Письма крымчан: К постыдному столетию – спиной 


КЕРЧЬ – Через третьи руки ко мне попала просьба, исполнение которой показалось мне проще пареной репы. Я даже удивился, что при наличии интернета живущий в Штатах мужчина просит прислать кого-либо из керчан фото памятника летчикам. Казалось, чего проще: он запечатлен еще на советских открытках, а уж в сети его можно лицезреть во всех ракурсах.

Но оказалось, речь не обо всем известном памятнике в Сквере летчиков, а о каком-то другом, где значится фамилия его деда, погибшего при освобождении Керчи. Но такие памятники, с фамилиями погибших, по свидетельству сотрудников Керченского заповедника, ставились только в местах захоронения. И никто из специализирующихся на истории войны местных музейщиков, к сожалению, не смог припомнить памятника летчикам с указанием фамилий погибших. Оказалось, что для поиска необходимы точные данные погибшего, от фамилии, имени, отчества, даты рождения до места призыва и службы. Это не так просто даже для профессионалов, поскольку в городе-герое Керчи памятников, имеющих непосредственное отношение к событиям войны, много.

Первый, Обелиск Славы на горе Митридат, был открыт через четыре месяца после освобождения Керчи, в августе 1944-го. Самый величественный – мемориал защитникам Аджимушкайских каменоломен. Эти памятники, куда стекаются толпы людей, выглядят достойно, чего не скажешь обо всех остальных, включая и такой неординарный, как «Парус» в Героевском.

Мемориальный комплекс «Аджимушкай» в Керчи

Я уже не говорю о многочисленных и неприметных внешне памятниках партизанам и погибшим воинам, которые есть в каждом районе Керчи, даже в таком, казалось бы, не вполне подходящем месте, как заброшенный пляж. О них в лучшем случае вспоминают дважды в год, накануне Дня освобождения Керчи и 9 Мая. Эти, воздвигнутые вскоре после войны, выглядят совсем не так, как полагается тем памятникам, к которым не зарастает народная тропа.

За примерами далеко ходить не надо. Есть в городе улица имени командира партизанского отряда Старокарантинских каменоломен Александра Зябрева. Похоронен он в братской могиле, что находится в Молодежном парке, а на названной в его честь улице был установлен памятный знак. По свидетельству старожилов, знак этот простоял на улице немало лет. Но в один прекрасный момент он помешал то ли ремонту, то ли строительству, то ли очередной реконструкции, и его перенесли через дорогу. Только облагородили, цветочки возложили, как это место срочно понадобилось местному начальничку, теперь уже бывшему военкому Керчи. И знак этот опять перенесли. Если поначалу он был установлен на улице Зябрева, то затем оказался на углу улиц Зябрева и Ульяновых, а теперь и вовсе скромненько притулился на улице Ульяновых. Мне, конечно, могут навалять кучу объективных причин, почему так случилось, и даже припомнить, что место под строительство огромного особняка «надо не мертвым – это надо живым». Но факт остается фактом, и вспомнил я о нем, когда племяннику задали в школе написать эссе о герое-керчанине и дополнить его фотографиями, и мой приятель посоветовал повезти его в Старый Карантин на улицу Зябрева. А уж местные жители на рассказ и комментарии по поводу переезда знака в честь партизана не поскупились.

Святое, пропитанное кровью освободителей Керчи, принесших ей звание города-героя, Героевское, где установлен мотобот, действует музей истории Эльтигенского десанта и высится тот самый памятник «Парус», имеющий устрашающий вид разрухи, несколько раз за время «российского правления» пытались облагородить созданием аллей памяти. И что? Тухлая оказалась затея, как и аллея сирени и прочие подобные показушные мероприятия, когда высадка цветов, кустов и деревьев идет под гром пустозвонных слов и обещаний, а потом из всего этого вырастает один пшик.

Тем не менее, в России обожают противопоставлять свое патриотическое отношение к памяти погибших с неблагодарностью европейцев, а теперь еще и украинцев к памятникам воинам Великой Отечественной, называемой во всем мире Второй мировой. Лидируют, понятное дело, поляки, которые не испытывают пиетета к тем, кто после Победы втолкнул их страну в социалистический лагерь. На особом месте украинцы, со времен Евромайдана зачищающие свое государство от принесших им «мир» на штыках и гибель миллионов от голодомора.

Если честно, ни у одного меня к сносу памятников воинам неоднозначное отношение. С одной стороны, мертвые сраму не имут и за дела потомков не отвечают. Они честно, как понимали свою ответственность за родину, выполнили свой гражданский и воинский долг, совершая чудеса мужества, храбрости и доблести. Думаю, они и предположить не могли, что их потомки, за чье мирное будущее они сложили свои головы, в результате окажутся наследниками гитлеровского фашизма. С другой, именно их подвиги сегодня монтируют с нынешним фашиствующим патриотизмом, используют их имена, их памятники как доказательство того, что с украинским народом российское воинство разделается так, как их деды и прадеды с немецким. Поэтому я нисколько не удивлен, когда сносят памятники маршалу Жукову или генералу Черняховскому, которые отдавали приказы на уничтожение и не всегда только прямых врагов.

У своих знакомых поинтересовался, согласны ли они со мной, и оказалось, одни полагают, что памятники фронтовикам сносить ни в коем случае нельзя, исключение составляют одиозные личности, как те же маршалы Жуков, Конев, генералы Черняховский и Ватутин. Наши люди, перебравшиеся в Европу, давно свыклись с мыслью, что никакой Великой Отечественной не было – была Вторая мировая война. Памятников воинам-освободителям в Европе нет. Это идеологический советский термин, использовавшийся для внутреннего употребления, в том числе и в Украине, которая была частью СССР. И эта воюющая за свою свободу и независимость страна имеет полное право освободиться от советской исторической памяти и символов советской идеологии, которым одна дорога – вслед за российским кораблем.

Есть еще одно мнение, что памятники погибшим во Второй мировой войне должны быть исключительно на кладбищах, на могилах воинов, о сносе которых речь не идет ни в Европе, ни в Украине. Но памятники советским воинам следует убрать с городских ландшафтов, прежде всего потому, что для Украины Вторая мировая закончилась поражением национально-освободительного движения. Украина утратила свободу, независимость и миллионы своих граждан, которых погубили и коммунисты, и нацисты. Памятники советским воинам всегда были – а сейчас это особенно чувствительно – символами покорения Украины. Пусть будут на кладбищах – это всем понятная символика памяти погибших. Там им самое место.

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrnzoldlmjkg.azureedge.net/. Также следите за основными новостями в Telegram , Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Письма крымчан: К постыдному столетию – спиной 
Следующая Великобритания ввела новые санкции в отношении РФ и Беларуси. Торговые ограничения нанесут ущерб на $2,1 млрд

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.