Отрыжка советской национальной политики в Крыму…


То, что творится сейчас с арестами в Крыму, лично для меня, прожившего бок о бок с лишенными Родины, загнанными в репатриационные лагеря крымскими татарами, кажется не подлежащимися здравому осмыслению по многим причинам.

За годы изгнания крымских татар в Узбекистан мне пришлось не только изучить, живя с ними бок о бок их национальный характер, стойкость к лишениям и невзгодам, но и их борьбу за свои поруганные права исключительно мирными средствами, без насилия, провокаций и силовых приемов, тогда как в отношении их правоохранители не жалели ни дубинок, ни прикладов винтовок, ни тюремных камер..

И так продолжалось на протяжения более сорока пяти лет со дня их стремления вернуться на Родину.

Народ, следовавший завету Махатмы Ганди «цели освобождения достигаются исключительно мирно, по законам «ахимсы», почти спустя полвека группами, поодиночке, вернулся на свою Родину, в Крым.

Мне кажется, что и я в чем-то посодействовал их исходу в Крым, опубликовав ряд статей в 1988-89 годах в газетах «Московские новости», журнале «Дружба народов» статьи с призывом «Всем миром поможем братьям вернуться на Родину», обращенным к гражданам тогда еще единой страны, призывом, поддержанным поэтами и писателями: Евгением Евтушенко, Булатом Окуджавой, Анатолием Приставкиным, Сергеем Баруздиним и другими совестливыми литераторами и учеными.

Я был в числе тех узбеков, кто после снятия с крымских татар Верховным советом СССР абсурдных обвинений, провожал первый состав с реабилитированными гражданами. И с тех пор почти ежегодно бываю в Крыму у писателей, с которыми подружился в Узбекистане. И у всех крымцев – пожилых, испытавших разлуку с Родиной и молодых, замечаю мистическую трепетную любовь не только к возвращенной родной земле, но и каждому ручью, стекающему с гор, каждому древнему камню, морю, дереву, цветку, ибо все это образ родной земли, возвращенной борьбой и страданиями.

Изучение этого феномена вдохновило к написанию книг о выдающихся людях этого народа, благородство, которого родило из своей гущи великих сынов – Номана Челебиджихана, Мусы Мамута, Бекира Чобан-заде…

И лично у меня, писавшего о характере, мироощущении, джамаатному укладу жизни, взаимовыручке крымских татар, никак не укладывает в сознании, что они могут нанести вред любимой земле, срубить крымскую ель или сосну на топку, замусорить и загадить речку Салгир, что-то взорвать, уничтожить, колодец, кладбищенский камень, водопровод, канализацию, газопровод, на земле, в котором пролито столько крови не одного поколения.

Сам факт, что, вернувшись на Родину и обнаружив, что дома, имущество, сады, их пастбища заняты пришлыми, не стали предъявлять к ним претензий, угрожать расправой и судами, а строиться заново и обживаться на неосвоенных землях, и один этот факт говорит о нравственности народа.

Такого просто быть не может, если это не провокация, не навет, не стремление посеять рознь в единство народа посредством жестоких издевательств над заключенными, о чем есть множество свидетельств их адвокатов.

В нашей стране нет более другого народа, в сознании которого, как душевная рана, все еще тлеет тревога за поруганную честь, за отнятую Родину, и не надо травмировать его всякими ложными наветами, обвинениями, клеветой и незаконными судебными делами.

Сегодняшняя национальная политика в многонациональной стране должна быть, как заботливая мать, в лоне которой народы, испытавшие ужасы сталинского геноцида, могут и должны найти успокоение и исцеление от тревог за свое будущее, политикой, не позволяющей всяким провокаторам нагнетать обстановку, подбрасывая деревяшки в тлеющий костер…

Тимур ПУЛАТОВ

Предыдущая Тенденции демографического развития крымских татар в Крыму
Следующая Крым в эпицентре

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *