«Осеннее обострение»: что происходило с правами человека в Крыму осенью 2022 года


Брутальная российская мобилизационная кампания в Крыму, вывоз украинских сирот, аресты, «фильтрационные» мероприятия, преследования крымчан за антивоенные высказывания и украинские песни, а также масштабное вовлечение в военную пропаганду крымских органов местной власти и учреждений образования. В общественной инициативе «Крымская идея» подготовили обзор ситуации с правами человека на территории Крыма за минувшую осень. О новых тенденциях и ключевых процессах в этой сфере – читайте в этом материале.

Три новые тенденции

Осенью крымские правозащитники зафиксировали три новые большие тенденции в сфере прав человека, связанные с началом полномасштабной войны России против Украины. В первую очередь речь идет о проведении объявленной президентом России так называемой частичной мобилизации, которая в значительной мере затронула крымских татар и спровоцировала мощные эмиграционные процессы представителей этого народа. В обзоре отмечается, что в некоторых регионах Крыма мобилизация выглядела как массовые задержания и принудительная доставка в военкоматы. Избирательная мобилизация, ориентированная на представителей коренного народа, вынудила многие семьи срочно покидать полуостров. По оценкам правозащитников, за осень Крым покинуло не менее 30 тысяч крымских татар.

Второй тревожной тенденцией осени стало массовое перемещение в Крым похищенных на новооккупированных территориях лиц. Сначала их содержали в отдельном корпусе симферопольского СИЗО под особой охраной, но с октября стали переводить в новый следственный изолятор, который полностью предоставлен под нужды симферопольского управления ФСБ России. Эксперты «Крымской идеи» утверждают, что в этом учреждении находится не менее 110 украинцев, преимущественно из Херсонской и Запорожской области. В частности, стало известно о содержании там испанского волонтера Мариано Гарсия Калатаюда , мэра Голой пристани Александра Бабича , херсонской активистки Ирины Горобцовой . Подавляющее большинство из них (не менее 95 человек) находятся в заключении без предъявления обвинений, без помощи адвокатов и без связи с близкими.

Третья особенность, отмеченная в осеннем обзоре, – вывоз в Крым детей из Херсонской области. Местные власти признали, что перевезли по меньшей мере 46 младенцев из Херсонского дома малютки. Еще не исключено перемещение 12 детей с особенностями здоровья из детского дома-интерната в Олешках. В обоих случаях, отмечается в обзоре, общественность в Крыму лишена возможности проверить в каком состоянии находятся эти дети и какой за ними обеспечен уход.

Репрессии нон-стоп

Не снижает оборотов и маховик преследований в самом Крыму. В период с сентября по ноябрь «Крымская идея» зафиксировала пять новых уголовных дел по обвинениям крымчан в связях с украинскими спецслужбами и намерениях провести диверсии по их заданию. Кроме того, на пограничных пунктах пропуска при въезде в Крым с оккупированной части материковой Украины за это время исчезло не меньше четырех человек, попавших на так называемую «фильтрацию».

Также в обзоре отдельно отмечены административные аресты в отношении жителей полуострова «по надуманным или недостаточно доказанным предлогам». К их числу эксперты отнесли аресты пяти участников свадьбы в Бахчисарае и двух жительниц Симферополя за исполнение песни «Червона калына». По мнению авторов обзора, экспертиза о том, что эта песня является гимном организации, которая признана экстремистской и запрещена в РФ, является ложной. Также упоминается арест Андрея Белозерова за демонстрацию ролика на песню «Байрактар», в котором правозащитники не нашли признаков запрещенной символики.

Отдельным блоком в отчете выделены преследования за уклонение от призыва в российскую армию. Согласно представленным цифрам, на сегодняшний день завершено или продолжается рассмотрение 122 уголовных дел в отношении крымчан, которые попытались избежать службы в рядах оккупационной армии. По сравнению с предыдущим годом темпы преследований выросли с 9 до 11 уголовных дел в месяц.

Лекарств нет, есть пропаганда

Среди других нарушений международного гуманитарного права, в частности Женевской конвенции «О защите гражданского населения во время войны», отмечается существенное сокращение возможностей крымской системы здравоохранения. Так, в ущерб медицинской помощи для местных жителей, под российские военные госпитали переданы больничные корпуса в Армянске, Красноперекопске, Первомайском, Джанкое, а с недавнего времени и терапевтическое отделение в Белогорской больнице. Также негативно на ситуацию повлияла мобилизация медицинских работников и непрекращающаяся практика отправки бригад «медиков-добровольцев» для оказания помощи системе здравоохранения в ОРДЛО. Помимо дефицита кадров фиксируется растущий дефицит лекарственных препаратов и других веществ. Например, начались перебои в проведении контрастной МРТ-диагностики из-за проблем с поставками контрастного раствора.

Также в «Крымской идее» к числу нарушений международного гуманитарного права относят проведение пропаганды войны в крымских школах. В частности, отмечается, что родители крымских школьников практически лишены возможности оградить своих детей от участия в уроках российского «патриотического воспитания». Попытки уклонится от посещения таких мероприятий приводят к серьезному давлению со стороны администрации учреждения – родителей вынуждают подписывать «добровольное» согласие без всякого выбора альтернативы. Также в обзоре упоминается о 3 случаях увольнений крымских учителей, заподозренных в проукраинских взглядах.

Еще более плановый подход в вопросах продвижения пропаганды отмечается в работе местных органов власти. Так, по информации правозащитников, местные чиновники регулярно сталкиваются с требованием ежедневно публиковать не менее 3 сообщений на своих страницах в социальных сетях на тему поддержки «специальной военной операции» России на территории Украины. Контроль по выполнению этой рекомендации осуществляют сотрудники министерства внутренней политики, информации и связи Республики Крым.

А в сентябре у чиновников добавилось работы. «До управлений торговли местных органов власти доведена негласная задача обеспечить определенный план «добровольных» отчислений на нужды российских военных со стороны крымских предпринимателей. В отдельных случаях предприниматели говорят о намеренном создании препятствий бизнесу, преодоление которых возможно только при активном отчислении финансовой помощи на нужды российской армии», – отмечают авторы обзора.

Предыдущая «Очередная афера России»: что не так с землей для российских военных в Крыму
Следующая «Вся российская элита и российская армия понимают, что из Крыма придется бежать» – эксперт

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.