«Они забирают лучших». Семья Асана Ахтемова после его ареста


В ночь с 3 на 4 сентября сотрудники ФСБ России провели обыск в доме крымского татарина Асана Ахтемова. Его увезли в неизвестном направлении и более суток ни родственники, ни адвокаты не знали, где он находится. В результате ему предъявили обвинение в «пособничестве диверсии» (часть 2 статьи 281 Уголовного кодекса России). Обыск в доме крымского татарина был проведен в связи с «повреждением газопровода» в селе Перевальное под Симферополем. Позднее Асан и его троюродный брат Азиз заявили, что их пытали. Вместе с Асаном Ахтемовым был арестован заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял (по документам – Джелялов). посетили семьи арестованных крымских татар.

Во дворе дома родителей Асана Ахтемова самой первой всех встречает Хонда. Хонда – это любимая собака Асана, он принес ее домой щенком несколько лет назад и назвал в честь любимой марки автомобиля. Жена Асана, Репика Ахтемова говорит, что во время обыска в их доме в селе Левадки, собака вела себя тревожно: «В ту ночь, когда Асана похитили, собака лаяла, прыгала на этот забор. Я думала: если она сейчас перепрыгнет, то она их всех съест. Она уже под утро устала тоже, всю ночь лаяла. Подойдет к воде, пьет и снова продолжает. У них какая-то связь – у Асана с собакой, они как-то чувствуют друг друга», – говорит Репика.

Репика Ахтемова (жена Асана Ахтемова) и собака Хонда

Обыск у Асана Ахтемова в Левадках начался в ночь с 3 на 4 сентября. По воспоминаниям супруги Ахтемова, они легли спать, когда пришли с обыском сотрудники ФСБ. Репика вспоминает, что под шум и крики зашли люди в масках и с оружием.

– Асан Ахтемов – это вы? – спросили силовики.

– Да, я, – подтвердил Асан.

– Давай вставай, одевайся.

Репика пересказывает этот диалог и вспоминает, что сразу же начала спрашивать о том, кто они такие и куда увозят ее супруга.

«Я была просто в шоке, стала вставать. Они сказали, чтобы я подождала следователя, он придет и все расскажет. Они вывели и увезли Асана, забрали телефоны тут же. За две минуты это все случилось, я даже не успела ничего понять. Попросила, чтобы разрешили выйти одеться и вести себя не шумно, потому что спали дети. Людей стало поменьше, зашли двое в гражданской одежде. Один из них сказал, что он следователь, но не представились, я вообще не поняла, кто они такие. Стали мне давать какие-то документы, какое-то постановление суда. Один из них сказал: подпишите, и мы начнем осмотр. Это не обыск, это осмотр. Я говорю: я подписывать ничего не могу, у меня трясутся руки. Он говорит: ну тогда мы ничего не начнем. Сели и сидели. Я как-то собралась, потому что хотелось, чтобы они поскорее все ушли, потому что у меня дети, мне было страшно за них. Я не знала, что мне делать дальше. Они начали осматривать весь дом, все перевернули, спросили, есть ли запрещенные предметы. Они сказали, что ищут взрывчатые вещества. Перевернули весь дом, забрали компьютер, забрали все телефоны, я осталась вообще без средств связи, даже не могла никому позвонить».

Репика Ахтемова, жена Асана Ахтемова

Сотрудники силовых структур ушли под утро, задержав Асана Ахтемова. Репике они посоветовали «часик отдохнуть», потому что ровно через час должен был приехать кинолог с собакой для проведения досмотра автомобиля Ахтемовых. По словам Репики, понятые, присутствовавшие во время обыска и досмотра автомобиля, были ей не знакомы: они не были их соседями по квартире и у девушки сложилось впечатление, что сотрудники ведомства и общественные наблюдатели были знакомы.

«Они между собой пытались как-то общаться. Я их даже не знаю. Мне сказали, что вот это понятые. Сначала при осмотре дома были одни люди, потом при осмотре машины – другие два парня, я их вообще не знаю».

Все следственные мероприятия закончились около 11 утра, только тогда Репика Ахтемова смогла выйти к соседям и позвонить свекру. Тогда же она узнала о задержании Азиза Ахтемова (о семье Азиза вы можете прочитать здесь), троюродного брата Асана, и о задержании Наримана Джеляла , заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа (о его семье можно прочитать здесь).

После обыска Репика с двумя детьми – сыном Рефатом и дочерью Сафие переехали в дом родителей супруга. Мама Асана, Зарема отказывается от интервью: начинает несколько раз говорить и, извинившись, выходит из комнаты.

Мать Асана Ахтемова Зарема рассматривает свадебные фотографии сына

Асан и Репика женаты восемь лет, до этого они встречались шесть лет и два года дружили.

«Мы полжизни друг друга знаем», – улыбается девушка.

Ранее Асан работал в крымскотатарской газете «Авдет» , позднее ушел работать в сферу доставки питания. Посещал судебные заседания, участвовал в культурных мероприятиях, каждый год совершал восхождение на Чатыр-Даг в День памяти жертв депортации крымскотатарского народа.

«Кто-то из наших правозащитников сказал, что они забирают лучших. Тех, кто может сказать, может показать, может что-то сделать хорошее, активно помогать людям. Они пытаются, к сожалению, таких людей закрыть, спрятать, чтобы их никто не видел», – говорит Репика Ахтемова.

Свадебная фотография Репики и Асана Ахтемовых

У Ахтемовых – двое детей. Во время обыска и задержания отца, они спали и ничего не слышали.

«Аллах, наверное, решил их сохранить: дети спали до семи утра и ничего этого не видели. Хотя был момент, когда они осмотрели зал, и нужно было перейти в спальню, где спали дети. Я предложила: давайте я перенесу детей в зал, потому что будете включать свет, шуметь. Я перенесла детей, они не проснулись. Потом утром старший сын Рефат, ему уже почти семь лет, увидел, что в доме все перевернуто. Я ему сначала сказала, что мне что-то надо было найти, но потом, когда он начал ходить по дому, увидел людей за воротами, стал спрашивать, где бабашка (отец на крымскотатарском – ред.). Я говорю, что его забрали, но скоро отпустят, скоро привезут. До сих пор он ждет, что Асана отпустят, а маленькой Сафие говорим, что папа уехал по делам и скоро приедет. Пока она еще не очень понимает. А Рефат, конечно, спрашивает, пишет письма», – рассказывает Репика.

Репика Ахтемова и ее дочь Сафие

В одном из писем из следственного изолятора Симферополя Асан обращается к сыну: «Селям, Рефат. Как твои дела? Тебе нравится в школе? У меня все хорошо. Поцелуй от меня всех. Знай, твой баба самый сильный и ты должен быть сильным. Учись хорошо, слушайся анашку (мама на крымскотатарском – КР) и защищай и помогай Сафиешке. Все будет хорошо».

Фотография Асана Ахтемова с сыном Рефатом

Асан Ахтемов пробудет в СИЗО Симферополя минимум до 4 ноября. Фрагмент письма отца к маленькому сыну Репика зачитывает на камеру и не может сдержать слез.

Российские силовики публично не комментируют заявление адвокатов фигурантов «дела о диверсии», а также заявления задержанных крымских татар о том, что их на допросах пытали. направили информационный запрос в ФСБ относительно применения пыток со стороны сотрудников службы в отношении арестованных крымскотатарских активистов. Ответа от российской спецслужбы пока не последовало.

СПРАВКА: В подконтрольном России Верховном суде Крыма 24 сентября отказали в удовлетворении апелляционной жалобы на арест Асана Ахтемова . Ранее сообщалось об ужесточении обвинения в отношении Асана Ахтемова. До этого арестованный рассказал, что в отношении него сотрудники ФСБ применяли пытки. Также Ахтемов сообщал, что его начали пытать током сразу после задержания.

Адвокат Азаматов сообщал, что Асан Ахтемовиспытывает боли и приступы удушья, однако в СИЗО №1 Симферополя к нему применяют психическое давление и содержат в ненадлежащих условиях.

Дело о «диверсии на газопроводе» в селе Перевальное

3-4 сентября 2021 года в Крыму российские силовики провели обыски и задержали пять человек, в том числе крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла (Нариман Джелялов по документам – КР). 6 сентября в Крыму арестовали четырех задержанных: братьев Азиза и Асана Ахтемовых , их отца Эскендера и еще одного сына Эскендера Арсена Ахтемова . Также подконтрольный Кремлю Киевский районный суд арестовал крымскотатарского политика и активиста Наримана Джелялана два месяца – до 4 ноября. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

7 сентября российское государственное агентство ТАСС со ссылкой на ФСБ России сообщило, что задержанные «по подозрению в совершении диверсии на газопроводе в Крыму 23 августа этого года дали признательные показания». По этим данным, на «видео допроса двоих из них, распространенного ФСБ, мужчины подробно рассказали, от кого получали инструкции и как устроили подрыв газопровода в селе Перевальное».

При этом в ФСБ России утверждают, что «диверсия была организована Главным управлением разведки (ГУР) Министерства обороны Украины».

Главное управление разведки Минобороны Украины рассматривает обвинение ФСБ России как «целенаправленную провокацию».

Нариману Джелялу грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Российские власти обвиняют его в совершении диверсии в составе организованной группы по п. «а», ч. 2 ст. 281 УК России, а также по ч. 4 ст. 222.1 УК России – незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка, пересылка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств в составе организованной группы. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

Власти Украины связывают задержания и аресты крымскотатарских активистов с саммитом «Крымской платформы», который прошел 23 августа.

Омбудсман УкраиныЛюдмила Денисова обратилась к Верховному комиссару ООН по правам человекаМишель Бачелет в связи с новыми арестами, которые произошли в Крыму.

После информации об обысках и задержаниях 3-4 сентября у активистов в КрымуПрокуратура АРК и Севастополя сообщалаоб открытии уголовных производств.

Предыдущая Пешком по Севастополю: от площади до площади по улице Ленина
Следующая «Они забирают лучших». Семья Асана Ахтемова после его ареста

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *