«Охраняете памятники? Нет, просто закапываем». В Калининграде зароют руины Королевского замка


Калининградские власти решили закопать подвалы Королевского замка XIII века. Раньше раскопки в центре города планировали накрыть стеклянным куполом, но «погрузить в грунт» оказалось дешевле. Так власти поставили точку в вопросе восстановления замка – в ближайшее время его не будет. Решено снести и стоящий рядом 21-этажный недострой Дом Советов. Здесь появится квартал многоэтажек – проект, по мнению архитекторов, весьма спорный.

Руины Королевского замка в центре Калининграда»Охраняете памятники? Нет, просто закапываем»

27 сентября власти Калининграда сообщили о планах законсервировать раскопки Королевского замка Кенигсберга, которые находятся в центре города. Сегодня сотни туристов собираются посмотреть на фундаменты XIII века, которые уже в следующем году могут исчезнуть под слоем «химически нейтрального грунта». Свое решение власти объясняют желанием сохранить фундаменты – с 2001 года они находятся под открытым небом и разрушаются.

– Консервация будет осуществляться путем укрепления сохранившихся архитектурных элементов с дальнейшей засыпкой раскопа. Так несколько лет назад сделали в отношении восточного крыла замка. Аналогичная методика будет реализована в отношении западного крыла, – сказал глава калининградской службы госохраны объектов культурного наследия Евгений Маслов.

Интересно, что еще три года назад, когда в регионе проводился Чемпионат мира по футболу, власти, понимая, что археологические раскопки с обнаженными фундаментами замка – хорошая точка для привлечения туристов, собирались сделать площадку доступней. Здесь провели благоустройство, убрали старый строительный забор, сделали подсветку, планировали сделать «укрывающую конструкцию» для защиты руин. Но сейчас решили, что закопать дешевле.

– Решили поступить честно и профессионально, отказаться от создания дорогостоящих укрывающих конструкций. Тем более, их представляли общественности несколько вариантов, и так и не получилось единого мнения, – отметил Маслов.

По его словам, стоимость работ по засыпке – 4,9 млн. рублей. Строить на этом месте будет нельзя, так что опасения калининградцев, что земля идет под жилье или торговые центры, беспочвенны, отметил чиновник.

Впрочем, новость вызвала шквал негодования в соцсетях.

«Алло, у вас руины которые привлекают туристов в центре ! Это единственное почти на что там можно посмотреть хоть как то! Нет, давайте закопаем, чтоб потом откапывать»

«Я бы вообще бетоном залил. Хороший фундамент для ТЦ получится. Долой германизацию, але» – возмущались калининграды. «Отмывание денег: раскопали закопали, потом по новой! У власти ЕР с их паровозом что хотят то и делают!» «Охраняете памятники? Нет просто закапываем», – саркастически пишут пользователи.

После власти попытались отыграть назад, сообщив, что от идеи купола над руинами не отказались – просто с изменением цен на материалы проект стал дороже, и сейчас на купол ищут финансирование.

«Гнилой зуб прусского милитаризма»

Сегодня в правительстве нет людей, которые могли бы профессионально решить вопрос с сохранением руин, считает культуролог, экс-глава архитектурного бюро «Сердце города» Александр Попадин .

– Они это с грустью признали и сделали смелый шаг: да, мы не можем восстановить, но хотя бы сохраним. Но с политической стороны это проигрыш, провал. Особенно на фоне того, что мы туризм развиваем. Да, дешевле закопать. Но у вас такой классный объект в центре города, который хочется показывать. Вы уж определитесь – или туризм развивать, или закапывать, – говорит он.

Дом Советов и руины замка

По словам калининградского архитектора, координатора общества «Прусское культурное наследие» Олега Ли , сама по себе консервация не катастрофа. Руины замка сильно пострадали, и их засыпка позволит сохранить то, что когда-то вскрыли археологи.

– Для сохранения руины будут засыпаны нейтральным грунтом, это будет дренированный песок, в котором фундаменты будут хорошо сохраняться, не будут подвержены осадкам, циклам замерзания-оттаивания. Так что несколько истерическая реакция в обществе не оправданна. Руинам это на пользу, никто не собирается это портить, разрушать, уродовать, – отмечает архитектор. – Но здесь есть и политическая составляющая. Понятно, что, в отличие от политики прошлого губернатора Николая Цуканова, политика нынешнего губернатора не несет совершенно никакой поддержки самой идеи воссоздать замок и утраченный центр города. Антон Андреевич (Алиханов. – СР) методично ведет работу по замещению исторического центра, которого мы сегодня не имеем, но который можно было бы восстановить, современной застройкой.

Засыпка руин, которые, неизвестно еще раскопают ли обратно, ставит точку на надеждах на восстановление Королевского замка Кенигсберга, говорят архитекторы.

Замок XIII века был резиденцией прусских королей и дал имя выросшему у его стен на Королевской горе городу. Здесь принимали Великое посольство Петра I, бывали Наполеон и Александр II. В замке состоялась коронация первого прусского короля Фридриха I.

Королевский замок Кенингсберга

Замок дважды горел во время Второй Мировой войны, но частично разрушенным достоял до конца 1960-х, рассказывает заместитель директора калининградского историко-художественного музея Анатолий Валуев .

– У нас в музее до сих пор висит эскиз проектного решения размещения в замке краеведческого музея. Эскиз сделал Институт «Облпроект», он же выполнил обмеры руин восточного и западного флигелей замка, которые сохранились после войны. Местные историки доказывали, что замок имеет большое значение и для российской истории – здесь был «Зал Московитов», где принимали Петра Первого, бывал Суворов Александр Васильевич. И эта концепция многими поддерживалась, даже министром культуры СССР Екатериной Фурцевой, – говорит он.

До войны в замке размещался Музей «Пруссия» с уникальными коллекциями археологии, этнографии, церковного искусства. Работали архив, библиотека, художественная галерея. Но в головах советских партийных чиновников замок оставался символом прусского милитаризма.

– Приехала делегация – по рассказам очевидцев и представителей культуры, под руководством Косыгина (Алексей Косыгин, председатель Совета министров СССР. – СР). И когда наш глава обкома партии Николай Коновалов проводил экскурсию, ему был задан вопрос: «А что у вас тут за гнилые зубы торчат?» – «Музей хотим сделать». – «Музей чему? Германскому империализму?». И на музее в руинах был поставлен крест, – говорит Валуев.

Впрочем, тогда же крест поставили и на самом замке. Началась подготовка к его сносу.

Снести замок сразу не получилось – слишком толстыми были стены. И тогда решено было использовать взрывчатку.

– В научном архиве есть план по сносу замка, где стрелками показано, куда пойдут экскаваторы, где будет заложена взрывчатка, – рассказывает историк. – Наши представители калининградской интеллигенции собирали подписи, ездили в Москву, и нашли поддержку у Фурцевой, были рекомендации сохранить руины. Но никто их не услышал. Уже тогда было намечено строительство Дома Советов на месте замка.

Советское не могло сочетаться с немецким прошлым.

«Перфоратором бурились шпуры в толще стен, затем в них закладывались цилиндрические тротиловые шашки весом 75 граммов каждая, и производился взрыв от электродетонатора. Количество взрывчатого вещества рассчитывалось таким образом, чтобы не было разлета осколков. Ослабленная таким образом стена заваливалась с помощью троса, натягиваемого артиллерийским тягачом», – вспоминал краевед Авенир Овсянов в своей книге «В руинах старого замка».

Королевский замок перед сносом

В 1968 году замок был взорван, а спустя три года на его месте заложили Дом советов – 28-этажное здание, куда планировалось переселить Калининградский обком КПСС и облисполком. Но его так и не достроили: сначала из-за проблем с устойчивостью и нестабильными грунтами (проект изменили и решили строить здание ниже, в 21 этаж), а потом и с финансированием. К 1991 году здание было готово на 95%, а в одной из двух башен даже сделали внутреннюю отделку. Но в перестройку деньги закончились, работы встали.

Сегодня гигантское 71-метровое сооружение стало своеобразным символом Калининграда.

«Упали и лежат»

В 2001 году у стен Дома Советов начались раскопки фундаментов замка. Работу проводили археологи Балтийской экспедиции ИА РАН, а финансировал их немецкий журнал «Шпигель». Он искал здесь Янтарную комнату, считалось, что она находится в замке.

– У них была версия, что в подвалах бывшего винного ресторана «Блютгерихт» в последние дни и перед штурмом Кенигсберга (9 апреля 1945 года. – СР) якобы были складированы ящики Янтарной комнаты. Об этом им рассказывали солдаты Вермахта, которые участвовали во вскрытии ящиков в подвалах, – говорит Валуев.

Раскопки на месте замка

Раскопки продлились шесть лет. За годы археологи копали в различных частях Центральной площади: исследовали фундаменты замка, восточного и западного флигелей, южной террасы. Журнал «Шпигель» продолжал финансировать раскопки.

– Находок было много: каменные ядра, детали кремневых замков от ружей, наконечники копий, винные бутылки, предметы быта, – вспоминает историк. – Но самой значительной незадолго до окончания работ стала серебряная табакерка с одиннадцатью предметами. Они были покрыты магическими знаками и формулами. Выяснилось, что они XVI-XVIII веков, и, скорей всего, эту коллекцию собирал кто-то из королевской семьи, возможно, король прусский Фридрих Вильгельм Второй, который увлекался магией, алхимией.

Янтарную комнату археологи так и не нашли. Впрочем, «Шпигель» был готов финансировать раскопки и дальше, но не сложилось, говорит Валуев:

– «Шпигель» предполагал продолжить работы в 2008 году, докопать часть с найденным колодцем XIV века, сделать торжественное закрытие проекта. Они предполагали выделить деньги на консервацию остатков, которые были раскопаны. В 2008 году они обратились уже к новому руководству области, но получили отказ. В администрации Калининграда им сказали: просим сначала выделить деньги на консервацию руин, а уже потом будет решаться вопрос о продолжении раскопок.

В итоге незаконсервированные руины были брошены под открытым небом.

Навес над руинами так и не появился. Разрабатывались различные варианты – установить покрытие из тента, стекла. Было важно сделать хотя бы временный купол, чтобы фундаменты не разрушала вода, а потом приступать к консервации. Но решения так и не было принято – историкам говорили, что денег в бюджете нет.

– Мы прорабатывали вопрос установки купола, у нас получалось в районе 15 миллионов – просто накрыть без музеефикации руин, с тем, чтобы он выдержал снег и воду, – вспоминает Александр Попадин. – Там сложность с водоотведением. По сути, купол был бы огромной крышей, воду с которой нужно уводить в грунт. А там соседние фундаменты. И мы, спасая одну часть подвалов, вредим остальной части. Это неординарная инженерная проблема. Политики, Цуканов, думали, что это просто. Но это не так просто.

Руины замка сегодня

Древняя кирпичная кладка, сохранявшаяся в земле веками, разрушилась за годы.

– В 2002 году, когда мы начали раскопки, были установлены деревянные навесы по периметру раскопа, но центр был открыт, – рассказывает Валуев. – И все эти годы раскопки находились на открытом воздухе. Туда лил дождь, снег, скапливалась вода. Потом обрушились остатки свода, большой кусок стены тоже рухнул, со стороны Ленинского проспекта. Консервация – это укрепление. Естественно, ничего бы не рушилось, если бы стены были укреплены.

– Раскоп был в лучшем состоянии, были своды, арка была видна. За последние 10 лет они упали и сейчас лежат. Это как раз тот пример, когда, если ты раскопал, у тебя должен был быть проект, как это сохранить, – подчеркивает Попадин. – У меня была концепция: одну половину раскопок засыпаем, а вторую накрываем куполом. При этом решаем проблему входа в подвалы, куда можно было бы заходить через подземный переход, который там рядом, там есть замковые арки. И получается красивая история: заходишь внутрь, тебя окружают стены, это совсем другой тип экспонирования. Раскоп мог бы быть одной точкой, Дом Советов – другой, там мог бы быть, допустим, музей советской истории. А между ними можно выстроить пешеходный трафик – с кафешками, сувениркой, легкие конструкции, которые будут помогать туристам пребывать полдня здесь.

Однако его инициатива у властей интереса не вызвала.

«Апофеоз недальновидности»

Что делать с Центральной площадью Калининграда, ее главной доминантой – Домом Советов и Королевским замком, власти не придумали до сих пор. Долгие годы говорили о сносе советского недостроя и возможном восстановлении замка.

– В 2005 году на 750-летие Калининграда приезжал Путин, Шредер. Александр Башин (бывший главный архитектор Калининграда.– СР) представлял макет Королевского замка и даже, по разным сведениям, получил одобрение, что можно его восстановить, – рассказывает Валуев.

Тогда же в Доме Советов вставили окна и покрасили фасад, но этим все и ограничилось. А к чемпионату мира по футболу в 2018 году были отремонтированы хрущевки вокруг «под старину», и неопытные туристы даже принимают их за сохранившиеся немецкие здания. Панельные многоэтажки вокруг тоже облагородили. Дальше этого благоустройство не пошло.

Благоустройство перед Домом Советов

В последнее время со сменой политического курса о восстановлении замка уже не говорят. Губернатор Антон Алиханов прямо заявил о своем отношении к историческому наследию: «Ведь на самом деле охи и вздохи по поводу наследия… почему оно нам нравится? Именно из-за декаданса, из-за любви к декадансу, гниению и разрушению».

Позже он рассказал, что планирует восстановить Дом советов и переселить туда чиновников областного правительства, «как и планировалось в советское время». И даже публиковал в своем инстаграме фото с хэштегом #myprecious («моя прелесть»).

Но год назад губернатор заявил, что знаменитый долгострой будет демонтирован.

Недавно был представлен новый проект застройки Центральной площади, разработанный петербургским архитектурным бюро «Студия 44». Проект подразумевает снос Дома Советов и возведение на его месте высотных зданий, в том числе, отеля стометровой высоты. Здесь планируется появление Дома калининградского правительства, офисов, апартаментов.

Общественность отнеслась к проекту сдержанно. А архитектурное сообщество выступило и вовсе против, назвав его «апофеозом недальновидности», не соответствующим духу территории.

– Само градостроительное решение члены совета оценивают как неподходящее этому месту. Чтобы проектировать объекты, нужно обосновать их местонахождение, их параметры. Но градостроительного обоснования сделано не было. На такие работы выдается задание, и составление задания – задача достаточно сложная. И вроде как оно было, но его тоже не было, непонятно, кто его составлял, – отмечает председатель правления союза Петр Черненко .

Архитекторы написали открытое письмо в областную думу и губернатору с требованием отменить эти градостроительные решения и вернуться к итогам международного архитектурно-градостроительного конкурса. А такие конкурсы, где представлялись вполне жизнеспособные проекты застройки центра Калининграда, проводились неоднократно.

«Полагаем, что органы государственной власти Калининградской области, уполномоченные принимать решения в сфере архитектуры и градостроительства, действуют непрофессионально и со своими обязанностями не справляются», – пишут авторы обращения.

По словам Черненко, проект застройки разрабатывался в атмосфере «непубличности и непрозрачности» и был вынесен на общественное обсуждение после того, как решение уже было принято. Позже журналисты «Нового Калининграда» выяснили, что власти не предоставили техническое задание на проектирование застройки центра, а сама концепция разрабатывалась на основании «рекомендаций широкого круга заинтересованных лиц».

– Весь конфуз в том, что техническое задание непонятно кто делал и его никто не видел, кто публично может про него говорить, – отмечает Попадин. – Областной градостроительный совет не видел, Союз архитекторов не видел, Вячеслав Генне (советник губернатора по архитектуре. – СР) не помнит, кто подписывал ТЗ.

– Если бы этот проект был реализован где-то на острове, рядом со стадионом, он стал бы украшением города, – считает Олег Ли. – Это прекрасный проект, но в этом месте его размещение категорически неприемлемо. Эта территория требует существования в виде парка, а в будущем здесь должны быть проведены археологические раскопки, но не «спасательные» перед застройкой, а с консервацией и музеефикацией найденных фундаментов. Дальнейшая застройка территории может быть только в рамках исторической сети улиц и в габаритах старой застройки – хотя не факт, что с сохранением ее облика, – отмечает архитектор.

– В проекте есть хорошие вещи, – считает Попадин. – Никита Явейн (глава бюро. – СР) неплохо взял генезис Лебенихта (исторический район Кёнигсберга. – СР), плюс результаты двух конкурсов «Сердце города», хорошо сыграл по планировочной части. Но все это аннулировалось чрезмерной высотностью. Ты можешь красиво опираться на какие-то смыслы, делать хорошую планировочную сеть, а потом делаешь башни сто метров, и все становится бессмысленным. Для маленького участка это критично. Срезаем в два раза – получаем очень хороший проект, который можно дорабатывать.

Центр Калининграда

Сегодня в восстановление Королевского замка в Калининграде, пожалуй, мало кто верит. Но идея сноса Дома Советов в корне неверна, считают архитекторы.

– Снос Дома советов является градостроительном преступлением. Это памятник советского периода, я к нему как к архитектурному объекту отношусь негативно, но мое личное отношение не может влиять на то, что этот ценный исторический объект стал знаковым для города, – говорит Олег Ли.

– Когда нет лучшего ответа, сносить качественный советский брутализм неумно, – подчеркивает Александр Попадин. – Это историческая ценность советского периода. А мы говорим про патриотизм, при этом сносим такое классное здание советской поры.

Предыдущая Крым в тайных документах: Pandora Papers подтвердила следы бизнеса Гереги на Крымском полуострове
Следующая «Охраняете памятники? Нет, просто закапываем». В Калининграде зароют руины Королевского замка

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *