Письма крымчан: «И плеванто на законо»


24 октября был для китайского вируса последним выходным днем перед введением ужесточившихся антиковидных мер.

В Керчи его отметили сельскохозяйственной ярмаркой, куда за покупками съехался чуть ли не весь город. Во всяком случае, по выделенной для торговли площади у оптового рынка бродили толпы керчан в поисках обещанных по низким ценам продуктов, теснились в очередях за яйцами и шампиньонами, а личные автомобили некуда было приткнуть.

Пожилых людей, которым с 25 октября предписано из дома носа не казать, на ярмарке тоже хватало. И непонятно было: то ли за обещанной дешевизной погнала их необходимость экономить каждую копейку, то ли решили затариться до особого аксеновского распоряжения о свободе передвижения.

При этом пенсионеры оказались самой отзывчивой частью населения на призыв власти привиться. Однако не стоит забывать, что среди тех, кто отклонил это предложение, оказались не только принципиальные антивакцинаторы или просто тупо упертые пожилые керчане (считающие, что войну и перестройку пережили без вакцин, в холоде и голоде, так что, мол, нам ли бояться), но и люди с медотводами по состоянию здоровья. И хотя теперь отовсюду звучат разъяснения, что пожизненные медотводы есть только у единиц, пенсионеры или боятся, или не верят, или доверили бы свое драгоценное исключительно импортным вакцинам.

И я вам скажу, почему так. Сам не раз и не два слышал в аптеках, как фармацевты убеждают людей доверять импортным лекарствам по причине чистоты субстанций и качественной лабораторной проверки. И вы хотите, чтобы после этого все поголовно доверяли «Спутнику»?! А то, что российские СМИ то и дело рассказывают о тяжело заболевших или умерших привитых известных людях вроде актера Валерия Гаркалина или режиссера Владимира Меньшова, лишь усугубляет информационную ситуацию, а следом за ней и психологическую, и медицинскую.

Но и это еще не все. Казалось бы, распоряжение об ужесточении в Керчи антиковидных мер и резко возросших штрафах звучит из каждого утюга, но далеко не все пенсионеры знают об этом. Сам был свидетелем разговора матери с близкой приятельницей, которая буквально накануне введения новых правил узнала, что ей велено сидеть дома.

И это человек, имеющий дело с компьютером и интернетом, читающий, социализированный. А что говорить о тех, кто предпочитает сидеть не у телевизора, а на лавочке у подъезда и решать глобальные проблемы соседей?!

Да и сами представители местной власти не показывают пример того же обязательного ношения масок. Конечно, для репортажа о ярмарке глава администрации Керчи Святослав Брусаков был запечатлен в маске, но вот мы с родителями, приехав туда, увидели Брусакова гололицым, при этом разговаривающим с людьми.

Двойные стандарты властвуют практически во всех сферах и среди населения. В магазин входят в маске, по торговому залу от витрины к витрине бродят без, а у кассы опять натягивают ее. И так везде: в транспорте, любом учреждении, на рынках, в парикмахерских. Такое впечатление, что каждый демонстрирует проверяющим, на, мол, подавись, есть у меня маска.

Да и само ужесточение антиковидных мер – ярчайший пример все тех же двойных стандартов. Проиллюстрирую это на примере все тех же пожилых в возрасте 65+. Местным строго предписано не высовываться из дома, а московские пенсионеры запросто могут приехать в Крым, где у многих столичных семей есть или свое жилье, или родня. И не надо им ни прививок в аэропорту, на мосту или вокзале, ни QR-кодов, ни ПЦР-тестов, потому что это все требуют только при заселении в санатории или гостиницы, а если приезжие поселяются в частном секторе, тем более им принадлежащем, то флаг им в руки без всякого контроля. Своих же грозно предупредили: штраф до сорока тысяч рублей.

И невдомек этим чиновникам, живущим в параллельном быте, что ситуации у тех же возрастных пенсионеров могут быть разными. Я тут навскидку прибросил по памяти своих соседей и знакомых в солидном возрасте, и оказалось, что не все так просто, как на аксеновской бумаге.

Начнем с того, что многие живут одиноко. Взять ту же приятельницу матери, что ни слухом ни духом не ведала об ужесточении антиковидных мер. После смерти мужа она живет одна, сын ходит в рейсы, у снохи ненормированный рабочий день, внучка-одиннадцатиклассница едва успевает бегать по городу от одного репетитора к другому, а сама пенсионерка по несколько раз в день наведывается к живущей в соседнем дворе 98-летней матери то с продуктами, то с постирушками, то с готовкой, то с лекарствами, потому что бабушка привыкла, чтобы постоянно у нее под ногами никто не крутился.

А рядом живут две пенсионерки, мать и дочь, у которых в Керчи нет родни. Этажом ниже – пенсионеры муж и жена, чья дочь давно живет заграницей. Через стенку от них другая такая же семья, сын которых в Москве, а дочь в Киеве. Над ними еще семья пенсионеров: сын в Харькове, дочь в Москве. Через подъезд живут женщина, чей сын перебрался в Симферополь, а другая несколько лет назад похоронила единственного сына. По соседству с ними – еще одна одинокая женщина, самый близкий родственник которой, брат, живет в Мариуполе.

И даже если у кого из одиноко живущих пенсионеров есть в Керчи дети и внуки, так они работают, учатся, и остановить свою жизнь, чтобы родители не показывали носа из квартиры или дома, никак не могут. Такого тупого и глупого распоряжения, которое закрывает пожилых людей в четырех стенах, в Крыму еще не было. В конце концов, сколько бы человеку ни было лет, он должен регулярно питаться, по возможности лечиться, иметь доступ к своей банковской карте, возможность производить обязательные платежи.

А если такие строгости, то где, позвольте спросить, волонтеры, которые полтора года назад назойливо лезли в квартиры пенсионеров, где единая диспетчерская служба, принимавшая заявки от пенсионеров, где, наконец, глава муниципалитета Ольга Солодилова , хвалившаяся в прошлом году волонтерской активностью молодых единороссов? Никто о них теперь слыхом не слыхивал, а если они и появятся, то, поверьте, многие их на порог не пустят не только из опасения, что принесут заразу. Тамара Игнатьевна уж точно, потому что в прошлом году доверилась волонтерам и еле-еле дотянула месяц на свою пенсию. Попросила купить продукты, доверила свою карточку для оплаты, так девушка-волонтер почти полностью растрынькала деньги, накупив самые дорогие из указанных продуктов.

Что значит разрешение пожилым людям выходить на улицу в случае угрозы жизни, что конкретно имел в виду Сергей Аксенов , который пропал с информационных радаров, когда подписывал это распоряжение? И почему для того, чтобы люди вняли вводимым строгостям, прочувствовали серьезность ситуации с ковидом в регионе, не закрыть для начала Крым для иногородних, которые везут на полуостров отовсюду не только так вожделенное чиновниками бабло, но и распространяют инфекцию?

В том, что пожилые керчане не станут исполнять распоряжение Аксенова, можно не сомневаться, потому что жизнь берет свое.

Вторая причина заключается в том, что призывы главы администрации Керчи вакцинироваться и его сказки о доступности этой процедуры для всех категорий, прежде всего пожилых и хроников, — чистой воды обман. Вакцины в Керчи не хватает, ее или недостаточно для всех выстроившихся в очереди, или вовсе нет. Ольга Ивановна созрела до вакцинации, пришла в поликлинику по прописке, а там ей ответили, что вакцины нет, и когда будет, не знают.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Есть и третья причина, которая наглядно убеждает в том, что чиновники на местах имели в виду Сергея Аксенова вместе со всеми его распоряжениями. Ирине Романовне, одинокой пенсионерке возраста 65+, позвонили из департамента социальной защиты именно 25 октября, чтобы она срочно принесла справку об отсутствии у нее в частном доме газа для выплаты ей 5600 рублей на закупку угля. И пригрозили, если до 30-го числа справки не будет, то и начисления тоже. Все годы до нынешнего департамент сам подавал запросы в газовую службу, а сейчас, как объяснили сотрудницы, им долго ждать ответа. Решили ускориться за счет вот таких пожилых, как Ирина Романовна.

Она потащилась на перекладных и пешком до горгаза, выстояла там очередь, где оказалась не единственной пожилой посетительницей, там были и постарше ее, с палочками, с ингаляционными противоастматическими баллончиками в руках. Когда пенсионерка попросила найти запрос департамента соцзащиты, то, перевернув все бумаги, сотрудники горгаза его так и не нашли.

Вот вам уровень исполнительской дисциплины керченских чиновников, рядовых клерков, от которых, возможно, зависит жизнь тех самых пожилых людей, которых они толпами отправляют за справками.

Крым, читай нас в Google News ПодписатьсяКоронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2 , ранее известный как 2019-nCoV , обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19 . В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

Предыдущая «Фактор Миши»: Как дело Саакашвили может повлиять на отношения Грузии и Украины 
Следующая Письма крымчан: «И плеванто на законо»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *