Перед Хмельниччиной. Эпилог


Казацко-татарскому союзу не удалось вырвать Крым из орбиты Османской империи и сохранить власть в ханстве за братьями Мехмедом и Шахином. Следующий союз, направленный на противоположную цель – вырвать Украину из состава Речи Посполитой – будет заключен ровно через 20 лет. Как же складывались крымско-украинские отношения в эти два десятилетия?

Продолжение, предыдущую часть цикла читайте здесь.

С утверждением на троне Джанибека Герая крымско-польсько-украинские отношения вошли в привычный ритм. Дважды в 1629 году крымско-ногайские отряды нападали на Речь Посполитую (в мае и августе), но оба раза были разбиты, причем в плен попал будущий хан и союзник Богдана Хмельницкого Ислям Герай . В ответ запорожцы в июле разорили окрестности Гезлева, а в октябре на Балаклаву совершили налет донцы.

Тем временем закончилась польско-шведская война, и в Украину стали возвращаться и казаки-добровольцы, и регулярные польские силы. И по злой иронии судьбы, что первым, что вторым казна не заплатила обещанного, так что всеобщее неудовольствие скоро вылилось в полноценный бунт. В марте 1630 года выписчики под руководством одного из участников прошлогоднего похода на Крым Тараса Федоровича , известного как Трясило , прибыли в Черкассы и схватили гетмана Грицька Черного , а после – казнили его. Затем повстанцы напали на Корсунь и 4 апреля захватили город, причем к ним присоединились и реестровые казаки. Против них выдвинулся гетман Станислав Конецпольский . Правительственные войска 17 мая атаковали повстанцев у Переяслава, но неудачно. Стычки между двумя полевыми лагерями продолжались три недели. В ночь с 1 на 2 июня казакам удалось ворваться во вражеский стан и нанести полякам чувствительное поражение. 8 июня в Переяславе было подписано соглашение, по которому реестр вырос с 6 до 8 тысяч, а в остальном продолжал действовать Куруковский договор пятилетней давности (все даты в абзаце – по новому стилю).

Что интересно, в самом начале восстания запорожцы призвали на помощь Шахина, укрывавшегося в тот момент среди кубанских ногайцев. Сам бывший калга в Украину не приехал, но послал на помощь казакам 500 всадников. Больше в казацкой истории Шахин Герай не фигурировал.

Зато запорожской помощи внезапно запросил его главный враг – Джанибек . Впервые он обратился к казакам еще в 1627 году в надежде перебить ставку Шахина и расстроить тогдашний крымско-украинский союз. Новый хан желал «на долгие времена жить в мире с вашими милостями», просил держать для него наготове пятитысячное войско, а платить обещал вдвое больше, чем старый калга. И хотя Сечь и Крым обменялись посольствами, на соглашение казаки тогда не пошли, оставшись верными Шахину.

Вторая попытка заключить договор была предпринята осенью 1634 года. У Крыма вновь – как предсказуемо! – расстроились отношения с Буджакской ордой, и Бахчисарай искал союзника для похода против Кан-Темира . Сначала калга Девлет Герай пытался завербовать запорожцев, отправившихся с Дона в морской поход, а вскоре сам хан просил у Сечи пятитысячного войска для борьбы с общим врагом. Впрочем, по имени враг так и не был назван, что неудивительно – султан Мурад IV угрожал Джанибеку отстранением от престола, так что хану не помешала бы помощь и в этом вопросе. Впрочем, уже весной 1635 года султан воплотил свою угрозу в жизнь, так что и в этот раз ничего не вышло.

Но и новый правитель – Инает Герай – недолго оставался в послушании у Мурада. Султан требовал отправить на Кавказ 60-тысячную крымскую армию, однако оставить родину совершенно беззащитной хан не мог. Перед угрозой не просто смещения с престола, но и ликвидации ханства вообще, Инает решил действовать на опережение. Весной 1636 года он молниеносным ударом овладел Кефе и стал готовиться к войне с Кан-Темиром. А чтобы избежать дипломатической изоляции, отправил посольство к новому польскому королю Владиславу IV . Тот в ответ напомнил, что лишь те ханы, которые жили в мире с Речью Посполитой, спокойно правили долгие годы «и на троне собственном умирали». Намек был прозрачен, и уже во втором письме королю Инает прямо объявлял о переходе под польскую протекцию и просил коронного войска для борьбы с султаном.

Но это было уже слишком. Конецпольский уговаривал Владислава воспользоваться шансом, в ответ тот напомнил ему о недавних неудачных попытках овладеть Крымом. Поэтому, чтобы избежать открытой войны со Стамбулом, Варшава не помогла Бахчисараю, но и «не отняла у него надежды». Осенью ханские посланники побывали на Сечи, но в этот раз массового энтузиазма их предложение не встретило.

В январе 1637 года из Крыма на Запорожье прибыла условленная плата, но в поход отправились лишь 700 казаков во главе с Павлом Бутом (известным как Павлюк ) – будущим вождем еще одного антипольского восстания. Короткая экспедиция против Кан-Темира закончилась удачно – бей бежал в Стамбул, его буджакцы перешли под руку Инаета. Польский посланник от Концпольского прибыл в ставку хана, и тот посетовал, что король не прислал на помощь хотя бы несколько тысяч человек – в этом случае можно было бы завоевать для Речи Посполитой все турецкие земли до Дуная. Однако мало того, что этого не случилось, так еще и оставшиеся на Сечи казаки разграбили ногайские улусы у Перекопа. В мае Инает вернулся в Крым, отпустив Бута, но удержав в заложниках 20 человек, пока не будет возмещен ущерб. На обратном пути буджакцы вероломно убили ханских братьев, и потому, когда в июне турецкий флот привез нового правителя, Инает без борьбы принял свою отставку и отправился в Стамбул.

Вернувшись из похода, Павлюк с запорожцами зажег огонь нового восстания: в мае он в Корсуни захватил артиллерию реестровых казаков, а в августе вышел на Киевщину, захватывая города и сжигая шляхетские усадьбы. В бою под Кумейками 16(6) декабря 1637 года повстанцы были разбиты польским гетманом Николаем Потоцким . Павлюк до последнего ожидал подмоги из Крыма, но сперва Инаету было не до этого, а потом на престол сел новый хан – Бахадыр Герай .

7 февраля 1638 года в Крым прибыло еще одно казацкое посольство с предложением вечного перемирия и военного сотрудничества. Сохранилось письмо от 28 февраля запорожского вождя Дмитрия Гуни к калге Исляму Гераю с просьбой о помощи – на Сечь наступали польские войска. И в этот раз крымцы пришли на помощь – 50 мурз со своими отрядами общим числом в 4 тысячи человек расположились у знаменитых позже Желтых Вод и в конце февраля обратили там в бегство польский отряд. До лета татарско-ногайская конница кочевала у Корсуни и Крылова, ходили слухи о совместном крымско-украинском походе на Речь Посполитую, но этого так и не произошло. 13(3) июня под Жовниным гетман восставших запорожцев Яков Острянин был разбит, Гуня продолжал сопротивление до 8 августа (29 июля), однако с восстанием было покончено. Польская власть на десятилетие укрепилась на украинских землях.

Некоторые запорожцы ушли в Крым, сохранив свою организационную структуру («Тарасов полк», названный так по имени Трясилы), и в составе крымского войска в 1640-1641 годах воевали под Каменцом, Львовом и Люблином. В 1641 году в Полоцке еще ходили фантастические слухи о готовности казаков выступить против Речи Посполитой вместе с ханом и султаном, но это были лишь фантомные отражения старого сотрудничества.

Польская армия надежно охраняла границы и перекрыла сообщение Сечи с остальной Украиной. В этих условиях возобновилась старая степная война между крымцами и запорожцами. Взаимные походы и грабежи вновь стали обычным делом.

И тем интереснее, что часть казаков нашла отдушину для своей деятельности – окраины Московского царства. Запорожцы взяли моду ходить далеко на восток, до самого Тамбова, и там нападать не только на московских купцов и граничную стражу, но даже и на поселения донцов! Дошло до того, что в 1644 году донские казаки жаловались на разбой своих днепровских «коллег» польскому гетману Конецпольскому. И часто в этих походах союзниками украинцев выступали татарско-ногайские отряды. Деньги и коней забирали запорожцы, оставляя партнерам торговлю пленными. А в 1643 году произошел уникальный случай, когда казаки сперва вступили в бой с татарами, а затем помирились и вместе пошли грабить московские земли.

Продолжали действовать запорожцы и в составе регулярных крымских сил. В том же 1643 году в Курском уезде воевал отряд из двух тысяч татарских всадников и 500 казацких пехотинцев. На бесчинства запорожцев жаловались московские послы в Стамбуле. Но Бахчисарай берег «своих» казаков – они владели искусством обращения с огнестрельным оружием и летом 1646 года даже учили ему три тысячи крымцев.

В общем, хотя никакого официального договора в этот период заключено не было, каналы неформального казацко-татарского сотрудничества сохранились. И когда в феврале 1648 года новоизбранный гетман Богдан Хмельницкий прибыл в Бахчисарай на переговоры с новым ханом Ислямом III Гераем о военном союзе, он шел по проторенному пути. И пусть у обеих сторон сохранялись предубеждения против соседей, заключение договора было воспринято с пониманием всеми. Уроки крымско-украинского сотрудничества 1620-х – 1640-х годов не пропали даром.

Предыдущая Крымский мост в огне. Что происходит в Керчи?
Следующая Первые грузовые поезда пошли по Крымскому мосту

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.