«После случая с сыном не смотрю телевизор – одно вранье» – мать раненого на крейсере «Москва» призывника


Минобороны России признало, что крейсер «Москва» затонул. По разным оценкам, численность экипажа составляла от 416 до 680 человек, в том числе, как выяснилось позже, матросы срочной службы. 13 апреля Украина заявила о ракетном обстреле «Москвы» и пожаре на крейсере. До сих пор нет достоверных данных о потерях после крушения российского крейсера. В издании «Радио Азатлык» узнали, что среди раненых есть призывник из Татарстана – солдат-срочник Булат Шакирзянов, пишут Idel.Реалии.

О призывнике из Татарстана изданию рассказала его мама Гульназ Уразаева .

– Булат призван на срочную службу в ноябре 2021 года из военкомата Набережных Челнов. 29 ноября их распределили в Крым – в Севастополь, а после курса молодого бойца – на крейсер «Москва». Попал в боцманскую команду. Последний раз звонил 10 апреля, сообщил, что уходят на патрулирование.

Кто сообщил семье о происшествии на крейсере? Вы долго искали Булата?

– 14 апреля в 5 утра позвонил друг мужа, сказал, в интернете пишут, что на крейсере «Москва» пожар, экипаж эвакуирован. Я сразу же начала звонить командированию, мне повезло – я дозвонилась. Спросила про сына, мне ответили, что его отправили в госпиталь в Севастополе с ранением средней тяжести. В 7 утра начала звонить в госпиталь, его еще не было в списках, сказали перезвонить через 2 часа. В 11 часов еще раз дозвонилась, сообщили, что в травмотологии лежит раненый с таким именем. Какие именно ранения – по телефону не говорят, только степень тяжести. Только вечером медбрат принес ему телефон, чтобы позвонил маме. Сын помнит мой номер на память.

Сразу поехать к нему не могла, аэропорты были закрыты. Через Комитет солдатских матерей нашла женщину, маму матроса, живущую в Севастополе. Она откликнулась на мою просьбу сходить к нему и увидеть своими глазами, в каком он состоянии. Сын говорит, в Севастополе очень много добрых людей. В госпитале всем ребятам помогают всем, чем могут (одежда, еда, сигареты), медсестры очень добрые, отзывчивые. Аллах меня услышал – 21 апреля его отправили в Петербург. 22 апреля я прилетела к нему сама. Министерство обороны предоставило гостиницу.

–? Как сейчас Булат?

– У Булата множество осколочных ранений головы, шеи и ожоги. Ранена левая рука. Военкомат Набережных Челнов в курсе, сама туда ездила 15 апреля, сама рассказала про крушение. Они даже не знали на тот момент. На крейсере служили 8-9 матросов из Татарстана. Ни одного от них звонка не поступало за весь период, пока он находится в Питере. Кажется, им вообще неинтересно, отправили ребят на службу, и на этом все. Моему ребенку сейчас нужна поддержка, ожидается долгий период реабилитации. В военную прокуратуру буду писать, буду узнавать насчет страховых выплат.

Вам рассказали что-нибудь о крушении?

– Про крушение крейсера сын ничего не рассказывает. Я и не спрашиваю. Дя меня самое главное – живой. Могу сказать одно – ребятам, кто спас Булата и других ребят, нужно дать орден Мужества.

–? Вам наверное многие сейчас пишут в соцсетях…

– Много журналистов пишет. Я вам ответила потому, что вы с Татарстана.

Вы знакомы с Дмитрием Шкребцом? Это тот, кто первым написал о сыне, пропавшем при крушении крейсера. Вообще, общаетесь с солдатскими родителями?

– Дмитрия лично не знаю, знаю заочно. С родителями матросов из Челнов общаюсь.

Есть поддержка со стороны комиссариата, городских или республиканских властей?

– Если со стороны военного руководства Татарстана кто-то откликнется, я буду очень рада. Черноморский флот пока молчит. И вообще все умалчивается. Я даже представляю, что после службы ребята останутся одни с этой трагедией. След на всю жизнь. Конечно, сейчас идет война, много ребят в госпитале, ранения ужасные, все молодые – я такого насмотрелась, просто ужас. После случая с сыном, не смотрю телевизор – одно вранье. Как еще их земля носит – даже признать не могут, что наши ребята – герои, хоть и срочники.

Согласно подсчетам Idel.Реалии на утро 7 мая, на войне в Украине погибло 507 выходцев из республик и областей Поволжья, смерть которых признала российская сторона или их родственники.

Больше всего погибших на данный момент в Оренбургской области – 68 человек, следом идет Башкортостан (57 человек), далее – Татарстан (46 человек). Одному из них было 18 лет.

Предыдущая Крым уже не ваш: оккупанты на полуострове боятся митингов и протестов
Следующая «Если Крым не вернуть Украине, риск войны останется». Оливер Лооде –​​​​​​​ о войне и преследовании Россией крымских татар

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.