Письма крымчан: Напряжение между мнениями


КЕРЧЬ – Не сказать, что у нас был дружный класс, но после окончания школы традиция встреч одноклассников уютно прижилась в нашем коллективе. Для этого годился любой повод: попить пивка мужской частью класса, свистать всех, кто в Керчи, когда приезжает кто-то из другого города, и необязательно летом, а еще годится юбилей классной или рождение двойни у нашей старосты. Ну и круглые даты прощания со школой – дело святое.

Но после 2014 года я в посиделках своих школьных корешей не участвую: нет желания превращать встречи в политические распри. Большинство оказалось то ли искренними, то ли вынужденными русофилами, общение с которыми вредит моему душевному здоровью.

Особенно претит русофильство тех, чьи родственники живут на материковой Украине. «Тю, сестра заделалась такой хохлушкой, с мужниной винницкой родней, что тошно! Перешла полностью на мову, представь! Российский паспорт грозит порвать, который мать с отцом ее еле уломали получить в 2015 году! Матери «скорую» вызывали. А ей хоть бы хны! Хрен она от меня долю в родительской квартире получит!» – возмущается бывшая прелестной девочкой Юля .

Другая, Анжела , в контрах с братом, уговорившим отца, вышедшего в сентябре на пенсию, поехать к нему на зиму в Ивано-Франковск. «Как мне батю теперь возвращать? Можно, конечно, через заграницу вернуться домой, но такие деньжищи ломят, что жуть! Хорошо еще, что я забрала у бати банковскую карточку и получаю его пенсию, а то по российским законам выплаты могли или уменьшить, или вовсе прекратить. А так я хоть его квартиру оплачиваю. А все братец! Ныл, мол, зачем, батя, тебе эта рашка, поедем, паспорт тебе сделаем биометрический, посмотришь, как люди в Европе живут! Поехали…»

Дети в военной форме на центральной площади Керчи, Крым, 19 октября 2021 года

И все же отношения с одноклассниками поддерживаю: глупо было бы грести всех под одну гребенку, тем более в нынешней действительно очень непростой ситуации, когда шаг влево-вправо от генеральной линии Владимира Путина серьезнее причисления к иноагентам, и многие, осторожничая, выражают свое истинное отношение к войне с Украиной в сугубо доверительном формате. До недавней встречи с Лешей , с которым мы учились в одном классе только два последних года, я и представить себе не мог, что с ним, молодым чиновником, мы окажемся на одной волне. Меня изумил его пост в соцсети сразу же после начала войны: в иносказательной, но, тем не менее, довольно откровенной для бюджетника форме он объяснял, что мир лучше вражды и войны.

При личной встрече, а мы буквально случайно пересеклись с ним в обеденный перерыв в центре, он, обычно выглядевший настоящим мачо, смотрелся не лучшим образом. И был обескуражен моим вопросом: что так его изменило, болезнь, душевные метания, любовные страдания. «Ты что, недавно приземлился? – спросил он меня. – Какое настроение – такой и вид. Почти все мои сокурсники остались в Харькове, я страшно переживаю за них, потому что с одним никак не удается связаться. Мне страшно представить, что летевшая из Крыма или Белгорода ракета могла убить его, потому что это делает меня не косвенным, а прямым соучастником. Да что тебе говорить, когда уж ты-то точно понимаешь, о чем я?! Выбор у нас с тобой небольшой: или мобилизация, или атомная война. Короче, картина ясная, Россия красная, и мне с Россией той не по пути…»

Разрушенный российскими военными жилой дом в Харькове, 10 апреля 2022 года

Леша, честно скажу, не единственный среди моих знакомых, кто придерживается проукраинской позиции, но не имеет родни в Украине. Да, такой парадокс, что войну чаще осуждают те, кого с Украиной ничего не связывает, кроме посещения Киева или лечения в Моршине.

Свету , мою первую соседку по парте, каждое лето возили в Трускавец поправлять здоровье. Она даже поступать думала во Львове, но родители единственную дочь от себя далеко не отпустили. «Мы останавливались в пансионате Львовского автозавода, и у меня, и у родителей знакомых во Львове множество. Некоторые приезжали в гости, даже останавливались у нас. После аннексии кто-то порвал с нами связь молча, другие – после словесных баталий на политические темы, но со многими мы продолжали поддерживать отношения, а моя подружка-львовянка стала мне сестрой. Кровной родни у нас в Украине нет, мы – крымчане во многих поколениях, но у меня душа болит от мысли, что никого из там живущих знакомых я больше никогда не увижу. А потом страшно делается, что меня считают своим врагом люди, прежде хорошо относившиеся ко мне. Не, представить не могу, что мы с моей Олеськой враги».

Баннер с надписью «Русский корабль, иди на@#й!» над дорогой во Львовской области, 23 марта 2022

Наша единственная в классе золотая медалистка Наташа очень необщительный человек. Подруг у нее в школе не было, встреч с одноклассниками она избегала под всяческими вежливыми предлогами.

А недавно остановила меня на улице и спросила о моем старшем брате. «Это кромешный ужас! Уверять, что русские с украинцами – один народ и идти их воевать. У меня в голове не укладывается, до какой степени вражды мы дойдем с украинцами, особенно с теми, чьи дети погибли под бомбежками… Я даже не осуждаю женщину, потерявшую убитую дочку, если она пожелает смерти всем российским детям. Как мать я ее прекрасно понимаю. Я своей проукраинской позиции ни от кого не скрываю, хотя мой отец – офицер российской армии в отставке, а мать работает в госструктуре. Родители удивляются, где я нахваталась «хохляцкого вируса», потому что вся наша семья связана с Сибирью. Если бы маму не пришлось после моего рождения и сложной операции срочно вывозить на морской юг, а денег у родителей хватило только на жилье в Керчи, мы бы так и жили в Томске. Я первая в семье учила украинский язык, я первая из семьи побывала в Киеве, у меня украинский паспорт и загран, по которому я после безвиза ездила в Европу. Конечно, в Крыму до какого-то времени спокойно, и переехавшие сюда после 2014 года из Украины рады, что война их обошла. Но вспомни наших с тобой толковых и профессионально продвинутых одноклассников, сделавших карьеру в е Киеве. Хоть один из них вернулся в Крым после оккупации? Нет, посчитали для себя бесперспективным. Я разговаривала с одним из них, он даже мысли такой не допускал, несмотря на то, что его отец большой человек здесь и мог его двигать вверх. «Россия – это приговор будущим жизненным планам» – так он мне сказал. И я его понимаю, потому что здесь тупик. Я сама, спасибо мужу за финансовую возможность, оставила работу в 2014 году, потому что российские законы и практики отбросили меня назад, я бы деградировала, хотя у меня почти готова была кандидатская». Прощаясь, она, ничуть не смущаясь, произнесла магические слова: «Слава Украине!»

На фоне этого разговора я, видимо, здорово расслабился и, встретив в супермаркете нашу бывшую классную руководительницу, решил, что она вменяемый человек. Но прокололся. «Ну, всем сейчас непросто, – начала объяснять она мне, словно вдалбывала прописные школьные истины. – И нам тоже нелегко, потому что нет взаимопонимания с украинцами, которые не принимают нашей помощи».

Я не стал спрашивать у нее, о каком взаимопонимании с убийцами она говорит. Не стал произносить вслух, что я думаю о ней. Просто понял, как быстро вчера еще приятные тебе люди, с которыми ты имел общие взгляды, превращаются в твоих, пусть и не явных врагов.

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российские военные действия в Украине.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта : https://krymrnxqqhahrczyi.azureedge.net/ . Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая А где ремонт? Керчане никак не дождутся новой дороги в пер. Корабельный
Следующая Письма крымчан: Напряжение между мнениями

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.