«Пик смертей ожидается в ноябре». Демограф – о ковидной статистике в России


В октябре этого года несколько раз обновлялся суточный максимум смертей в связи с коронавирусом с начала пандемии. По данным оперативного штаба, в течение нескольких дней месяца за сутки умирало более тысячи людей. Данные Росстата о смертности значительно выше – в августе умерли 49 389 человек, которые на момент смерти болели коронавирусом. По прогнозам демографа Алексея Ракши, в октябре число избыточных смертей достигнет 96–97 тысяч, а в ноябре – 120–140 тысяч.

На утро 28 октября в России вновь обновился суточный максимум количества заражений COVID-19 с начала пандемии – 40 096 новых случаев. Как сообщает оперштаб, 1159 пациентов с коронавирусной инфекцией умерли. По подсчетам демографа Алексея Ракши, за прошлую неделю число избыточных смертей составило примерно 3750 в сутки, и уже нет никакого шанса, что по итогам года общее число смертей окажется ниже 2,4 миллиона.

– У нас есть два источника официальной статистики заболеваемости и смертности – это оперштаб и Росстат, который публикует данные об избыточной смертности. На ваш взгляд, можем ли мы доверять этим данным?

– Оперштабу не доверять категорически и забыть о его существовании одновременно со «Стопкоронавирусом» и Роспотребнадзором. Росстату можно доверять в плане общей смертности – он считает разницу между прошлым годом и нынешним. Но сейчас избыточная смертность уже должна считаться не относительно прошлого года, а относительно 2019-го, а еще лучше – относительно среднего варианта прогноза Росстата, разбитого на месяцы, поэтому это дело независимых исследователей, а не Росстата. Росстат публикует общую смертность, из которой можно посчитать избыточную.

– Вы прогнозируете избыточную смертность на октябрь – 96–97 тысяч человек, в ноябре – от 120 до 140 тысяч. Как получились эти цифры?

Алексей Ракша

– За август Росстат отчитался о том, что умерло 208 237 человек. В августе прошлого года умерло 162 тысячи, а в позапрошлом году – 144 тысячи. Доковидный прогноз на этот год был – 143 тысячи умерших в августе. 208 минус 143 получается – 65 тысяч – избыточная смертность за август.

За сентябрь ожидается, что будет 203 тысячи смертей. Есть данные по 43 субъектам о числе смертей, и исходя из них получается, что будет 206 тысяч, но есть информация, что выгрузка из ЕГР ЗАГС показывает 203 тысячи. Получается, что в сентябре избыточная смертность будет 62 тысячи, потому что прогноз на сентябрь – 141 тысяча, если бы не было ковида.

За октябрь есть данные только за первые недели месяца, и за прошлую неделю уже количество избыточных смертей было в среднем 3750 в сутки, и это превышение над нормой, норма – 148,5 тысячи смертей за месяц. С каждой неделей в октябре избыточная смертность увеличивается. В экстраполяции на весь месяц она дает избыточную смертность около 96,5 тысячи. То есть всего около 245 тысяч умрет, если тенденция сохранится.

– Можем ли мы связывать эту избыточную смертность непременно с ковидом, или есть еще какие-то факторы, которые на это влияют?

– Мы можем всю избыточную смертность связать с пандемией. А если вы имеете в виду непосредственно заражение ковидом и смерть из-за этого, то львиную долю избыточной смертности можно записать на эту ситуацию, не менее 85–90%. Потому что по странам, где статистика честная, достоверная и подробная, мы видим, что число смертей от всех других причин мало изменилось, особенно по сравнению с огромным приростом числа смертей, как общим, так и от ковида.

По России мы видим, что за прошлый год сильно выросла смертность только от тех болезней, на которые ковид непосредственно влияет, то есть сердечно-сосудистые заболевания, диабет, болезни нервной системы, естественно, пневмония и болезни дыхательной системы, старость как причина смерти и неизвестные причины смерти. Число умерших от остальных причин смерти либо не выросло, либо выросло незначительно. Смертность из-за отравлений алкоголем и прочих алкогольных продуктов выросла на несколько тысяч, от наркотиков – тоже на несколько тысяч, но в сумме это меньше десяти тысяч. А всего избыточных смертей за прошлый год – 350–360 тысяч. Поэтому все остальное можно практически полностью записать на ковид, тем более что смертность из-за гриппа, например, снизилась.

– Разбиты ли данные по возрастным группам? Можно ли посмотреть, люди какого возраста больше всего умирают?

– Данные о смертях, в том числе по причинам смерти, за 2020 год есть по возрасту. Я анализировал эти данные и увидел, что самый большой процент прироста смертности (на 20% и более) был у мужчин старше 70 лет, а у женщин – с 50–60 до 80 лет. Можно предположить, что в этом году ситуация будет похожей. Избыточная смертность концентрируется в старших возрастах, но у женщин еще и в средних возрастах.

– Вы рассказывали в интервью СМИ, что используете для анализа заболеваемости и избыточной смертности данные с Yandex DataLens, то есть данные о частоте конкретных запросов в поисковике. Можете ли вы рассказать, как именно это работает и какие маркеры вы используете для анализа?

– Я считаю, что изучать это гораздо полезнее, чем статистику «Стопкоронавируса», Роспотребнадзора и Оперштаба. Я слежу за пятью видами запросов, статистика которых там выложена, и складываю первые три из них, основные, которые связаны с избыточной смертностью. Еще два вспомогательных, из которых четвертый связан с общей смертностью. Первый – это «лечение коронавируса», второй – «пульсоксиметр, сатурация», третий – «пропало обоняние», четвертый – это «вызвать скорую», и пятый запрос – «что делать, если не едет скорая». По всем этим метрикам существуют проценты прироста в неделю, и мы понимаем примерно, как развивается пандемия. Как это связать с избыточной смертностью? Высчитывается изменение доли запросов за последние две-четыре недели и умножается на избыточную смертность за последнюю полную неделю. Таким образом идет прогноз избыточной смертности.

– Можно ли сказать, насколько за последний месяц выросло количество подобных запросов в разных регионах?

– Я использую скользящую среднюю за неделю, давайте сравним данные с 24 сентября по 24 октября включительно. В целом по стране прирост суммы трех главных запросов, которые включают в себя «лечение коронавируса», «пульсоксиметр и сатурация» и «пропало обоняние», за месяц – плюс 85 процентов. По «лечению коронавируса» прирост – 97 процентов. По «пульсоксиметр, сатурация» прирост – 120 процентов, то есть в 2,2 раза. По «пропало обоняние» прирост – 30 процентов. По «вызвать скорую» еще меньше будет прирост, но он отражает не избыточную смертность, а общую, – 8 процентов. И по «что делать, если не едет скорая» – это самый редкий запрос, и прирост там плюс 25%.

– Про «потерю обоняния» небольшой прирост запросов, возможно, связан с тем, что вирус меняется, и потеря обоняния не так часто происходит теперь.

– Если мы говорим о приросте за последний месяц, то дело не в этом: как у нас был штамм «дельта» безусловно доминирующим еще с июня, так и остался, поэтому и доля теряющих обоняние при заражении не должна была измениться осенью. Скорее это, возможно, связано с тем, что люди в ходе очередной волны узнают, почему пропадает обоняние. А если сравнивать с прошлой осенью, то этот запрос в нынешнем году встречается реже примерно вдвое, чем в прошлом, а смертей больше. Поэтому он уже не такой релевантный. В прошлом году я пользовался только им. А теперь приходится пользоваться уже пятью.

Эти маркеры выбирает сам «Яндекс», и их прелесть в том, что есть ежедневная статистика. А если человек сам хочет выбрать, данные по какому запросу искать, есть Yandex Wordstat. Там человек может ввести любой маркер и посмотреть его динамику, но только по месяцам и по неделям, не по суткам.

– В каких регионах России сейчас ситуация со смертностью обстоит хуже всего?

– Уже есть данные за сентябрь по 43 регионам. Это половина регионов, и среди них чемпионы – Оренбургская область, Ингушетия, Астраханская область, Краснодарский край. Отсутствуют данные еще по очень многим регионам: их нет по Ульяновской, Воронежской, Белгородской, Липецкой областям, потому что ЗАГСы этих регионов не выкладывают статистику. Поэтому этот список, конечно же, далеко не полный. Но в целом плохая ситуация по смертности в Черноземье, в Поволжье и в Южном округе. Во многих этих регионах сейчас количество запросов пошло вниз или перестало расти, то есть в наиболее пострадавших регионах, как правило, уже идет снижение заболеваемости. Быстрее всего доля трех основных запросов снижается в Башкортостане. А Сибирь, которая пока что имеет заболеваемость ниже среднероссийской, сейчас догоняет среднероссийский уровень, темпы роста там выше. То же самое можно сказать про оба столичных региона: Москву и Санкт-Петербург с областями.

– Могут ли данные переписи населения как-то прояснить ситуацию с убылью населения, возможно, показать какие-то более четкие цифры, чем нам дают официальные власти?

– Перепись здесь совершенно ничего не изменит. Если перепись обнаружит населения больше или меньше, вся разница будет списана на миграцию, как это всегда бывает. С помощью переписи невозможно обнаружить больше или меньше смертей или рождений, к тому же рождения и смерти в России учитываются почти на сто процентов.

– Как сегодняшняя ситуация с большим количеством умирающих людей повлияет в ближайшие годы на демографическую ситуацию в России?

– Почти никак не повлияет. Потому что люди, которые умерли, больше на демографическую ситуацию не влияют никак. Демография заканчивается, когда человек умирает, его смерть анализируется, и дальнейшего его влияния на демографию нет. Единственное, если ковид будет чудесным образом побежден, а его последствия для здоровья будут массово купированы, можно будет ожидать пониженной смертности на протяжении нескольких лет после этого. Но пока что предпосылок к этому в России не видно. В других странах это может происходить.

Похороны человека, умершего из-за коронавирусной инфекции. Санкт-Петербург, 25 мая 2020

– А можно сравнить ситуацию со смертностью в России с другими странами, например, где большое количество людей было вакцинировано?

– В России смертность в десятки раз выше, чем в хорошо вакцинированных странах, например, в Великобритании, во Франции, в Германии, хотя в прошлом году, особенно весной, ситуация была обратной.

Данные по общей смертности, как правило, отстают, поэтому проверить это можно по ковидной смертности. Как правило, в зарубежных странах, в Европе, особенно Западной, статистика честная и полная, и почти вся избыточная смертность совпадает с ковидной смертностью. Посмотрим на Великобританию, Францию, Испанию, Италию, Германию, то есть на крупные европейские страны. В среднем за сутки в последнюю неделю во Франции 30 избыточных смертей, но во Франции и до ковида умирало меньше, чем в России, и в пересчете на Россию это 90–100 в сутки, то есть меньше в 30–40 раз. В Великобритании за последние семь дней в среднем было 144 избыточных смерти в сутки, в пересчете на Россию это получается где-то 400–430. В России официально – 1100, а реально около 4 тысяч, то есть разница – в 8–10 раз. Посмотрим на Германию: там от 40 до 60, в пересчете на Россию это примерно от 80 до 120 смертей, то есть тоже меньше в 30–40 раз. В Италии это 38, в пересчете на Россию – 115, то есть тоже меньше примерно в 30 раз. Посмотрим на Испанию, там 20–30 смертей, в пересчете на Россию – 120–125, то есть тоже меньше примерно в 30 раз. И проверим, что происходит с избыточной смертностью. В Испании избыточных смертей нет, в Италии пока что непонятно – статистики нет, в Германии избыточных смертей очень мало, их число примерно соответствует числу ковидных смертей. В Великобритании избыточных смертей 1200 за неделю № 40 (с 4 по 10 октября) – в пересчете на Россию это 4100, и это меньше, чем в России, в 6,5 раза.

– Вы писали, что сейчас в России показатели по смертности – это абсолютные рекорды за всю послевоенную историю.

– Не по смертности, а по числу смертей, давайте не будем это путать. Население стареет, и наилучшим показателем смертности является ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ). Она из-за ковида упала за 1,5 года уже лет на 5, но позорных уровней 1993–2008 годов не достигла. По числу смертей первый раз мы поставили рекорд в ноябре прошлого года, потом в декабре. В декабре дней больше, поэтому посуточно ноябрь стал рекордсменом по числу смертей. Но сейчас октябрь побьет все эти рекорды, а ноябрь еще раз побьет. На этом, я думаю, рекордная серия закончится.

– То есть в декабре можно ожидать спада?

– По запросам в Яндексе мы видим, что из пяти ключевых запросов три снижаются, а два еще растут, но тоже медленно – в целом рост сильно замедлился. Видимо, мы или прямо сейчас подходим к вершине этой волны заболеваемости, или вообще на ней находимся, а дальше непременно будет спад. Кстати, получается, что самоизоляция начинается примерно на максимуме эпидемии. Поэтому пик смертей должен прийтись где-то на середину ноября, а дальше должен пойти спад. И уже декабрь должен быть значительно лучше, чем ноябрь, январь еще лучше, февраль лучше января. По крайней мере, до конца зимы теперь должен быть спад. Но это в целом по стране, а в Сибири и двух столицах спад начнется позже, ибо рост пока продолжается, кое-где в Сибири довольно быстрый.

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2 , ранее известный как 2019-nCoV , обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19 . В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

Предыдущая Безопасность Черного моря: что предлагают США для союзников в регионе
Следующая Безопасность Черного моря: что предлагают США для союзников в регионе

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *