Первый московский поход на Крым. В поисках мира


Московское наступление на Крым исчерпало себя в предыдущем, 1560-м году. Во-первых, все больше сил уходило на Ливонскую войну, а во-вторых, ненадежными показали себя царские союзники – ногайский бей Исмаил и черкесские князья – поэтому о вторжении на территорию ханства речь больше не шла. Но идея сковать главные силы Девлета Герая в Причерноморье, чтобы не допустить его похода на Московию, все еще казалась довольно удачной, поэтому план войны 1561-го года в целом напоминал прошлогодний.

В апреле Иван IV писал Исмаилу, что отдал приказ донцам и черкесам беспокоить набегами Малую Ногайскую орду, а казакам с Днепра «Крым воевать», бею же вновь предлагал присоединиться к кампании. Пять собственно московских полков, как и всегда, были развернуты на Оке, три из них даже выходили вглубь Дикого Поля, но в бои с крымцами в том году не вступали. И судя по тому, что среди отправленных на Днепр не было прославленных воевод, Иван окончательно разуверился в возможности генерального наступления на Крым, решив переложить малую войну на плечи своих союзников.

Однако и противники Москвы не дремали. Весной 1561 года на рейд Азова встала турецкая эскадра с десантом, оставаясь там до самого конца лета. А Дмитрий Вишневецкий , не имея возможности или не желая испытывать судьбу, так больше и не напал на турецкие владения. Очевидно, прошлогодний разгром поставил крест на его планах объединения под «царской рукой» всех черкесов. Так что уже в начале осени Вишневецкий уехал с Кавказа на Днепр, где «крымские улусы воевал, которые кочевали близко», но самое главное – покаялся перед королем и великим князем Сигизмундом II . Он отправил своему бывшему сюзерену письмо с просьбой «принять его в ласку» и разрешить приехать домой. 5 сентября Сигизмунд подписал охранную грамоту Вишневецкому, но тот не поспешил ею воспользоваться – и в ноябре вернулся в Москву.

Независимо от результатов деятельности украинского князя, в июле в Москве Иван IV женился на Марии , дочери кабардинского князя Темрюка Идарова , чем укрепил свой союз с черкасскими князьями. Другую дочь Темрюк выдал за сына Исмаила. Впрочем, успешнее борьба против Крыма от этого не пошла.

Главная же причина ослабления внимания Ивана IV к Крыму заключалась в том, что в апреле московские войска все же получили приказ воевать с Литвой за то, «что король вступается за ливонских немцев и людей своих в иные ливонские города посылает». Война на три фронта стала реальностью, и ханство в ней виделось в Москве не самым главным противником. Интересно, что два крымских посла, прибыв в Вильно, предложили за свой счет организовать 4-тысячный чамбул в помощь литовским войскам в Ливонии, но там отказались.

Девлет Герай, удачно пережив непрерывное военное давление с 1556 по 1560 год, мог теперь попытаться выторговать мир на своих условиях. В мае 1561 года он прислал в Москву гонца с письмом и дорогим конем в подарок Ивану IV. Хан напоминал царю, что не против помириться, но продолжал требовать «Магмет-Кирееву дань», то есть выплат поминок в размере 1521-го года. Иван же не спешил соглашаться, зная, что «в Крыму голод великий», и рассчитывая «пересидеть» Девлета. Но месяцы шли, ситуация не улучшалась, и в Кремле, в конце концов, потеряли веру в возможность военного решения «крымского вопроса». Да, в том году большого похода на Московию удалось избежать, но долго ли продлиться такое состояние? Поэтому 16 декабря в Крым отправился служилый татарин Девлет-Хози Рязанов с товарищами и грамотой, в которой царь писал хану «о крепкой дружбе».

Переход от антикрымской политики к войне с Литвой означал и падение правительства «южного вектора». Его глава Алексей Адашев, брат разорителя крымских улусов Данилы, еще в 1560 году был выслан в Ливонию, попал в опалу Иван Шереметев-Большой и ряд других воевод, сражавшихся с крымцами. Более того, царь ответил отказом на призыв ногайского бея продолжить войну с ханством, хотя буквального годом ранее возлагал на ногайцев свои надежды!

В январе нового, 1562-го года Исмаил предложил Ивану IV провести в июне совместную экспедицию против Гази-мирзы – 2-3 тысячи московской поместной конницы и 6 сотен стрельцов должны были соединиться с чамбулами Большой Ногайской орды на берегу Волги и атаковать Малую Ногайскую орду. В случае успеха, сулил Исмаил, Крым будет обязательно взят – потому что вначале бей захватит все табуны и отары крымцев за Перекопом и потравит хлеб, а потом от голода на полуострове вспыхнут беспорядки. Без разгрома Гази-мирзы «нам Крым воевать немочь, потому что только нам всеми людьми идти от своих улусов, как он на наши улусы придет. А посылать нам [не всех] людей своих, так он не пропускает». Только так, подытожил бей, «то наше дело сделается».

Однако Иван IV ограничился тем, что отправил к черкесам посла с предложением тамошним князьям «над Казы мирзою промыслить». А когда Исмаил вновь попросил о военной помощи для похода на противника – тысячу стрельцов – царь в октябре откровенно ответил: «Нам к тебе послать многих стрельцов из-за литовского дела невместно; а малых людей послать к тебе, так тебе то не поможет же».

Впрочем, несмотря на обмен послами, мир между Крымом и Московией так и не настал. Поэтому в начале весны 1562-го года на Оке вновь была развернута рать, а в апреле в низовья Днепра двинулся Вишневецкий с 850 казаками – «недружбу делать царю крымскому и королю литовскому». Хотя судя по численности отправленных войск, особых успехов от князя в Кремле не ждали.

Но как бы то ни было, в июле Вишневецкий при содействии своего брата Михаила , специально приехавшего за ним из Киева, перешел на службу к Сигизмунду II. Вместе с ним отправились 300 его людей и 150 московских казаков атамана Водопьяна с ним самим, а также – еще пять черкесских князей. Оставшиеся четыре сотни человек были вынуждены вернуться в Москву. А 5 августа Сигизмунд одарил «блудного сына» 200 золотыми монетами и различными тканями, попросив взамен лично или в письме сообщить все о московском войске и намерениях царя. Иван IV в 1563-м году так велел отозваться о Вишневецком перед ханом: «Притек он к государю нашему, как собака, и потек от государя, как собака же, а государю нашему и земле убытка никакого не учинил».

Уход Вишневецкого, о котором Девлету Гераю наверняка было известно заранее, война Исмаила с Гази-мирзой, сосредоточение главных московских сил у Можайска для вторжения в Литву, а также получение больших литовских поминок за этот год открыли Крыму окно возможностей. В последние несколько лет хану не только не случалось лично вести войска на Московию, но и приходилось запираться на полуострове в ожидании атаки врагов. Это, как уже отмечалось, приводило к росту недовольства аристократии и глухому ропоту в низах. Череда неудач могла привести Девлета к получению репутации «несчастливого хана», а значит – к скорой потери власти. Поэтому он не упустил предоставленного ему шанса.

В мае 1562-го года Девлет Герай вышел из Крыма в причерноморские степи, где соединился с ногайцами мурзы Дивея , и двинулся на север. 6 июля авангард под командованием калги Мехмеда достиг Мценска. Два дня крымцы блокировали город и опустошали его окраины, а тамошний воевода со своими людьми неоднократно выезжал из ворот и вступал в стычки с нападавшими, не давая им сжечь посад. На третий день к городу прибыл сам хан с основными силами и артиллерией. В течение дня крымское войско захватило и частично уничтожило город, но не смогло взять мценский кремль. А наутро Девлет отступил и пошел назад, опустошая Болохов и «Белевские места».

Главная причина таких скромных успехов – крайняя немногочисленность ханского войска, всего лишь 15 тысяч человек. Летописец отдельно подчеркнул, что «не приходил же царь никогда в таком малом собрании». Такими силами ранее распоряжались отдельные беи, в крайнем случае – калга, но не хан. Это показывает, насколько тяжелой для Крыма была предыдущая пятилетка войн, голода и эпидемий, раз Девлету не удалось собрать под своим руководством большого войска. И именно поэтому он не стал дожидаться прихода с Оки московских полков, а отошел, даже не пытаясь вступить в битву.

Известие о вторжении хана, первом за несколько лет, вызвало определенное напряжение в Кремле. К Мценску пришла главная рать, и стягивались отряды из ближайших городов. Воеводы гнались за крымцами до реки Коломак на нынешней Харьковщине, но Девлета Герая, естественно, не догнали, потрепав лишь чамбулы Дивея и отбив часть пленных. Иван IV был так раздосадован неудачей, что положил опалу на предводителя погони.

В итоге, несмотря на небольшой размах, крымское вторжение достигло цели – сорвало крупное московское наступление на Литву и продемонстрировало, что с ханством в любом случае придется считаться. Более того, в октябре литовские дипломаты вновь склоняли хана к продолжению войны с Московией. А Иван IV уже не был в состоянии дать Девлету Гераю военный ответ, поэтому искал мирного разрешения конфликта.

В ноябре 1562-го года царь вернул крымского гонца Джан-Мухаммеда и семь его товарищей из ссылки в Ярославле, где они сидели с 1558-го года вместе с послом Ян-Болдуем . 26 ноября на аудиенции Иван IV вручил гонцу грамоты для Девлета Герая и известного своей промосковской позицией бея Сулеша . Хану царь писал, что хочет «дружбы и братства, как де царя и великого князя князь великий Иван Васильевич все Русии был с дедом его с Минли-Гиреем », сетовал на поход на Мценск, и предлагал прислать Ян-Болдую в Ярославль инструкции или обменяться новыми послами для заключения мира. Бею сообщалось, что военные действия 1561-го года совершались будто бы без царского одобрения, а виновные в обострении крымско-московских отношений уже наказаны: «А которые наши люди ближние промеж нас с братом нашим с Девлет-Киреем царем ссорили, мы то сыскали да на них опалу свою положили – иные померли, а иных разослали».

3 декабря 1562 года Джан-Мухаммед покинул Москву и отправился в Крым.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://d57he05flrtpt.cloudfront.net/ Также следите за основными новостями в Telegram, Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Подарки под ёлку: Германия отправила в Украину очередной пакет помощи
Следующая Житель Керчи получил срок за незаконный сбыт марихуаны

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.