«Одни ушли сами, других уволили». Вузы и школы Беларуси после протестов 2020 года


Беседы в КГБ с учителями и директорами детсадов, профессора, уволенные за «прогул» в день ареста, студенты, бежавшие в Польшу, – журналисты телеканала «Настоящее Время» (создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки) рассказывают о том, как репрессии и угроза репрессий изменили школы и вузы в Беларуси и что сейчас там происходит.

Проблема нехватки преподавателей в вузах и учителей в школах – не новая для Беларуси. В качестве причин называют маленькие зарплаты, массу работы с документацией, напряженный и ненормированный труд. Но после событий августа 2020 года, когда многие учителя и преподаватели выступили против фальсификации выборов и насилия со стороны силовиков, система образования оказалась под давлением со стороны официальных властей. Последовали выговоры, увольнения, аресты. А 1 сентября 2021 года начался новый учебный год.

Что происходит в вузах

В Республиканском банке вакансий и резюме Беларуси размещена 361 вакансия преподавателей. В Минске ищут 118 преподавателей вузов. Белорусский государственный университет приглашает на работу 12 преподавателей по разным специальностям, Минский государственный лингвистический университет – 18, БНТУ – шестерых.

«Я знаю преподавателей, которые ушли сами. Знаю и тех, кого уволили, – очень талантливые специалисты и просто приятные люди, – описывает ситуацию преподаватель БГУ, пожелавший остаться анонимным. – В одном случае коллегу «ушли», намекнув на разного рода БЧБ-компромат (остается только догадываться, откуда он появился у первого лица факультета)». («БЧБ-компромат» – от «бела-чырвона-белы», то есть бело-красно-белый. Имеется в виду символика в цветах национального флага и герба независимой Беларуси, которую использовали протестующие и которую приравнивают к экстремистской белорусские следователи и судьи, когда инициируют и выносят решения по уголовным и административным делам.)

Среди произошедших за последний год изменений, которые выделяет собеседник «Настоящего Времени», – появление в ведущих вузах страны проректоров по безопасности. «А еще интересный факт: 23-летний парень, магистрант, получает премию около 500 рублей (около $200. – НВ) за то, что отмечал, кто не ходит на занятия. Сейчас он уже поднялся с клерка до управления воспитательной работы с молодежью. Головокружительный успех!» – иронизирует преподаватель БГУ.

Декан факультета философии и социальных наук БГУ после событий 2020 года оказался понижен в должности, рассказала студентка этого факультета: «У нас был на первом курсе декан, а на втором [в 2020-м] он стал просто преподавателем, хотя у него очень много знаний, званий и квалификаций со своим центром психологии».

Доцента Полоцкого государственного университета (ПГУ), кандидата исторических наук Виктора Якубова 28 сентября 2021 года уволили из университета «за прогулы», пока он отбывал административные 15 суток – со 2 по 17 сентября.

«Я был активистом летом-осенью 2020-го, – рассказал Якубов «Настоящему Времени». – Потом начали прессовать: два раза [присуждали] штрафы мне и пять раз – моей жене, два уголовных дела: организация массовых мероприятий в Новополоцке и оскорбление сотрудников МВД – с конфискацией техники. Бессмысленно, так как я этим не занимался. Сфабриковали два дела за участие в массовых пикетах, и «присел» я с 6 января до 2 февраля 2021-го. Написал перед этим заявление, чтобы мне дали за свой счет, – ну и тогда прошло. Не уволили, хотя и отчитали».

Ситуация поменялась, когда в Полоцкий университет назначили ректором сенатора Олега Романова – «рускомирца», как называет его Якубов: «Ну и понеслась: весной уволили Андрея Велюгу, которого брали на «сутки» осенью. Велюга руководил дизайнерами ПГУ, работал до ночи, но часто приходил с опозданием. Он перерабатывал, но ему засчитали эти опоздания и уволили. Профессор-этнограф Владимир Лобач был уволен как бы за прогулы». При этом нехваткой преподавателей эти увольнения не обернулись: «У нас же, как во всей экономике, куча тихих лишних людей, на них система и держится. Сразу растянули нагрузку, пригласили штрейкбрехеров из Гродно и Минска», – рассказывает бывший доцент ПГУ.

Уволенный профессор-этнограф Владимир Лобач , доктор исторических наук, проработал в Полоцком госуниверситете 25 лет. «Официально уволили за прогулы, – рассказал Лобач «Настоящему Времени». – На самом деле, это была персональная позиция Марзалюка и Качановой за ряд постов в соцсетях в августе-сентябре 2020-го». Игорь Марзалюк – депутат, глава комиссии по науке, культуре и образованию, а Наталья Качанова – глава Совета Республики Беларусь. «На уровне Минобразования было объявлено, что если меня не уволят, то ПГУ не пройдет аттестацию, – говорит профессор Лобач. – [Бывший ректор ПГУ Дмитрий] Лазовский фактически не реагировал, ровно как и никто при нем не был наказан за протестную деятельность. Тогда вместо Лазовского был назначен Романов, который начал зачищать университет».

По данным телеграм-канала «МГЛУ за Свободу» (источник своей осведомленности он не указывает), летом 2021 года Минский государственный лингвистический университет покинули не менее 80 преподавателей и технических сотрудников. Один из тех, с кем не продлили контракт, – доцент Юрий Стулов, преподаватель, который более 50 лет сотрудничал с университетом. В сентябре 2020 года во время собрания с руководством вуза Стулов выступил в защиту протестующих студентов и Натальи Дулиной. Доцент МГЛУ Наталья Дулина открыто поддержала студентов и перемены, за что была уволена.

«Были такие, кого, как и Стулова, «ушли», – рассказал «Настоящему Времени» отчисленный из МГЛУ студент Дмитрий . – Или не продлили контракт, или сказали быть поскромнее в высказывании мнения, на что преподаватели не соглашались. Некоторые ушли [сами], так как разочаровались в администрации».

Есть среди преподавателей и репрессированные за участие в протестах: Ольгу Филатченкову из Белорусского госуниверситета информатики и радиоэлектроники (БГУИР) 16 июля 2021 года приговорили к двум с половиной годам лишения свободы по «делу студентов».

«В вузах и до этого образование держалось на энтузиастах, так как зарплаты преподавателей еще меньше, чем в средних школах. А это люди образованные и идейные. Они защищают студентов, держат неплохой уровень высшего образования, особенно в естественных и точных науках. Если всех преподавателей уволить за демократические взгляды, то в университетах никого не останется», – комментирует происходящее в белорусской высшей школе эксперт Тамара Мацкевич . Она возглавляла в Беларуси Товарищество белорусской школы – культурно-просветительскую организацию, которая среди прочего способствовала развитию образования на белорусском языке. В сентябре 2021 года организацию ликвидировал Верховный суд Беларуси.

Что происходит в школах

По состоянию на 6 октября 2021 года в Республиканском банке вакансий и резюме Беларуси 399 вакансий учителей. 145 из них – в Минске. Учителя и тем более руководители школ отказываются обсуждать с журналистами, связана ли нехватка учителей с их политической позицией, эмиграцией и увольнениями. Но родители школьников говорят, что заметили перемены в новом учебном году.

Родители школьников из минской гимназии №23 рассказывают, что с 1 сентября 2021 года некоторые учителя ведут по несколько предметов, а учеников в классах стало меньше. «В нашем классе – минус четверо, – рассказали «Настоящему Времени” родители ученика гимназии №36. – Учителей по английскому на наш класс должно быть три, но третьего так и не нашли, поэтому разбили класс на две группы [вместо трех]. При этом наша гимназия с языковым уклоном. По физкультуре учительницу заменить не могут, сколько мы ни жаловались, так как не на кого».

О нехватке преподавателей иностранного языка рассказывает и бывшая студентка Минского лингвогуманитарного колледжа (ЛГК) Александра : «Я училась в лингвогуманитарном колледже с 2019-го по март 2021 года. В сентябре прошлого года у нас уволили учительницу, ушло много учителей по собственному желанию. Нашей группе не хватило преподавателя по английскому, поставили абы кого: при всем моем уважении к преподавателям, она не знала элементарного, у нее было нулевое произношение, а она вела пары в лингвистическом колледже».

Уволенный из Полоцкого университета Виктор Якубов рассказывает, что летом 2021 года «беседовать» в школы и даже детские сады приходили из КГБ: «Была волна «бесед» КГБ и управления отдела образования с директорами школ и садиков об учителях, которые были замечены на митингах или чьи родственники, близкие попали под репрессии. Несколько воспитательниц [детского сада] были уволены».

Тамара Мацкевич говорит, что в этом году ей не удалось выяснить, сколько учителей не хватает в Минске и Беларуси, – эти данные не публикуют. Три года назад по состоянию на 1 сентября в Минске не хватало 284 учителя только начальных классов, без учета средней и старшей школы, говорит Мацкевич. «Настоящему Времени» в министерстве образования Беларуси не ответили на официальный запрос об укомплектованности школ учителями.

«Уволили намного больше учителей, уволили их по политическим мотивам, хоть формально это выглядит иначе. Мы наблюдаем большую волну эмиграции, появились белорусские беженцы, релоканты, которые не планировали оставлять родину. Массовое увольнение учителей показывает, что учителя (а большинство из них – свидетели фальсификаций на выборах) становятся протестным электоратом, а не опорой режима», – считает Тамара Мацкевич.

Перед началом учебного года Александр Лукашенко поручил министерству образования навести порядок в школах, «чего бы это нам ни стоило». Выступая на Республиканском педагогическом совете, он заявил, что школа не может быть вне политики, но политика там должна быть одна – государственная.

«И те, кто хотят следовать этим принципам, пожалуйста, милости просим: идите, преподавайте, учите, работайте. Те, кто не хочет, значит, они в школе быть не должны. Это надо говорить прямо, откровенно и честно», – цитирует Лукашенко БелТА.

Министр образования Беларуси Игорь Карпенко тоже высказался о намерениях перед началом учебного года: в эфире госканала «Беларусь 1» он заявил, что система образования должна исключить появление «случайных людей» среди учителей: «Лучше мы недоберем, чем возьмем какого-то случайного человека».

Куда уходят студенты

«Недобрали» не только преподавателей: после подведения итогов вступительной кампании стало ясно, что на дневных бюджетных отделениях вузов не хватает студентов. Как сообщает портал Zerkalo.io, недобор в БГУ – 36 человек, в БНТУ – 53. По всей стране свободными оказались более 900 мест для бюджетников. Это тоже тенденция: в 2020 году студентов тоже не хватало, но речь шла не о почти тысяче, а о 192 свободных местах. В 2019 году – о 86.

Министерство образования объясняет ситуацию тем, что в этом году увеличило план приема на 2% – в соответствии с запросом предприятий, куда студенты потом пойдут работать. Кроме того, российские вузы увеличили квоты на поступление студентов из Беларуси, а количество абитуриентов, сдающих такие предметы, как физика и математика, оказалось меньше, чем выделенное количество мест, пишет Zerkalo.io.

Бывший студент МГЛУ Дмитрий уехал из Беларуси по политическим мотивам и учится за границей по стипендии. «Уехало немало, – рассказывает Дмитрий о бывших однокурсниках и других студентах МГЛУ. – К первым 15 отчисленным добавилось много ушедших из-за слежки от силовых структур. Нам, стачкому университета, приходило немало сообщений».

Анастасия , которая училась в лингвогуманитарном колледже и жаловалась на низкое качество преподавания языка, уехала в Польшу по программе Калиновского (это стипендиальная программа для белорусов, которые не могут учиться на родине по политическим мотивам). «Могу сказать, что кроме меня ушли из лингвогуманитарного колледжа еще несколько моих знакомых. Потому что абсолютно не видят смысла и перспектив в том образовании, а сама система образования делает все, чтобы даже один день в колледже был пыткой и принуждением. Знаю, что в моем колледже учительнице сказали писать увольнение по собственному желанию, потому что проголосовала не за Лукашенко», – рассказала Анастасия.

Александра – тоже в прошлом студентка ЛГК, и она тоже уехала в Польшу по стипендии Калиновского. «Из моих одногруппников пятеро, включая меня, отчислились сами, одна девочка уехала в Польшу. Еще из ЛГК одна знакомая уехала за границу учиться в ЕГУ, сразу же после нее я провела свою подругу – она уехала учиться в польскую школу».

«Из моего «ахремчика», – рассказывает бывший студент гимназии-колледжа искусств им. Ахремчика, пожелавший сохранить анонимность, – со мной ушли две девочки, уехали за границу. Многие студенты уходят с первого курса консерватории и уезжают. Сейчас меня спрашивают даже второкурсники о процессе исключения».

Всего в 2021 году по программе Калиновского в Польше начали учиться и стажироваться 700 студентов.

«Объединение белорусских студентов» («Задзіночанне беларускіх студэнтаў»), которое поддерживает подвергшихся репрессиям во время протестов в 2020 году, собрало сведения о 492 задержанных и 160 отчисленных студентах и студентках (последний апдейт – 28 июня 2021 года). Больше всего отчисленных студентов в Белорусском национальном техническом университете – 55 человек. 51 студент стал подозреваемым и обвиняемым по уголовным делам. 16 июля по «делу студентов» осудили 11 человек: девять студентов, одну преподавательницу и одну выпускницу. Большинство из них получили по два с половиной года лишения свободы, один студент – 2 года. Одна из осужденных студенток – доверенное лицо Светланы Тихановской Алана Габремариам.

Протесты в Беларуси: коротко о главном

Президентские выборы в Беларуси состоялись 9 августа 2020 года, на тот момент Александр Лукашенко уже 26 лет руководил страной.

Первые акции протеста начались еще до дня голосования – из-за арестов и недопуcка до участия в выборах оппозиционных кандидатов.

9 августа, в день президентских выборов, первые официальные экзит-полы сообщили, что, по их данным, Александр Лукашенко набрал почти 80% голосов, а Светлана Тихановская – меньше 7%.

В ответ на это в Минске и других городах Беларуси люди вышли на улицу, выражая недоверие к объявленным результатам.

Власти сразу прибегли к информационному блокированию протестов: ограничили интернет и мобильную связь, а вечером перестали работать новостные сайты.

ОМОН и внутренние войска начали разгонять протестующих водометами, слезоточивым газом и светошумовыми гранатами, а также, по сообщениям правозащитников, были выстрелы резиновыми пулями и даже из огнестрельного оружия.

По разным данным, силовики задержали в городах Беларуси до семи тысяч человек.

Задержанных унижали, угрожали им изнасилованием, били, удерживали их в нечеловеческих условиях, им не оказывали медицинскую помощь.

В ответ на применение силы 11 августа протестующие объявили общенациональную забастовку, к которой присоединились более 20 предприятий, среди них крупнейшие заводы – МАЗ и БелАЗ.

Власти прибегла к административному давлению на работников предприятий и бюджетников и начали устраивать «акции в поддержку» Александра Лукашенко.

Силовики изменили тактику – перестали разгонять акции и начали хватать людей на улицах в разных городах, пытаясь посеять страх.

Оппозиционерка Светлана Тихановская выехала в Литву.

8 августа оппозиция создала Координационный совет для трансфера власти, члены которого ведут переговоры с представителями руководства разных европейских стран.

23 сентября тайно состоялась инаугурация Александра Лукашенко.

США, ЕС, Великобритания и другие страны не признали результаты выборов и легитимность инаугурации Лукашенко.

Украинскую позицию озвучил глава МИД Дмитрий Кулеба , по его словам, «инаугурация» Лукашенко не делает его легитимным президентом Беларуси.

Великобритания, Канада, страны Балтии ввели санкции против Лукашенко и других официальных лиц, причастных к возможной фальсификации выборов президента Беларуси и жестокому подавлению акций протеста.

Сам Александр Лукашенко обвинения в фальсификации выборов и узурпации власти отрицает, он ищет поддержки у президента России Владимира Путина .

Между тем протесты продолжаются, а правозащитники говорят о 12 тысячах задержанных людей, по меньшей мере шестерых погибших и сотнях тяжело травмированных.

Предыдущая В Крыму задержали мужчину по подозрению в мошенничестве с перевозками в Россию – полиция
Следующая «Одни ушли сами, других уволили». Вузы и школы Беларуси после протестов 2020 года

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *