Письма из неволи: Цена свободы. Башкирия


(Продолжение, начало читайте здесь, здесь, здесь и здесь)

Прибыли в Башкирию. Выходим из вагона – человек 40, разделили пополам на две колонны. Опять наручники, железный трос посередине, автоматчики, собаки. Идем строем где-то 1 км до машины, руки отваливаются от сумок и наручников…

Эмир недалеко идет: «Все хорошо, брат рядом!» И Рамазан рядом, взял одну мою сумку – помогает, он дядька здоровый, Аллах дал ему здоровье. Дошли до машины, сели, поехали в СИЗО города Уфы.

Опять шмон. Потом по «боксикам» раскидали – сыро, холодно, нет вентиляции, воняет из туалета. И сотрудник объявил: «У нас в СИЗО официально ходит коронавирус». Вот те на, радость-то какая!

Рефат Алимов, Арсен Джеппаров, Вадим Сирук и Эмир-Усеин Куку во время оглашения приговора в Южном окружном военном суде. Ростов-на-Дону, Россия, 12 ноября 2019 года

Настала ночь, в «боксике» по три лавочки, в основном все стоят. Ну хоть можно кипятильник достать, чай заварить, согреться…

Простояли ночь на ногах, кто на лавке уснул, кто сидел на корточках. Под утро обшмонали опять, сводили в баню, раскидали по карантинным камерам. Эмира увели в другую сторону, попрощались…

Завели в камеру, маленькая где то 2,5 на 5 метров. Четверо нар, нас двое, позже еще двоих привели, двое по 228 статье, как здесь говорят, «барыги». Заработал 5 тысяч, получил 13 лет – романтика!

Утром чувствую – заболел сильно, температура, кашель и т.д. Думал, простуда, спустя 2 дня грудь жжет словно ее прострелили. Заболели еще двое из камеры, зовем врача утром, в обед, вечером…

«Он занят!» – говорят. – «Вас много, он один. Девять корпусов, все болеют».

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

На следующий день тоже не идет, на третий совсем сил нет – болезнь одолевает. Говорим инспектору, что не зайдем в камеру, если врач не придет после проверки. Он ответил, что ему все равно. Простоять хоть всю ночь тут, ему все равно!

«Ага, хорошо!» – говорю, – «скажите мне его ФИО, и начальника медсанчасти данные, я напишу пару жалоб». Дали данные, но через 5 минут врач пришел, посмотрел, послушал дыхание, горло, температуру, говорит: «Возможно у вас COVID-19, а может и нет».

Тест не делали, дал таблетку ацетиловой кислоты и говорит: «Ничего больше нету, крепитесь!» Я от возмущения даже и не знал, ругаться или смеяться? Сразу вспомнил крылатую фразу Медведева «Денег нет, но вы держитесь!» Ну вот и крепились еще две недели, пока не полегчало, хвала Господу!

(Окончание следует)

Вадим Сирук , гражданский журналист, активист, правозащитными организациями признан политическим заключенным

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Крым, читай нас в Google News ПодписатьсяБОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Из России: «Закроем в бараке, вот и все лечение» Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Сотрудники ГИБДД Керчи помогли доставить в больницу мужчину с сердечным приступом
Следующая Крымчане хотят бойкотировать сетевые автозаправки

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *