От айфонов и деталей для самолетов. Как возможные санкции США могут отразиться на россиянах


На фоне обострения ситуации на российско-украинской границе в американских СМИ появляются версии возможных санкций против России, если вторжение в Украину произойдет. Агентство Reuters со ссылкой на источники в Белом доме сообщает, что могут быть приняты еще и меры экспортного контроля. На практике это может означать, что россияне могут остаться, например, без айфонов и деталей для самолетов. Как эти вероятные санкции могут отразиться на экономике и политике России? Об этом – в интервью профессора, ректора Российской экономической школы Рубена Ениколопова телеканалу «Настоящее Время» (создан компанией RFE/RL при участии Голоса Америки).

– Пока есть только заявления чиновников и источников. Но что не мешает нам с вами обсудить эту гипотетическую экономическую угрозу в отношении России. Новость агентства Reuters всколыхнула российский интернет – якобы США могут ввести запрет на экспорт смартфонов. А это сильно ударит и по кому?

– Поскольку действительно мы сейчас говорим о каких-то скорее слухах, это никак не ограничивает нашу фантазию, поэтому мы можем все что угодно обсуждать, это выглядит как очень странная идея о том, что США могут ограничить экспорт смартфонов, учитывая, что, в общем-то, смартфоны, собственно говоря, производятся далеко не в США. Они могут, конечно, сказать, что у них там используются, безусловно, их технологии во многом, но это даже не совсем понятно, как эта угроза реализуема. Поэтому для меня это звучит как-то из области фантазий, безусловно, экономические санкции, если мы говорим о том, что будут серьезно усиливаться, такая возможность есть, действительно, их усилить. Другой вопрос, что, конечно, любые санкции бьют по тому, кто накладывает санкции, может, и в меньшей степени, чем по тому, на кого накладывают, но это тоже очень болезненный удар. Поэтому на самом деле это, конечно, действительно такой метод в экстремальных ситуациях. Мы его, может быть, можем ожидать, резкое усиление санкций, про которое упоминалось как запрет на экспорт достаточно широких групп товаров, собственно говоря, потребительских, по сути. Там говорили и об автомобилях, и о смартфонах – это уже потребительские товары. Это какой-то уже катастрофический сценарий.

– Но есть промышленный сектор: например, авиационные детали. По крайней мере, источники агентства Reuters говорят, что могут якобы запретить поставлять в Россию. На отрасль это все-таки серьезно окажет влияние? Потому что, если вспоминать слова Путина, которые он относительно недавно говорил, что действительно в России очень много импортных деталей, (это коснется) каких-то запчастей в авиационной отрасли?

– Безусловно. Это как раз тоже очень жесткий сценарий, но более реалистичный, чем введение санкций, собственно говоря, на потребительские товары. И, конечно же, мы очень сильно зависим от поставок авиадеталей для производства. На самом деле, если говорить о производстве наших собственных самолетов, это все-таки если брать российскую авиационную индустрию, то это не так, это все-таки ограниченный удар, потому что в основном, конечно, используются для перелетов нероссийские самолеты. Но собственно для производителей самолетов это очень сильная угроза, потому что действительно очевидно, что многие ключевые детали вынуждены импортировать, поскольку они не производятся в стране. И это угроза вполне серьезная. Но опять же, если брать российскую экономику в целом, это вряд ли будет такой ощутимый удар, это очень болезненный удар по вполне конкретной отрасли, но на, собственно говоря, всю экономику это будет иметь очень маржинальный эффект.

– Мы все дальше идем по мере гипотетической жесткости, которая возможна в отношении России. Заместитель госсекретаря Виктория Нуланд заявила, что обсуждаются меры, которые могут изолировать Россию от глобальной финансовой системы. Как мы понимаем, это отключение от системы глобальных платежей SWIFT. Тут снова задам вам вопрос: это по кому ударит?

– Это уже удар по финансовой системе, это достаточно болезненно для всей экономики. Другой вопрос, что внутриэкономическая деятельность, наверное, не пострадает, потому что мы, в общем-то, в этом состоянии готовности к санкциям пребываем достаточно давно. И внутренние расчеты, я так понимаю, что уже там все протестировано, дублирующая система. Это на самом деле все равно болезненный удар.

– Дублирующая «Мир» имеете в виду?

– «Мир» – это платежная система, SWIFT – это немного другое, это разные вещи. Но там то же самое, насколько я понимаю, аналогичная система, во всяком случае утверждается, что разработана и тестировалась. Но международные переводы действительно пострадают, и это болезненный удар. Другой вопрос, опять же я повторюсь, когда вводятся такого рода санкции, это не менее болезненный удар по тому, кто вводит санкции. И для самой платежной системы SWIFT, которая вовсе не американская, а европейская, это будет очень существенный удар. Поэтому они-то как раз будут, как я подозреваю, сопротивляться, это должна быть очень большая, консолидированная позиция европейских и американских партнеров для того, что ввести такие санкции, это на случай такого катастрофического развития ситуации. Все-таки на самом деле, конечно, кроме Ирана и Северной Кореи, которые все-таки совсем страны-изгои, никто под такие санкции не подпадал.

– Тем более Россия, по-моему, находится на втором месте по всем платежам SWIFT после Соединенных Штатов, которые пользуются.

– Отключить Северную Корею не жалко, в смысле от этого не пострадают все европейские банки и так далее. Даже с Ираном то же самое. Отключение России – это очень болезненный удар по ним самим, поэтому это далеко не то же самое. Отключение России и отключение Северной Кореи с Ираном – это абсолютно разного порядка степень эскалации именно по тому вреду, ту боль, которую испытают собственно те, кто накладывает санкции.

– Еще один момент, который хочется с вами тоже обсудить. Гипотетически снова. По данным источников канала CNN, санкции могут затронуть ближайшее окружение Владимира Путина. Вероятно, это люди из так называемого списка Навального. Напомню, в этом списке 35 человек. И оппозиционеры называют их кошельками Путина. Санкции в отношении олигархов – как могут сказаться?

– На собственно олигархах достаточно болезненно, хотя они уже, я подозреваю, что люди из этого круга к этому готовы и сделали много чего для того, чтобы захеджировать свои риски. Кого конкретно? Честно сказать, если мы посмотрим, то до сих пор санкции персональные не всегда отличались логикой, и очень часто люди, которых мы знаем, близки к этому кругу, не подпадали под санкции, а люди, которые скорее как бы максимально отдалены, были одними из первых в списках. Поэтому тут можно ожидать чего угодно именно потому, что здесь и логика особо не прослеживалась до сих пор в действиях. Либо это может быть просто ковровая бомбардировка по всем, кто в этом списке. А если будут какие-то избранные люди и так далее, то на самом деле никто не застрахован, потому что действительно санкции, условно говоря, могут наложить на какого-нибудь Вексельберга, очевидно, не самого близкого к Путину. И на самом деле, наверное, самый прозападный из наших олигархов – вдруг был одним из первых. И почему это произошло – кроме как какой-то подковерной борьбой [нельзя ничем объяснить]. Собственно говоря, вполне возможно, что конкуренты Вексельберга на Западе, уже объяснить сложно, потому что уже с точки зрения именно политических, если есть месседж по вполне конкретным людям, то это абсолютно неочевидный выбор. И до сих пор так и было, поэтому и разве что если не объяснять логику того, что в принципе никто не застрахован, ничего бы не делалось – все равно у вас есть вероятность подпасть под санкции.

Предыдущая От айфонов до деталей для самолетов. Как возможные санкции США могут отразиться на россиянах
Следующая Съезды с Тавриды будут к морскому побережью в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *