«Предлог всегда найдется». Почему Путин не будет спешить с выводом войск из Казахстана


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 11 января объявил, чтомиссия военных ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности) в стране завершена и вывод войск начнется уже 13 января. Напомним, что пригласил военных из России, Беларуси и других стран договора в Казахстан именно Токаев: это произошло 5 января, после того, как массовые мирные протесты в Казахстане переросли в беспорядки в отдельных городах, в частности в Алматы. Казахстанские эксперты высказывали мнение, что это было сделано потому, что у президента были основания не доверять собственным силовикам, в частности силам Комитета национальной безопасности и МВД, пишет телеканал «Настоящее Время» ​(создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»). ​

Российский политолог Дмитрий Орешкин в интервью «Настоящему Времени» поддерживает версию, что Касым-Жомарт Токаев призвал войска ОДКБ, чтобы справиться с КНБ Казахстана и продемонстрировать силовикам, что сила на его стороне. «Идти войной против путинской Москвы у тех, видимо, ресурсов не хватило», – замечает он. Но в то, что военные из России действительно быстро уйдут из Казахстана, Орешкин не верит. Он уверен, что Владимир Путин найдет предлог для того, чтобы оставить в стране хотя бы некоторые подразделения.

– Не успели ввести войска ОДКБ в Казахстан, как Токаев уже анонсировал вывод контингента из страны. Как вы полагаете, военных действительно выведут?

– Нет. Я полагаю, что господин Токаев спешит и правильно делает. Потому что ему нужны были войска не для выполнения полицейской функции, как мне кажется, а для того, чтобы продемонстрировать своим силовикам, кто в доме хозяин.

Была очевидная картинка государственного переворота. А в такого рода режимах за кем силовики, за кем штыки – тот и прав. Поскольку понятно, что силовиками командовал господин Масимов ( Карим Масимов , глава Комитета нацбезопасности Казахстана, отправлен в отставку после начала протестов, 8 января задержан – ред.), во всяком случае, спецслужбистскими силовиками, у господина Токаева была оправданная неуверенность в лояльности этих силовых ресурсов. Поэтому он был вынужден обратиться к Путину за силовой поддержкой.

Когда войска ОДКБ вошли в Казахстан, все местные силовики поняли, кто на самом деле контролирует ситуацию. Рисковать, идти войной против путинской военно-десантной дивизии, наверное, у них ресурсов недостаточно было. У них было достаточно сил, чтобы взять штурмом президентский дворец и убить Токаева или его арестовать. Но недостаточно – чтобы тягаться с Москвой.

Токаев это хорошо понимал. И в той ситуации, которая неизбежно возникает после политического уничтожения главы (переворота), начинаются военные разборки между его сторонниками. Теперь проигравшая сторона будет нести всю ответственность за такое явление как «назарбаевщина», которое, наверное, скоро появится в терминологическом поле. А победившие будут перетягивать на свою сторону и силовиков, и олигархов.

И, соответственно все большую роль будет играть Владимир Путин. Потому что он своих людей должен оставить и в токаевском правительстве (или рядом с правительством) с тем, чтобы Токаева контролировать. И уж точно в стане токаевских силовиков. Поэтому я не думаю, что Путин будет спешить с выводом войск. Ему их надо там оставить, предлог найдется: борьба с инфильтрацией, скажем, талибов или защита русскоязычного населения. Или неспокойная обстановка в целом в регионе. Но так или иначе что-то типа военной базы российские силовики захотят там оставить, я практически в этом не сомневаюсь.

– Вы обрисовали очень четко, что Токаев фактически усидел на президентском посту «на российских штыках». Но поясните, пожалуйста, что с российскими интересами в Казахстане? Что именно Кремль выиграл от этой операции?

– Во-первых, Кремль выиграл то, что он показал, кто в доме хозяин. У Путина серьезные проблемы на западном фланге. В общем, его довольно жестко встретили по украинской тематике, и, по-видимому, он там ничего не добьется, поэтому ему придется отступать.

Войну в Украине он начинать не готов, и это понятно изначально было, это не в его интересах. А пугаться Запад вроде как отказался. Соответственно, ему надо будет оттуда выходить естественно с победным выражением лица. Нам будут рассказывать, что Путин решил ключевую проблему, спас мир от угрозы ядерной войны и так далее. Но все, кто понимает, как устроена реальная политика, понимают, что Путин Украину проиграл. И битву на западном фланге он тоже проиграл. Поэтому ему необходимо победное шествие по востоку, там это гораздо легче.

В Казахстане токаевские олигархи сместят назарбаевских олигархов. Токаеву же тоже надо обеспечивать лояльность своих людей. Соответственно, он должен дать им возможность подкормиться, чтобы они понимали, что их материальное, политическое, любое другое положение целиком и полностью зависит от благорасположения первого лица, как это понимала и назарбаевская команда, в которую входил сам господин Токаев.

Но сам Токаев теперь в значительной степени будет зависеть в качестве вассала от первого лица в Кремле. Тут еще есть и экономическая составляющая. Войска должны остаться, потому что они будут защищать экономические интересы новых людей, а они вряд ли могут пройти мимо такого соблазнительного куска, как Казахстан. Думаю, что Путин этого не позволит просто потому, что такова суть его понимания политики: кто завоевал территорию, то ее и эксплуатирует.

– Есть ли у вас какая-то информация о Назарбаеве? Где он и какую роль он играет во всем этом процессе? И играет ли вообще сейчас?

– Я смотрю на это со стороны. И понимаю, что происходит в такого рода режимах после того, как Токаев взял на себя ответственность, решился оттеснить Назарбаева с поста руководителя Совета национальной безопасности и унизить, оттереть от власти таких же назарбаевских людей, как и он сам, но конкурирующих с ним. Такая конкуренция начинается, когда первое лицо уходит, в функциональном смысле уходит: или он умирает, или он бессилен. Тогда начинается дележ наследства между теми, кто еще недавно изъявлял ему самые преданные знаки внимания, называл столицу Нур-Султан и подчеркивал огромный исторический вклад господина Назарбаева в развитие казахстанской государственности.

Теперь эти люди будут друг с другом биться. Соответственно, та группа, которая проиграет, будет обвинена в том, что будет названа «назарбаевщиной». А те, которые победят, будут представать перед народом как носители какого-то обновления, при котором будет больше справедливости. И все это будет сопровождаться разоблачениями, посадками, отъемом собственности. Может быть, это будет даже называться отчасти и национализацией, но какая разница?

Товарищ Сталин де-факто владел всеми рудниками, всей нефтью, газом, лесом, золотом, пшеницей, которые добывались в России, во всяком случае, он этими ресурсами распоряжался, он ими торговал, он их бросал на то или иное направление, то есть он был в реальном смысле частным собственником. Так вот сейчас примерно то же самое будет просто в руках господина Токаева. А Назарбаев, жив он или нет, становится увядшим цветком. Даст бог, нам его покажут, чтобы подтвердить гуманность господина Токаева в том смысле, что он не был просто убит в процессе переворота.

Предыдущая Глава Россотрудничества назвал министра информации Казахстана «русофобской дрянью»
Следующая Booking ввел новые ограничения для Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *