«Она вдохновляет. В ней правота и честность». Нобелевский лауреат Мария Ресса


Филиппинская журналистка Мария Ресса, удостоенная вместе с Дмитрием Муратовым Нобелевской премии мира, за свою более чем 30-летнюю карьеру работала ведущим репортером CNN в Азии и руководителем отдела новостей ABS-CBN. Она создатель первого на Филиппинах новостного интернет-портала Rappler. Издание регулярно публикует расследования, касающиеся власть имущих, в том числе – президента Родриго Дутерте, чей режим печально известен внесудебными казнями и преследованием оппозиционеров и инакомыслящих.

Дутерте заявляет, что редакционную политику Rappler диктуют американцы. Рессу обвиняли в неуплате налогов, клевете, нарушении закона об иностранных владельцах и распространении клеветы в интернете. Власти Филиппин пытаются заставить Rappler самоликвидироваться. Но портал продолжает работать.

Объявление лауреатов Нобелевской премии мира

«Как журналист и соучредитель издания Rappler Мария Ресса зарекомендовала себя бесстрашным защитником свободы слова. Rappler критически освещал скандальную и кровавую кампанию режима Дутерте по борьбе с наркотиками. Мария Ресса пользуется фундаментальным правом на свободу слова, чтобы разоблачать злоупотребление властью, насилие и растущий авторитаризм в своей родной стране, на Филиппинах» – так объяснил решение о присуждении премии Нобелевский комитет.

О Марии Ресса рассказывает британский политолог Питер Померанцев:

– Мария Ресса – важный персонаж вашей книги «Это не пропаганда», посвященной новым формам подавления свободы слова и свободы прессы в мире с помощью социальных сетей. Расскажите, почему вы решили взять у нее интервью? Какое впечатление Мария на вас произвела при личном общении?

Питер Померанцев

– Я с ней познакомился в Стэнфорде на конференции, посвященной будущему интернета и проблеме дезинформации в СМИ и соцсетях. Как ни странно, на конференции было очень много людей из России, а Мария приехала с Филиппин. Вообще, мне кажется неслучайным, что Нобелевскую премию получили журналисты именно из России и с Филиппин. Именно там используются самые современные методы дезинформации. Именно там журналисты подвергаются особому давлению.

На Филиппинах очень часты нападения на журналистов. То, что с Марией происходит, – угрозы, уголовные дела, клевета – ужасно, хотя такое происходит повсюду, просто мир не обращает внимания. Гениальность Марии заключается в том, что она одной из первых смогла разобраться, в чем заключается новая форма цензуры, новая форма давления на независимую журналистику, на свободу слова. И что виноваты в этом не только злые диктаторы, это само самой, но и социальные сети. Мария одной из первых указала, что это проблема всех, не только ее. Она смогла понять, что то, что с ней происходит, – это универсальная вещь в системном мировом кризисе. И начала войну с Фейсбуком.

Из книги Питера Померанцева «Это не пропаганда»:

«Журналисты Rappler изучили частоту, с которой вбрасывалась каждая тема, то есть смогли замерить своего рода «пульс» публикаций. Они обнаружили, что комментарии достигали пика незадолго до важных политических событий: так, частота упоминания «коррупции в СМИ» увеличивалась несколько раз перед выборами, а призывы к аресту де Лима усилились перед тем, как к Марии Ресса пришла полиция. Можно ли было поверить в спонтанность всех этих действий? Они выстроили то, что Мария называет «акульим аквариумом» – некое подобие системы радаров, предупреждавшей о зарождении очередного вброса фальшивых историй. И как только появляются признаки новой кампании, направленной против журналистов, Rappler автоматически рассылает призывы поддержать его позицию соратникам в сети».

– Сама она потрясающая. Мы очень много общались, очень много разговаривали, пытались разобраться… Я тогда тоже был в процессе понимания этой новой для человечества угрозы, в борьбе с которой нужны новые методы. Потом я поехал в Манилу, где мы опять встретились. Она потрясающий человек. Есть святые – вот она такая. От нее идет свет… Это такой человек, с которым общаешься, а после этого дальше идешь по своим делам и понимаешь, что нужно делать в жизни что-то хорошее. Быть нравственным. Она вдохновляет. В ней правота и честность совершенно уникальные. Она могла миллион раз уехать с Филиппин. Наверное, Дутерте хотел, чтобы она уехала, а она решила бороться. Это выбор для нее, совершенно необязательный, но она сделала его, потому что она просто безумно порядочный человек.

Из книги «Это не пропаганда»:

«Когда Дутерте начал свою вдохновленную соцмедиа президентскую кампанию, казалось, что они с Rappler идеально подходят друг другу. Телевизионные каналы не принимали его всерьез. Когда Rappler организовал первые в стране президентские дебаты на площадке Facebook, Дутерте оказался единственным кандидатом, который удосужился на них прийти. И это принесло ему огромный успех. Опросы среди участников онлайн-сообщества Rappler показали, что Дутерте опережает всех остальных. Его главная идея – победа над наркопреступностью – моментально привлекла внимание».

– Мария действительно совершенно бесстрашная женщина, если не боится вести войну с таким диктатором, как Дутерте. Но ведь в свое время именно Дутерте воспользовался созданным ею интернет-порталом Rappler, на этой площадке завоевал популярность и в конце концов стал президентом Филиппин. Не получается ли так, что она породила монстра, а теперь с ним воюет?

– Это не она породила. Мария Ресса очень знаменитый журналист, она была корреспондентом CNN в Южной Азии много лет – все 1980-е и 1990-е. Потом она была главредом телеканала. Она, как многие люди, была таким «ранним романтиком» интернета, считала, что можно создать новое СМИ в интернете, которое будет собирать истории людей, которое будет помогать людям в режиме онлайн. Она была интернет-идеалистом, как многие из нас. И это сперва получалось. Она первая создала первое успешное интернет-СМИ на Филиппинах.

Когда Дутерте появился, он был аутсайдером в политике. Он был мэром города, но, сами понимаете, мэр города, провинциального города, – это несерьезно. Он очень сильно инвестировал в интернет-технологии для своей избирательной кампании. А на странице Rappler в фейсбуке были организованы первые онлайн-дебаты кандидатов. И он пришел. В этом смысле, да, он как кандидат из интернета, и она как человек, который создал первое успешное интернет-СМИ, – они в каком-то смысле сошлись. Но породило диктатора Дутерте и то, что сам интернет породил новый потенциал, а потом им воспользовались плохие люди. Со временем стало понятно, что технологический дизайн крупнейших социальных сетей сам по себе ведет в сторону антидемократических сил.

Книга Питера Померанцева «Это не пропаганда»

Из книги «Это не пропаганда»:

«В феврале 2018 года Rapplers стало известно о необычном субъекте в филиппинском интернете. Его звали @Ivan226622, и он яростно репостил чужие статьи: всего за несколько недель он опубликовал 1 518 статей на тему филиппинской политики… Но еще более необычной была деятельность аккаунта @Ivan226622 до его появления на Филиппинах. До этого он столь же активно публиковал статьи о происходившем сначала в Иране, а затем в Сирии. Вслед за этим он переключил свое внимание на Испанию и разместил сотни статей с аргументами в пользу независимости Каталонии. Чаще всего эти статьи были взяты из испаноязычных версий российских государственных СМИ. В то же самое время те же статьи публиковали сотни других аккаунтов… О деятельности @Ivan226622 стало известно в начале 2018 года, ровно тогда, когда в прессе много писали о самой одиозной фабрике троллей в мире – Агентстве интернет-исследований (АИИ), располагавшемся в Санкт-Петербурге».

– Вы пишете, что Мария Ресса фактически первая или одной из первых увидела новую реальность, когда свобода слова подавляется не за счет замалчивания, а с помощью дезинформации. В расследовании Rappler фигурировал адрес электронной почты, содержащей имя Иван. Можно ли с уверенностью говорить о том, что атаки на Марию шли и из Ольгино?

– Это невозможно утверждать. Часть проблемы с современными социальными сетями заключается в том, что ты не можешь понять многого, ты просто не знаешь. Все могло быть проще. Нанимаешь ботов, покупаешь ботов в интернете и используешь их. Может быть, какие-то из этих ботов, эти аккаунты, были созданы в России, а потом просто продавались. Один из самых больших рынков фейковых аккаунтов находится в России. Это необязательно была политическая операция. Это могла быть просто коммерция.

А вот то, что Дутерте сдружился с Путиным, – это правда. Кажется, агентство ИТАР-ТАСС в какой-то момент стало важным на Филиппинах СМИ, которое цитировали филиппинские лидеры и так далее. Было сближение, может быть, какое-то информационное сближение. Но когда следишь за атаками в интернете, очень легко сойти с ума, начать везде видеть привидения. И гадание о том, была ли это атака из Ольгино, может привести к лихорадочному состоянию. Лучше оперировать только теми фактами, которые мы можем реально доказать.

– Мария Ресса работала на CNN, получала образование в Принстоне. Какие принципы она исповедует в журналистике? Вот Дмитрий Муратов говорит о журналистике вовлеченности, отстраненная западная журналистика – это не то, чем занимается «Новая газета». В силу, как говорит Муратов, российской специфики…

– Об этом лучше Марию спросить. Для Марии главное – борьба за правду, за правдивость фактов в мире, в котором всем стало плевать на них, потому что борьба ведется «за идею». Но мне кажется, она достаточно классический журналист. Когда я с ней говорил, я помню, она рассказывала, почему ей стало сложно работать в CNN и она ушла. Канал стал ставить на эмоциональный профиль ведущего, на выражение точек зрения. Rappler пишет очень отстраненно. Мария, как мне кажется, своей работой доказывает, что главное в журналистике – факты, а не борьба за какую-то политическую идею.

Предыдущая В Крыму опасаются «атаки» сразу двух вирусов
Следующая Детская поликлиника на Чкалова в Керчи: компромисс найти можно

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *