Первый московский поход на Крым. Начало войны


Специально для

Судьба Казани и Астрахани была предрешена их расположением на берегах Волги. Для взятия этих городов Иван Грозный посылал «судовые рати» с многочисленной артиллерией на борту. Однако чтобы добраться до Крыма, следовало разведать другой путь – по Днепру. И именно этим занялись московские воеводы в 1556 году.

Иван Грозный

Первоначальный план войны, озвученный еще в 1555 году в послании Ивана IV Исмаилу , предусматривал совместный поход московских войск под началом самого царя и 5-6 тысяч ногайцев под предводительством детей и племянников бея. В случае успеха новым правителем полуострова стал бы Янтемир – сын астраханского хана Дервиша-Али , союзного тогда Москве, а родственники Исмаила остались бы кочевать «на том юрте». Так возникло бы еще одно зависимое от царя ханство.

В следующем году Исмаил предложил Ивану другой план – самостоятельно завоевать Крым, а на престол посадить десятилетнего казанского царевича Отемиша Герая , но царь отверг эту идею. С переходом Дервиша-Али на сторону Девлета Герая старые расчеты потеряли свою актуальность, и в Кремле задумались о полном завоевании Крыма – в Бахчисарае и Астрахани, подобно Казани, должны были сесть царские воеводы. Дело оставалось за малым – победить эти ханства в войне.

В марте 1556 года в Москве от крымских языков, захваченных рыльскими казаками атамана Михалка Грошева , стало известно, что хан собирается «со всеми людьми» идти на царя. Это было правдой – Девлет Герай нуждался в победе и ясыре для укрепления своего положения на троне, а кроме того, удачный поход на Московию мог уберечь Астраханское ханство от участи Казанского. С заключением союза между Девлетом и Дервишем-Али осенью предыдущего года это столкновение становилось неизбежным.

Выйдя в марте в степь, крымский хан провел там шесть недель, пока его разведчики выбирали направление главного удара.

Для упреждения внезапной атаки крымцев Иван IV отрядил в степь путивльского наместника Матвея Ржевского с казацким отрядом. Точная его численность неизвестна, но скорее всего он был существенно меньше рати Ивана Шереметева , отправленной годом ранее – возможно, несколько сотен человек. Ржевский должен был из Путивля «идти Днепром под улусы крымские и языков добывать».

Не дожидаясь новостей от разведчиков, Иван IV 23 апреля 1556 года развернул войско из пяти полков вдоль Оки. Позже от бежавшего из плена московита стало известно, что хан собирается идти под Тулу или Козельск. И тогда царь и бояре «приговорили» не оставаться на Оке, а «собраться с людьми да идти на Тулу и, с Тулы вышедши в Поле, дождаться царя и делать с ним прямое дело». Памятуя уроки прошлого года, Иван стремился встретиться с Девлетом всеми силами, а не дать тому громить московские отряды поодиночке.

Тем временем в середине марта Ржевский достиг низовий Днепра, где к нему присоединились два украинских атамана с тремя сотнями каневских казаков. Совместными усилиями они опустошили околицы крепости Ислам-Кермен, захватив коней и скот. Затем московские и украинские казаки атаковали Очаков. Город пал и был разграблен, а когда очаковский бей погнался за ними, то попал в засаду и отступил с большим уроном. На обратном пути под Ислам-Керменом отряд Ржевского попытался перехватить ханский сын и калга Мехмед . Шесть дней казаки отбивались от крымцев с помощью ружейного огня и, в конце концов, ночью оторвались, уйдя на север по «литовскому» (правому) берегу Днепра.

Параллельно крымский хан от пленного узнал, что Ивану IV известно о его намерениях, и царская армия уже развернута. В этих условиях Девлет не рискнул идти на Московию, приказав выдвигаться на Северный Кавказ, чтобы воплотить в жизнь прошлогоднее намерение привести в покорность черкесов и разжиться трофеями. Но и на этом пути хана поджидала неудача. Дойдя лишь до Азова, он узнал о нападении Ржевского и срочно повернул назад. 16 апреля Девлет прибыл в Крым, но казаков уже и след простыл.

Одновременно со Ржевским московские служилые люди были высланы и на Дон. Там они подбили донских казаков на выступление против Крыма. Вначале под Азовом были пленены девять татар, из допроса которых стало ясно, что хан знал о готовности царя к войне, а после получения известий о нападении Ржевского отошел в Крым. А затем отряд атамана Михаила Черкашенина на стругах из реки Миус доплыл до Керчи и разграбил окрестности города, также взяв двух языков и отбив нескольких пленных.

18 июня 1556 года Иван IV выдвинулся из Москвы в Серпухов, чтобы затем идти на Тулу. Авангард был отправлен на реку Шиворонь, где в 1552 году московитам и крымцам уже доводилось биться. Но «прямого дела» не случилось. Вначале к царю привели девятерых крымских пленных из-под Азова, затем 20 июня прибыл один бежавший из Крыма московский пленник, 22 июня была доставлена грамота от самого Ржевского, и где-то в это же время – крымские языки и освобожденные московиты из-под Керчи. Все они единодушно свидетельствовали – крымская армия настолько ослаблена неким моровым поветрием, что одного небольшого нападения на Ислам-Кермен хватило, чтобы прервать ханский поход. Девлет Герай не просто не угрожает Московии, он сам опасается нового московского вторжения. В эту же копилку попало известие от 13 июня, что польский сейм отказался поддерживать крымский поход на Московию. В итоге 25 июня царь распустил основные силы и вернулся домой.

Впрочем, приграничные стычки не прекратились. До сентября, когда Ржевский вернулся в Путивль, он успел разогнать еще несколько мелких крымских отрядов по 50-200 человек, а в октябре один такой был разбит на реке Айдар на Белгородщине.

Итак, большой крымско-московской войны не случилось, а главной жертвой ситуации оказалось Астраханское ханство – в сентябре 1556 года оно было окончательно покорено Московией.

Однако боевые действия не только не закончились – в них вступила еще одна сторона. Легендарный украинский магнат Дмитрий Вишневецкий ( Байда народных песен) был подлинным сыном своего века. Будучи с 1551 года старостой каневским и черкасским, он и так управлял всем Приднепровьем от имени великого князя литовского и польского короля Сигизмунда II . К 1553 году на острове Малая Хортица он заложил небольшой замок, ставший центром сосредоточения украинского казачества.

Дмитро Вишневецький

Но стремление к еще большей власти и самостоятельности (а может и авантюрная натура) привели Вишневецкого к поискам нового сюзерена. Летом 1553 года он со своей казацкой ротой отправился в Стамбул, где провел полгода – то ли собирался перейти на службу к султану Сулейману , то ли искал управу на крымского хана, то ли решал личные вопросы. Его отъезд вызвал волнение в Польше и Литве – ожидалось, что он поведет османов в поход на Украину. Однако уже в начале 1554 года Вишневецкий вернулся домой, а затем держал ответ перед сеймом в Варшаве о своей турецкой поездке. Его пояснения были приняты, и князь вернулся на Хортицу. Параллельно Вишневецкий вступил в переписку с Девлетом Гераем. Князь предлагал выступить против короля в обмен на ханские земельные пожалования на Днепре, но не нашел понимания. А стоило Московии организовать поход Ржевского, как князь обратил свой взгляд в ее сторону.

В июне 1556 года Вишневецкий со своей частной армией осадил Очаков (правда, безуспешно), а 1 октября захватил Ислам-Кермен, вывезя оттуда пушки в свой собственный замок на Хортице. Год спустя польский король оправдывался перед ханом – мол, это исключительно самоуправство князя, а не государственная политика. Еще ранее (то ли летом, то ли в сентябре) Вишневецкий отправил в Москву атамана Михайла Еськовича – одного из двух, принимавших участие в рейде Ржевского. Тот от имени князя просил Ивана IV принять «под свою руку» замок на Хортице, а самого Вишневецкого – на московскую службу. 16 октября князь присягнул перед царскими послами на верность Московии (сам он отказался ехать, сославшись на необходимость лично вести войну).

Инициатива Вишневецкого вызвала в Литве одновременно тревогу и воодушевление. С одной стороны, возможное усиление Московского царства представляло собой угрозу, но с другой – князь брался воплотить в жизнь давнюю идею антикрымского союза христианских соседей ханства. По крайней мере, в январе 1556 года это обсуждали литовские послы в Москве, да и сам Вишневецкий говорил об этом при каждом удобном случае. Еще больший энтузиазм его действия вызвали в Москве – речь шла ни много, ни мало о получении плацдарма для наступления на Крым! Об опасности такого сценария Сигизмунд II предупреждал Девлета Герая, рекомендуя не нападать на Вишневецкого, чтобы не подтолкнуть того к союзу с Московией, и обещая приструнить князя.

Сам хан оказался в критическом положении. Мало того, что ему грозила война на два фронта, и черкесские князья отняли у него два замка на Кубани, а помощи от султана он так и не дождался, так еще и в самом Крыму против него созрел заговор. Аристократы сговорились убить Девлета, а новым правителем провозгласить Тохтамыша , брата казанского хана Шаха-Али . Хан раскрыл заговор, незадачливый претендент вынужден был бежать в Большую Ногайскую орду, а затем в Москву, но проблема оставалась.

Девлет Герай попробовал решить дело миром. В самом конце 1556 года в Москву прибыло посольство с выкупленными после Судьбищенской битвы пленниками. Хан предлагал царю «помириться крепко» и восстановить доверительные отношения. Вишневецкому же Девлет прислал дары и предложение перейти к нему на службу. В обоих случаях крымский правитель получил отказ.

Это означало, что новой войны было не избежать.

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d3fx89p6g9wd6v.cloudfront.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Часть Митридатской лестницы пачкают из-за ремонта дороги
Следующая Помощь бедным: Украина заявила о запуске масштабного проекта

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.