От диверсии до наркотиков: как в Крыму судят людей ради картинки для СМИ


Сначала его называли «украинским диверсантом», пытали и даже отсняли видео с «признательными показаниями». «Разъезжая по Крыму, собирал данные о находящейся здесь военной технике», – рассказывали журналисты российских телеканалов об украинском дальнобойщике Владимире Присиче, транслировали кадры признания мужчины. По версии российского следствия, он состоял в группе диверсантов во главе с Евгением Пановым. Когда эту версию доказать не удалось и дело рассыпалось, силовики использовали план «Б». Присичу вменили хранение наркотиков, за что он и отбыл наказание – три года в российской колонии.

А началась эта история с того, что в 2016 году Владимир из Харькова повез в Крым мебель. Приехал в Севастополь 12 августа, простоял всю ночь в промзоне, а около 10 утра был задержан российским ФСБ.

«Подъезжает УАЗик «Патриот», выбегают оттуда четыре человека в камуфляже, выкидывают меня из кабины. Сорвали с меня ремень, завязали им же мне руки за спиной, надели мешок на голову, загрузили в «газель» и увезли в Симферополь», – вспоминает то утро Владимир Присич .

Спустя 12 часов его снова привозят к автомобилю. Все это время грузовик стоял без присмотра, ключи от него находились у сотрудников ФСБ. В этот раз в автомобиле ищут и находят наркотики.

«У меня были руки в наручниках, разорваны штаны и не было ремня (его отобрали при задержании – КР). ФСБшник мне дает ключ от машины и говорит: «открой машину». Я ответил: «Если я уберу руки, у меня упадут штаны, а вы тут видео снимаете. Я открывать не буду, хотите – открывайте сами». Он подошел, открыл ключом дверь и пригласили кинолога с собакой», – вспоминает Владимир.

Дальнобойщик рассказывает, как кинолог поднял собаку и поставил ее задними лапами на ступени грузовика. Морда собаки оказалась в кабине авто, и она тут же обнаружила пакет – полкилограмма марихуаны.

«Собака подала голос, они взяли этот пакет и бросили. Спросили: «Это ваш пакет?» Говорю: «нет!», – рассказывает об обыске фигурант «дела украинских диверсантов».

Признание с листа

Сценарий с наркотиками – это подстраховка для российских силовиков на случай, если основная версия в суде не пройдет, считает эксперт.

«В России это очень принято: что-то подбросить – наркотики, патроны или оружие. Они так действуют и в Крыму, чтобы подстраховаться. Они не знают, как человек поведет себя на суде. Во время пыток может дать показания, а в суде заявить, что он дал показания под пытками», – замечает эксперт Крымской правозащитной группы Елена Лысенко .

Владимир Присич показывает, где ФСБ обнаружили наркотики

После задержания, рассказывает Владимир, его били всю ночь, пытали током и накачивали психотропными веществами.

«Привязали ноги скотчем к ножкам стула, привязали тело, сняли обувь, сняли носки, надели два провода на пальцы. Я спросил: «Что это такое?» Мне сказали: «Полиграф». Начали бить и подводить к тому, чтобы я им что-то сказал», – говорит бывший заключенный.

От мужчины требовали признания в шпионаже и в связях с уже на то время задержанным Евгением Пановым . С ним Присич познакомился уже в Симферопольском СИЗО на допросах.

«Подводили к тому, что мы никому не нужны. В моем телефоне дали прочитать смс, якобы от мамы. А там, мол, «сынок, я тебя не жду, ты такой сякой… после того, что ты натворил…» Такого вот плана», – вспоминает Присич, как оказывали на него моральное давление работники российских спецслужб.

Видео, на котором Владимир признается в шпионаже, называет имена и позывные, обнародовали российские силовики. Ролик показали в эфире российского телевидения. Материал от ФСБ смонтирован, стыковки кадров видно невооруженным глазом. Владимир говорит, что такое доказательство нельзя считать признанием, ведь он в полубессознательном состоянии читал подготовленный текст.

«Если обратить внимание, видно, что взгляд постоянно уходит. Он (сотрудник спецслужб – КР) рядом с камерой сидел, постоянно взгляд уходит вниз и на него. Текст, который я читал, был набран», – заверяет обвиненный ФСБ России в шпионаже Владимир Присич.

В суде Владимир отказался от сказанного на видео, никаких доказательств шпионажа у ФСБ не было, поэтому обвинение развалилось. Тогда дальнобойщику инкриминировали хранение наркотиков. Прокурор требовал семь лет, судья приговорил к трем.

«По всей видимости, главной задачей была показуха для СМИ. Нужно было по всем каналам показать некого «шпиона из Украины», который добывал какие-то сведения. Видимо, дальнейшая судьба Присича уже была не важна. Но так как они никогда никого не отпускают, его все равно нужно было посадить за что-то, вот посадили за наркотики», – говорит Елена Лысенко.

«Я долго не верила в это»

В Симферопольском СИЗО Владимир провел год, там он перенес микроинсульт. Отмечает нечеловеческие условия содержания заключенных.

Симферопольское СИЗО

«Камера была на 16 спальных мест, но в ней находилось порядка 28 человек. Мне плохо стало, правая сторона отнялась, я упал, носом кровь пошла… Однокамерники помогли, на кровать положили, вызвали врача. Тот пришел минут через сорок, померял давление и убежал», – вспоминает Владимир критический момент.

За год он похудел на тридцать килограммов и потерял восемь зубов. Из Крыма дальнобойщика этапировали на северный Кавказ – в Кабардино-Балкарию. Там он жил в бараке на 90 человек, но было чисто и вопросов со стороны ФСБ больше не было.

В 2018 году в колонию к Присичу приезжал украинский консул Тарас Малышевский , он вспоминает, что после Симферопольского СИЗО Владимир выглядел очень плохо.

«Те фотографии, которые я вижу сейчас, уже после его освобождения – это, пожалуй, около 10–15 килограммов разницы веса, который он восстановил. Слава Богу, тот период он пережил, ему было нелегко», – указывает исполняющий обязанности руководителя Генконсульства Украины в Ростове-на-Дону Тарас Малышевский.

Из соображений безопасности Владимира в заключении не навещали близкие, связь с ним держали через адвоката и консула.

«Вот кричат наши депутаты: «нужно закрыть дипломатические отношения с Россией!» Это значит, что уберут оттуда все консульства. А ребятам, вот таким как Вова, что им делать?! Так хоть какая-то надежда, хоть какая-то поддержка», – говорит мать Владимира Светлана Присич .

В кавказской колонии Владимир восстановил вес, мог получать письма. Ему писали из США, Чехии, Венгрии, Беларуси, Украины и даже из России. Но самое ценное среди всех посланий – письмо от дочери. Когда Владимира задержали, ей было 14 лет.

«Привет, папуля, не умею красиво писать, но для тебя постараюсь. Тебя нет рядом два года, а для меня это как вечность. Никогда не думала, что так получится. Я долго не верила в это, а когда поняла, что правда – слезы текли ручьем, чуть ли не каждый день», – читает письмо дочери Владимир уже на свободе.

После окончания срока, сотрудники российской миграционной службы доставили Владимира Присича на КПП «Меловое» в Луганской области. На украинской стороне 15 августа 2019 года его уже ждал отец.

«Провели меня до украинской границы, сказали: «Вон украинская граница, вам туда». И предупредили, что мне на территорию России запрещен въезд пожизненно», – рассказывает Владимир Присич.

В Украине Владимир восстановил водительское удостоверение (старое россияне так и не отдали), лечит зубы, проходит медицинское обследование. Говорит, раньше о смысле понятия «политзаключенный» даже не задумывался, а теперь поддерживает узников Кремля.

«Политузникам хочу сказать только то, чтобы все держались, чтобы их моральный дух всегда был крепок, чтобы они знали, что тут о них помнят, тут их поддерживают, чтобы их не сломало ничего», – говорит бывший заключенный.

Из-за заключения и пыток Присича в России крымская прокуратура Украины открыла производство и сейчас проводит расследование. Сам Владимир, еще находясь в российской колонии подал жалобу в Европейский суд по правам человека.

Azatlyk YouTubeAzatlyk InstagramAzatlyk Telegram

Предыдущая От диверсии до наркотиков: как в Крыму судят людей ради картинки для СМИ
Следующая На Генассамблее ООН пройдет голосование за резолюцию по защите прав человека в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.