Письма крымчан: Кому болит, а кому и фиолетово


КЕРЧЬ – Попавший в водоворот военных действий Национальный университет кораблестроения имени адмирала Макарова в Николаеве – один из трех вузов Украины, что пророс в Керчи большим числом своих выпускников и даже семейных династий. Разве что Национальный горный университет в Днепре (сейчас Национальный технический университет «Днепровская политехника» – ред.) и Национальный аэрокосмический университет имени Жуковского в Харькове могут составить ему достойную конкуренцию по этой части.

В школьные годы нас возили на экскурсию в музей судостроительного завода «Залив», и, насколько мне помнится, первая послевоенная плеяда руководящих и инженерных кадров предприятия была чуть ли не сплошь николаевская. Возможно, не все они были выпускниками кораблестроительного на тот момент института, наверное, кто-то ограничился средним образованием, но то, что именно выходцы из этого города поднимали после войны керченское судостроение – это факт.

Об этом любой желающий может узнать из выпущенной к пятидесятилетию завода книжки «Автографы керченских корабелов», что была во всех местных библиотеках и до сих пор пылится на книжных полках в домах ветеранов предприятия. У дедушки моей подруги, бывшего бригадира сварщиков Игната Никифоровича, это вовсе настольная книга. «Она для меня память прошлых лет: что ни страница – то знакомцы», – всякий раз, открывая книгу, говорит дед.

Судоремонтный завод «Залив» в Керчи. Строящееся судно в сухом доке

Выпускников «макаровки» запросто можно встретить и на других предприятиях Керчи, и в учебных заведениях города, читающими студентам лекции по специальным дисциплинам и руководящими их курсовыми и дипломными проектами.

Этот вуз, по рассказам дедушки моей подруги, протрубившем на заводе без малого полста лет, поспособствовал созданию многих «заливовских» семей, откуда бывшие студенты приезжали из Николаева парами. И мне знакомы семьи керчан, дети которых тоже стали корабелами. Время и общественный формат, естественно, скорректировали ситуацию. Поэтому если старшее поколение до сих пор продолжает ездить с другого конца Керчи на «Залив», преподавать в колледжах, развивать собственный бизнес, а по выходе на пенсию зарабатывать написанием курсовых и дипломных работ, то молодежь, осилив английский, обосновалась в судостроительных компаниях Китая, Кореи и Турции.

Один из них, женатый на сестре моей подруги, адекватно воспринимающий ситуацию в Украине, позвонил, едва узнав об обстреле родной «корабелки». Он, конечно, не плакал, но голос срывался: настолько он близко к сердцу принял бомбежку вузовских корпусов. А сосед дядя Саша, выпускник все той же николаевской «корабелки», правда, всю жизнь ходивший механиком в море, солидный и уже немолодой мужчина, даже напился с горя после звонка кого-то из сокурсников, живущих в Николаеве. Видимо, тот видел разруху воочию, хотя, наверняка в годы их учебы, скорее всего, все выглядело иначе. Жене, возмущенной незапланированной пьянкой, он объяснил, что «эти мрази убили мою молодость вместе с памятью о ней».

Последствия ракетного обстрела российских войск в Николаеве, 12 июля 2022 года.

«Я не могу на это смотреть! – написала мне из Штатов одноклассница, окончившая Национальный аэрокосмический университет (ХАИ), когда я после первых бомбежек Харькова переслал ей видео разрушенного общежития, где жили студенты ее факультета.

«Когда меня спросили в парке, где мы гуляли с сынишкой, почему я плачу, глядя в телефон, показала видео, и все пришли в ужас. Нормальные люди не могут поверить, что в современном мире существует злобное двуногое зверье. У меня так много связано с этой общагой, где студентами мы возмущались бегающими в кухне тараканами, а приехав на пятилетие окончания вуза, умилялись тому, что все осталось по-прежнему», – с горечью вспоминает она.

Однако далеко не все принимают происходящее близко к сердцу.

«Да мне как-то все равно, как внук мой говорит, фиолетово, что происходит в Николаеве. Я там давно не была, последний раз лет десять назад, когда мы отмечали тридцатилетие окончания института. Сейчас меня гораздо больше волнует, чтобы ВСУ не ударили по мосту и моего внука, оканчивающего престижный московский вуз, не замели, по его словам, в армию воевать с ними. А то, что там что-то разрушили сами же хохлы, меня нисколько не волнует», – без тени смущения говорила инженер Наталья Евгеньевна, когда ее спросили, что она почувствовала, узнав о бомбежке своей альма-матер.

Так мало того, по рассказам общих знакомых, ее супруг, окончивший в молодости Национальный горный университет, выходец из известной в Керчи семьи потомственных металлургов, огорчен, что в Днепре не ударили по корпусам его родного вуза, давшего ему путевку жизнь. Кажется, как такое может родиться в голове человека, много лет занимавшего в городе руководящие должности и уж наверняка умеющего логически мыслить и анализировать. Но вот, видите, все, оказывается, возможно, когда потеряны берега бывшей родины. Люди либо живут без оглядки на прошлое, либо искусственно перекрывают потоки собственной памяти.

Скажу больше. Не только у европейских политиков заметна усталость от войны. Даже те керчане, кто имеет близких родственников в Украине, перестают ежедневно следить за событиями неутихающей войны. Вроде бы удивительно, но сам столкнулся с этим, встретив бывшую коллегу, две дочери которой живут в Днепре. Спросил, как они, не попали ли под бомбежку, удивив и озадачив своим вопросом. Видимо, дочери, жалея мать и отца, не стали плакаться им в жилетку за сотни верст, а они с мужем, как выяснилось, устали от, как она выразилась, «этого» и перестали пристально следить за новостями. Конечно, взволновалась, наверняка, побежала звонить, узнавать, переживать и плакать, ругать девчонок, что не известили, но собственный интерес странным образом испарился. И это при двух дочерях и троих внуках.

Мои родители, когда я им рассказал об этом случае, отказывались верить в такое. Понимаете, сегодня не надо, как во Вторую мировую, ждать весточки с фронта месяцами, страдать от неведения, следить за событиями проще простого. Но то ли страх за близких притупился (хотя понять этого никак не могу), то ли равнодушие разъедает, делая войну обыденностью.

Люди зацикливаются на себе, как бы отодвигая от себя опасности, страдания, смерти тех, кто вчера еще были их соотечественниками. Какое им дело до разбомбленных корпусов и аудиторий родного вуза, когда «благодаря мудрой политики их президента» Украина пришла к ним на рынок с помидорами по 25 рублей за килограмм, горами персиков, клубники, нектаринов, черешни, украденных с покинутых фермерами полей Херсонщины.

Им не до убитых детей – им бы нынче дефицитные крышки закаточные достать. Разве им понять, что чувствуют живущие в Украине пусть даже их родные и знакомые? Они ничуть не отдают себе отчет в том, что наедаются не дешевыми помидорами, а напитываются чужой кровью, чужими страданиями, чужими потерями, чужой болью. Им уже, кажется, и бомбежка моста не страшна с кубанскими поставками продуктов, когда юг Украины вернулся к ним «волей сильного президента».

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrpkgnypwwuyim.azureedge.net/ . Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая Письма крымчан: Кому болит, а кому и фиолетово
Следующая Севастополь: в центре города появилась новая антивоенная надпись (+фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.