«Православный шахидизм» и неоязыческая «теология войны» московского патриарха Кирилла


В своей новой антиевангельской «теологии войны» московский патриарх Кирилл (Гундяев) каждый раз по-новому «пробивает дно». Хотя кажется, что ниже уже некуда, но за последние восемь месяцев на каждой новой проповеди этот «жрец языческого бога войны» поражает все новыми и новыми перлами своего сползания в язычество или даже сатанизм, пишет Радіо Свобода.

Вот и в этот раз, оправдывая мобилизацию в России на войну против Украины и украинского народа, московский патриарх озвучил антихристианские тезисы, которые с точки зрения православной теологии подпадают под понятие «ересь».

Ересь патриарха Кирилла

Сознательно манипулируя вырванными из контекста евангельскими цитатами и извращая их смысл и содержание, московский патриарх 25 сентября произнес еретическое с точки зрения православия учение об «откупной жертве» российских военных, которые в случае гибели такой своей «жертвой смывать все грехи, которые человек совершил».

Более того, Кирилл сравнил мобилизацию (т.е. сознательное направление собственного народа на смертельный убой во время ничем неоправданной войны) с добровольной искупительной жертвой Иисуса Христа ради спасения человечества.

Среди прочего Кирилл Гундяев из церковного амвона заявил следующее:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного (Ин. 3:16). Отдал на что? На смерть! … Жертвенность есть величайшее проявление лучших человеческих качеств. Мы знаем, что сегодня многие погибают на полях междоусобной брани… Церковь осознает, что если кто-то, движимый чувством долга, необходимостью исполнить присягу, остается верным своему призванию и погибает при исполнении воинского долга, то он, несомненно, совершает деяние, равносильное жертве. Он себя приносит в жертву за других. И потому верим, что эта жертва смывает все грехи, которые человек совершил» (проповедь от 25 сентября 2022 года).

Еще раньше московский патриарх Кирилл также призвал российских военнослужащих:

«Идите смело исполнять свой воинский долг и помните, что если вы жизнь свою положили за Родину, за други своя, как говорит Священное Писание, то вы будете вместе с Богом в Его Царстве, в Его славе, в Его вечной жизни» .

За день до начала Путиным войны против Украины, 23 февраля 2022 года Кирилл Гундяев еще раз обратился с особым призывом и благословением в армию РФ «быть готовыми дать отпор врагу» «на рубежах нашего Отечества».

Патриарх Московский Кирилл и министр обороны России Сергей Шойгу в главном храме российских вооруженных сил в Подмосковье, 14 июля 2020 года

В последующие восемь месяцев войны РФ против Украины в своих посланиях и призывах московский патриарх продолжил формулировать свою «теологию войну» и «сакральное» оправдание агрессии России против Украины.

Подобные высказывания и призывы к «жертвоприношению» в корне противоречат духу и букве Евангелия и святоотеческому православному вероучению. Ведь по православному учению смывают грехи человека только покаяния и причастия.

Никакая смерть «при исполнении воинского долга» (а тем более при захватнической войне!) автоматически не может откупить или смыть грехи человека. Никакая «индульгенция» от патриарха или Синода этого не может обеспечить.

Такая война является «Каиновым смертельным грехом», за который совершающие его подлежат церковному осуждению и отлучению. Так что если им и гарантировано какое-то «царство», то явно не Божье (рай), а дьявола (ад). А сравнение смертей русских оккупантов с искупительной жертвой Иисуса Христа, на которую Бог-Отец послал Своего Сына ради искупления грехов человечества, и фактические призывы к родителям так же добровольно отдавать своих детей в «жертву, смывающую все грехи», откровенное богохульство и поругание.

Такого догматически вероисповедного отступления от православного вероучения РПЦ не знала за всю свою историю.

Отправка на фронт. Священник московской церкви освящает мобилизованных в оккупированном Россией Крыму. Севастополь, 27 сентября 2022 годаШахидизм «русского мира» и «православный халифат»

Учитывая, что провозглашает на своих проповедях московский патриарх Кирилл, очевидно, что он исповедует неправославное учение. Он создает какое-то новое собственное еретическое вероисповедание, доктрину, противоречащую учению Православной Церкви.

В частности, провозглашенные им идеи «откупительной жертвы» погибших русских солдат являются ничем иным, как заимствованием идей шахидизма из радикально-фундаменталистских течений исламского мира, согласно которым воин в случае гибели во время войны с неверными» (джихад) получает автоматическое прощение грехов и попадает в рай.

При этом «гарантией» попадания в «рай» считается борьба именно с «неверными», а не с собственными единоверцами, как это имеет в случае с Кириллом Гундяевым, который, по сути, призывает к уничтожению собственной православной паствы с УПЦ МП.

Как «шахидизм» не является идеологией всего ислама, а лишь отдельных исламистских экстремистско-политических течений радикально-фундаменталистского толка, и сами исламские страны страдают от атак террористов-смертников, так и взгляды патриарха Кирилла идут вопреки православному учению и наносят ущерб христианам.

Ведь то, о чем говорит Гундяев, никак не имеет отношения к христианству и христианской жертвенности.

Президент России Владимир Путин (слева) и патриарх Московский Кирилл

Казалось бы, каким образом радикальные идеи исламистского фундаментализма и шахидизму могли проникнуть в среду Московского патриархата и его руководителя?

Однако, если проанализировать действия и высказывания Кирилла Гундяева в должности московского патриарха, все становится очевидным. Он давно имеет нескрываемый интерес к фундаментализму в исламе.

По его собственному признанию, больше всего в исламе его привлекает то, что «мусульманский мир – сильный мир».

По словам Гундяева: «У нас общий моральный базис: у православных и мусульман. Нам важно работать вместе по укреплению нравственного начала в обществе… Однажды нашего президента спросили об отношении православия к католическому христианству и исламу, и президент ответил: «Мы, православные, к исламу ближе». И он был прав, – продолжил глава РПЦ, – в том смысле, что с точки зрения традиции и основ нравственной жизни мы сегодня ближе с исламом, чем некоторые западные христиане, у которых сегодня происходит отход от традиционной нравственности».

Московский патриарх говорит, что его привлекает тот факт, что в отличие от политкорректного западного христианства ислам продолжает сохранять «достаточно конкретную этику» и «бескомпромиссную традицию». По его мнению, западное христианство, в отличие от ислама, переживает ныне «глубокий кризис» из-за того, что «Церковь перестает говорить людям четко и ясно, что есть добро, а что зло, а значит, она перестает быть нужной».

На заседании Высшего церковного совета РПЦ патриарх Кирилл 26 марта 2021 года заявил:

«Нужно постоянно отслеживать все, что происходит в сфере церковных отношений с исламом, и вносить коррективы в эту траекторию, наполняя, если требуется, наши отношения новым содержанием. Перед лицом всё возрастающих вызовов со стороны секулярного мира важно укреплять нашу солидарность… У нас много тем для совместной работы, и мы должны использовать общность интересов, возникающую из социального, политического, культурного контекста, в котором мы все сегодня находимся. Поэтому представляется необходимым развивать взаимодействие с исламом как в странах канонической ответственности Русской Православной Церкви, так и во всем мире».

С этой целью при московском патриархе был создан и действует специальный Экспертный совет по взаимодействию с исламским миром , члены которого исследуют и пытаются частично перенимать опыт исламского мира. Занимаются разработками исламско-православного диалога и изучением опыта исламской цивилизации и специалисты возглавляемого патриархом Кириллом так называемого Всемирного русского народного собора ( ВРНС ). Также по инициативе Совета «Экономика и этика» при московском патриархате в 2011 году было начато изучение и обсуждение опыта исламского банкинга и возможности его внедрения в России под видом т.н. «православного банкинга» как альтернативы западным стандартам банковского дела.

Один из серии одиночных пикетов за права афганских женщин. Санкт-Петербург, 23 августа 2021 года

По всей видимости, приближенные к Кириллу Гундяеву эксперты, готовящие ему доклады, аналитические записки, обоснования и проповеди, серьезно занимаются изучением опыта ислама в разных сферах. Но сами имея склонность к воинствующему фундаментализму, в качестве примера для заимствования избрали именно идеологию исламистских экстремистско-политических течений. Этим объясняется тот факт, что в новейшей гибридной идеологии московского патриарха, среди прочего, нашли свое отражение и заимствование из некоторых фундаменталистских идей и течений «исламского мира», в том числе таких экстремистских движений, как «Исламское государство» ( ИГ или ИГИЛ ) и другие.

По сути, и сам термин «русский мир», внедренный в употребление как отдельная идеологема по образцу «исламского мира». И современная гибридная идеология «русского мира», которая не является оригинальной, но содержит немало заимствований и плагиата из других идеологий и теорий, имеет целый ряд признаков, гораздо ближе к исламу, чем к христианству.

Среди таких заимствований есть представление о «русском мире» как отдельной «мегацивилизации» с собственными «традиционными ценностями», «духовными скрепами» и «сакральной миссией», противостоящей «антицивилизации» Запада.

По сути, это заимствование исламистской фундаменталистской идеи политического «единства мусульман всего мира» независимо от национальных и расовых различий «для противостояния Западу». Провозглашая своей миссией возрождение единого Исламского Халифата и его мировой гегемонии, возвращение к духовно-нравственным и политическим идеалам и традиционным ценностям средневековья, исламисты превозносят первое исламское государство как «священную идеальную страну» и прародину современного исламского мира.

Заимствуя подобные отдельные представления и лозунги из исламистских фундаменталистских течений, современные идеологи «русского мира», по сути, попытались трансплантировать идеи мирового Исламского Халифата на православную почву.

В новоявленном русском мифотворчестве идеал средневекового священного Халифата заменили идеалом так называемой «Святой Руси». В результате такого «переодевания», замены названий и отдельных положений и принципов, вышла новая гибридная идеология, внешне получившая название «православной», но на практике имеющая немало сходства с радикальным исламизмом, чем с христианством.

«Новый нацизм»

В то же время ложно будет воспринимать учение московского патриарха Кирилла об отдельном «русском мире» как полное заимствование фундаменталистских идей исламского мира. Как уже было сказано, это не чисто оригинальная теория. Здесь нашли свое воплощение заимствование из разных квазирелигиозных идеологий и теорий.

Учение Гундяева – это «гремучая смесь», эдакий «винегрет», в котором в общей куче намешаны кое-где противоположные друг другу доктрины и идеологемы. Причем часто откровенно нехристианские, из-за чего эта смесь и приобретает характер лжи.

В частности, в пропагандируемой московским патриархом идеологии нашли свое воплощение даже идеи неонацизма и неофашизма, а также старые коммунистические мифы и представления об СССР как некой «идеальной стране», о «едином советском народе», об их противостоянии «мировому злу» в лице «коллективного Запада» и далее.

Склонность сознания российского постсоветского общества к подобным искусственным мифам и идеологемам и их востребованность создали благоприятную почву для распространения и популярности новоявленных псевдоправославных фундаменталистских идей, которые есть не что иное, как современное трансформированное воплощение идей неофашизма, неонацизма, неокоммунизма и исламского фундаментализма, переделанных и приспособленных под православным камуфляжем к российско-постсоветской ментальности.

В этой нехристианской идеологии нет места учению Христа о том, что «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36). Именно эти основные слова искривляет, отрицает и опровергает своими действиями патриарх Кирилл Гундяев. В противоположность этим наставлениям Христа в основе новой вероисповедной доктрины патриарха Кирилла заложено:

  • неоязыческий культ поклонения силе и мощи земного государства и власти,
  • подмена евангельских идеалов «небесной родины» («небесного Царства Божьего») идеалами «царства земного» и светской власти («князя мира сего»),
  • чрезмерная идеализация земного государства с наделением его сакральными («священными») качествами,
  • популяризация культа войны («победобесие») и внушение верующим необходимости отдавать себя в добровольную жертву (жертвоприношение) на «алтарь отечества» с целью «восстановления его единого исторического пространства».

Новейший нацизм

Подменяя евангельские идеалы, здесь исповедуются неизвестные Евангелию какие-то особые «духовная сущность», «цивилизационная миссия», «традиционные ценности» и «единое пространство» народов «русского мира» независимо от национальности, языка и культуры, которые, несмотря на существующие разногласия, толкуются как «духовно единый русский народ» и отдельная «сакральная мегацивилизация», которые непременно должны противостоять Западу.

В качестве одной из центральных миссий идеологии «русского мира» патриарх Кирилл провозгласил «восстановление единства исторического пространства народов Святой Руси», искусственно наделяемое каким-то особым сакральным и эсхатологическим смыслом. При этом средневековый миф-мечта о воображаемой «небесной Святой Руси», которую олицетворяли сонмы святых, отныне искусственно переведены на сугубо конкретное земное государственное образование в лице Российской империи/Советского Союза/Российской Федерации во главе с сугубо земными правителями/вождями.

По словам известного православного богослова, профессора Галлахера Брендона:

«Эта идеология является формой этнорасового религиозного фундаментализма, с апелляцией к крови, земле, вере, нации, народу, языку и царю/вождю. Как и предыдущие этноцентризмы, он демонизирует всех, кто ему противостоит. А в то же время в логике идеологии «русского мира» Запад является большим противником, эдаким «верховным демоном». Идеология русского мира («русского мира») – это новый нацизм, нацистская идеология XXI века».

По убеждению профессора Брэндона, в идеологии русского мира существует много сходства с немецким нацизмом и итальянским фашизмом в призывах к «Исторической (= Великой) Святой Руси», что уподобляет ее к неоязычеству.

Такой взгляд на это новейшее учение разделяют более 1500 христианских теологов мира, подписавших совместную Декларацию об учении «русского мира», в которой они осуждают эту новую доктрину как нехристианскую.

Итак, есть все основания говорить о новейшей ереси «русского мира», ересиархом которой является патриарх Кирилл Гундяев.

Президент России Владимир Путин (слева) во время награждения патриарха Московского Кирилла орденом Андрея Первозданного. Москва, 20 ноября 2021 годаЭкспансионистская идеология «русского мира»

После распада СССР и ликвидации КПСС Московский патриархат остался единственной структурой, которая в свое время была тесно связана с КГБ и которая едва ли не единственная не претерпела существенных трансформаций в постсоветские времена, сохранив влияние на значительных территориях бывшей «единой страны».

Неудивительно, что именно РПЦ была отведена роль (вместо бывшей КПСС) в формировании новой имперской идеологии, призванной сохранять и укреплять так называемое «единое цивилизационное пространство».

Бывшие идеи коммунистического «мессианства» легко накладывались на византийско-имперскую почву. Вместо старых коммунистических лозунгов придумываются новые – о «русском мире», «православной цивилизации» и «едином пространстве Святой Руси», в основе которых все искалеченная мечта-утопия об определенном «райе на земле» и «идеальной стране», которая так же, как и во времена СССР, должна противостоять целому окружающему миру «враждебных» стран.

Воспроизводится новый идеологический гибрид, который должен сочетать идеи старого византийского, ордынского («евразийского») и русского империализма с трансформированными советско-коммунистическими идеологемами и даже отдельными идеями, заимствованными из немецкого нацизма и итальянского фашизма, а также ислам.

Воспроизведение политически-фундаменталистских мифологем и их востребованность в определенных слоях постсоветского общества имело под собой естественную основу. Тоталитарное сознание советских людей на протяжении десятилетий воспитывалось на мифах об «образе врага» и «идеальной величественной стране», отличной от другого «плохого» мира (западного). Советский миф об «идеальной стране» строился на воспитании страха и ненависти к Европе и Америке. Этот ужас никуда не исчез, найдя новую реализацию в воинственной идеологии «русского мира».

Лабораторией по разработке новой фундаменталистской доктрины «русского мира» стал созданный в 1993 году по инициативе Кирилла Гундяева так называемый «Всемирный русский народный собор» (ВРНС) , который под эгидой РПЦ объединил российских религиозных и культурных деятелей, ученых и представителей диаспоры, а главное – представителей власти, силовых структур и правоохранительных органов РФ.

Через эту «лабораторию» и началось в РФ испытание и внедрение новых идей.

Главой ВРЧС по уставу был провозглашен московский патриарх. До 2009 года им был Алексей Ридигер , а его заместителем и фактическим руководителем организации – митрополит Кирилл Гундяев. Став в 2009 году патриархом, он стал и главой ВРЧС.

Заместителями Кирилла являются одиозный российский олигарх и спонсор терроризма К.Малофеев и один из идеологов русского мира А.Щипков, который также является первым заместителем председателя Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ. Эти люди фактически формируют новую идеологию РПЦ.

Роль ВРЧС существенно возросла в 2001 году, когда его съезд в зале церковных соборов Храма Христа Спасителя в Москве лично открыл Владимир Путин. Тогда же, в декабре 2001 года, Синод РПЦ объявил «полезным развитие деятельности ВСЧС как постоянно действующего союза общественных организаций при активном участии и духовном руководстве Русской Православной Церкви».

В работе организации начинают участвовать председатель Государственной Думы Федерального Собрания РФ, первый заместитель председателя Правительства РФ, руководство Совета Федерации, Администрации Президента РФ, ФСБ и МВД РФ, лидеры основных политических партий, главы субъектов Федерации, общественных и религиозных объединений РФ.

Желая быть активным участником политических и идеологических процессов в РФ, Кирилл Гундяев пытался разнопланово пропагандировать и распространять создаваемую им новую идеологию, в частности, перед президентом РФ Путиным и его властным окружением, влияя тем самым на формирование агрессивной имперской идеологии путинского режима.

Заказ со стороны Кремля на разработку идеологии русского мира стал реакцией на киевский Майдан 2004 года.

Для Путина события в Украине и полный провал его политических планов стали шоком. Испугавшись перенесения украинского опыта на российскую почву, он стал усиленно искать опору на новую имперскую идеологию и пропаганду. Одним из тех, кто подсказал ему такой путь, был Гундяев.

Итак, еще до того, как стал московским патриархом, Кирилл начал привлекать и поддерживать разных маргинальных сторонников русского имперского «мессианизма», в том числе и с откровенно фашистскими, неонацистскими и оккультными взглядами (тот же А. Дугин и другие).

В 2005-2007 годах экспертами ВРЧС была разработана программа « Русская Доктрина» , в которой, кроме идеологических лозунгов, объявлялись конкретные задачи. Среди них – экспансия РФ в «ближнем зарубежье», захват Крыма, Донбасса и всей Украины.

Итак, война РФ с Украиной идеологически обосновывалась и готовилась, по крайней мере, с 2005 года. В 2006 году эта «доктрина» рецензентами Московской Духовной Академии РПЦ была «оценена как не противоречащая духу и учению православия». В 2007 году «Русская Доктрина» была принята в качестве основы идеологии ВСЧС под эгидой РПЦ при непосредственной лоббистской поддержке тогдашнего главы ОВЦС МП митрополита Кирилла. А окончательную редакцию доктрины он лично представил на всероссийском съезде движения «Россия молодая».

В данной, представленной и распиаренной Кириллом Гундяевым, доктрине едва ли не в первый раз вводились и испытывались посреди русского общества определения «русский мир», «духовные скрепы», «единое историческое пространство» .

Вот несколько цитат из этого документа, который продвигал на разных уровнях нынешний московский патриарх:

«СИМВОЛ ВЕРЫ В РОССИЮ. Россия является для своего народа духовным символом такого же порядка, как Бог, Церковь, вера. Символ веры в Россию – это кредо патриота, для которого Россия является высшей драгоценностью его жизни. Согласие с символом веры в Россию делает всех людей в определенном смысле верующими – ВЕРУЮЩИМИ В РОССИЮ».

«Официально провозглашается концепция пространства Исторической России, то есть естественного ареала русского мира (нынешняя РФ плюс русские этнические анклавы – Таврия, Новороссия, Нарвская область, Латгалия, Южная Сибирь, Подкарпатская Русь, а также территории комплементарных этносов – белорусов, восточных украинцев, закарпатских русинов и др.)»​.

«Россия вступает на путь русской ирреденты: идеологии возвращения и воссоединения тех территорий исторической России, на которые у нее имеется историческое и моральное право и которые есть практический смысл возвращать. Для России это касается прежде всего Белоруссии, Украины и Казахстана».

«Россия должна совершить резкий разворот в отношении государств ближнего зарубежья… Необходимо признать права России на целый ряд территорий. В случае с Украиной минимальными могли бы быть претензии на Донбасс и Таврию (Крым)».

«Главными принципами обеспечения национальной безопасности являются принципы… наступательности и экспансии».

Весь этот параноидальный бред занимает сотни страниц и есть в свободном доступе в интернете по этой ссылке.

Таким образом, Кирилл Гундяев еще задолго до того, как стал главой Московского Патриархата, руководил процессом разработки и продвижения особой русской воинственно-фундаменталистской идеологии , которой пытался пронять Путина и его окружение. Вероятно, именно благодаря этому при поддержке Путина он и смог стать главой РПЦ в 2009 году.

Тогда же начинаются регулярные пропагандистские рейды Гундяева в Украину с целью пропаганды идеи единства русского мира.

Одна из первых таких попыток была предпринята во время празднования 1020-летия Крещения Киевской Руси в 2008 году. Тогда во время рок-концерта на Крещатике в Киеве митрополит Кирилл выскочил на трибуну и, как тамада, начал истерически скандировать лозунг «Россия, Украина и Беларусь — это и есть Святая Русь!» Позже он на пресс-конференции в Москве рассказывал об этом первом таком эксперименте в Киеве: «Это напоминало встречу освободителей – такое ликование было среди украинцев».

Киево-Печерская лавра. Виктор Янукович перед его инаугурацией на пост президента Украины и глава РПЦ, Московский патриарх Кирилл (Гундяев). Киев, 25 февраля 2010 года

Также Кирилл тогда отметил: «Последние дни показывают, что и мы – украинцы, россияне, белорусы понимаем важность сохранения единого цивилизационного пространства, которое называется Святой Русью».

Став в январе 2009 года московским патриархом, Кирилл Гундяев идеологию русского мира сделал фактически доктриной всей РПЦ. По его словам, «ядром современного русского мира является Россия, Украина и Белорусь», однако к этому «единому пространству» он также относит Молдову, Казахстан и некоторые другие бывшие республики СССР, непременно нуждающиеся в «восстановлении единства».

«Только сплоченный Русский мир может стать сильным субъектом глобальной международной политики, сильнее всяких политических альянсов», – заявил московский патриарх Кирилл на открытии III «Ассамблеи российского мира» в ноябре 2009 года.

С этого времени манипуляция лозунгами о «единой Святой Руси», «едином цивилизационном пространстве», «едином русском мире», «единых духовных скрепах» и т.п. приобретают системный характер, и берется на вооружение не только РПЦ, но и властных структур и спецслужб РФ.

В продвижении идеологии «русского мира» московский патриарх Кирилл Гундяев часто апеллирует к терминам «Святая Русь» и «единое историческое пространство народов Святой Руси» как к какой-то исторической реальности, хотя на самом деле это лишь фольклорный мнимый миф-мечта. Это не только безграмотно с научно-исторической точки зрения (ведь реально страны или государства под названием «Святая Русь» никогда не существовало), но сознательной манипуляцией и подменой понятий.

Мобилизованные в оккупированном Крыму. Севастополь, 26 сентября 2022Является ли Гундяев верующим?

Вся доктрина Гундяева нуждается в тщательном изучении и анализе. Но уже теперь можем говорить, что московский патриарх по собственным убеждениям не является православным и не является христианином. Большой вопрос, верующий ли он вообще? И если да, то во что?

По его признанию, ему импонирует «сильный мир». Не удивительно, что в голове такого человека христианская жертвенность может подменяться радикально-исламистским шахидизмом, «сакральное жертвоприношение» собственного народа кощунственно сравниваться с искупительной жертвой Христа, а в созданной им мифологии под названием «Святая Русь» основная миссия которого – добровольное либо силовое объединение государств и народов так называемого «русского мира» для противостояния западной «антицивилизации».

Патриарх Кирилл Гундяев был тем, кто сформулировал и подал Путину и его окружению новую воинственную фундаменталистскую квазирелигийную идеологию, взятую на вооружение путинским режимом в его агрессии против Украины, и которая теперь является причиной геноцида и смертей десятков тысяч мирных украинских жителей. являются православными христианами.

Кроме частных оценок, ересь всегда нуждается в осуждении Церковью на соборном/синодальном уровне. Пока официально такого осуждения не осуществлено, это означает, что определенное церковное сообщество или Церковь может разделять такие взгляды.

Следовательно, мировое христианство, и в первую очередь Украинские Церкви, должны опровергнуть и осудить это еретическое учение московского патриарха. Это их моральная и каноническая обязанность. Как заявлял когда-то сам же патриарх Кирилл, «если Церковь перестает говорить людям ясно и ясно, что есть добро, а что зло, она перестает быть нужной».

Сергей Шумило , доктор теологии, директор Международного института афонского наследия, научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrupbxnasmluta.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая «Православный шахидизм» и неоязыческая «теология войны» московского патриарха Кирилла
Следующая Семь новых пещер открыли в Крыму в этом году

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.