболее крупными этническими общинами, построенный на конституционно-договорных принципах. Все эти общины обладают юридической и определенной политической самостоятельностью.

Взаимоотношения строятся на основе договорных принципов и согласованиях развивать регион на конфедеративных началах. Крым может стать конфедеративной республикой. Попытки «разогреть» отношения между крымскотатарским народом и русскоязычным населением Крыма были и раньше.

Вспомним потуги «оппонентов» оформить «татаро-славянское» противостояние. Задачей было показать исповедующий ислам крымскотатарский народ террористическим. Оттолкнуть от него, нейтрализовав их политическое содействие, международные организации и сильные государства мира, и «оградить» его от морального сочувствия международной общественности.

Энвер УЗУНДЖИ

Предыдущая Политика признания коренных народов в международном праве и в законодательстве Российской Федерации
Следующая Новые реалии: современный и ретроспективный взгляд

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *