Психиатрическая экспертиза Наримана Джеляла: «Чтобы его голос не звучал»


Крымского активиста Наримана Джеляла, арестованного по обвинениям в подготовке диверсии, отправили в психиатрическую больницу для проведения экспертизы, – об этом сообщил адвокат Николай Полозов. По его данным, Джеляла поместили в 15-е отделение Крымской республиканской психиатрической больницы № 1 имени Н. И. Балабана.

Ранее Нариман Джелял отказался проходить психиатрическую экспертизу, поскольку не видел оснований для ее назначения. Теперь принудительная процедура должна продлиться от 21 до 28 дней. Первая заместительница министра иностранных дел Украины Эмине Джеппар назвала помещение крымского активиста в стационар психиатрической клиники «карательной практикой в «лучших» советских традициях».

Наримана Джеляла и еще двоих крымских татар обвиняют в подрыве газопровода под Симферополем 23 августа. Президент Украины Владимир Зеленский заявил, что преследование Джеляла – реакция российских властей на успех «Крымской платформы», где в тот самый день лично выступал Джелял.

О том, зачем в этом деле российским силовикам понадобилась психиатрическая экспертиза, шла речь в эфире Радио .

Российский адвокат Николай Полозов высказал мнение, что, направляя Наримана Джеляла на психиатрическую экспертизу, российские силовики преследует сразу две цели.

– Во-первых, следствие стремится обезопасить само себя. Оно огульно направляет на экспертизу многих крымских татар, чтобы в последующем не было никаких разговоров о том, что они невменяемые, не способны сами себя защищать и так далее. Однако для назначения такой экспертизы нужны основания. Основная же цель, на мой взгляд, заключается в попытке таким образом скрыть Наримана Джеляла от общественности, не дать ему возможности выступить в том числе на суде о продлении меры пресечения, который должен состояться в конце октября – в начале ноября. В пользу этой версии говорит и то, что суд апелляционной инстанции, рассматривавший жалобу защита на избрание меры пресечения, проходил в закрытом режиме. У меня складывается ощущение, что российские власти предпринимают все возможное, чтобы голос Наримана не звучал нигде.

Николай Полозов, российский адвокат

Николай Полозов полагает, что российское следствие воспринимает любую альтернативную позицию относительно обвинений в адрес Наримана Джеляла как угрозу.

– То есть они фактически применяют метод «железной маски», чтобы скрыть человека, чтобы о нем ничего не было слышно и чтобы его мнение никоим образом не прозвучало. Ранее Наримана Джеляла перевели в спецблок сразу после того, как суд принял решение об аресте. По правилам СИЗО человека помещают сначала в карантин, то есть некую общую камеру – туда как раз попали Азиз и Асан Ахтемовы. А Джеляла сразу спрятали в спецблок, где нет никакого взаимодействия не только с внешним миром, но даже с соседними камерами. Полностью исключили передачу почты, то есть это тотальная изоляция, которую силовики сейчас поддерживают посредством направления на психиатрическую экспертизу. Мы планируем посетить Наримана Джеляла сегодня, 13 октября, хотя процедура стала намного сложнее: сначала надо получить разрешение от начальника СИЗО.

Николай Полозов подчеркивает, что в таких условиях крайне важна активная международная поддержка политзаключенных, которая в свое время помогла освободить обвиненного Россией в терроризме режиссера Олега Сенцова .

В свою очередь, первая заместительница постоянного представителя президента Украины в Автономной Республике Крым, представительница Офиса «Крымской платформы» Дарья Свиридова утверждает, что украинские чиновники и дипломаты делают все, для того чтобы добиться консолидированной международной реакции на задержание Наримана Джеляла и других крымских татар.

– Это однозначно ответ оккупационной власти и фактически наказание за участие в учредительном саммите «Крымской платформы». Собственно, Джелял выступал на открытии Офиса «Крымской платформы», многие лидеры и делегаты разных стран видели его вживую. В первые дни после задержаний мы связывались с нашими партнерами, и многие представители посольств сделали заявления в поддержку задержанных и с осуждением действий оккупационных властей. Мы почти каждый день встречаемся с иностранными дипломатами и поднимаем вопрос о незаконных задержаниях в Крыму. Надеемся, что такие заявления в поддержку Наримана Джеляла будут звучать и далее, особенно учитывая давление на него посредством принудительного помещения в больницу на психиатрическую экспертизу. По сути, это карательная психиатрия – думаю, мы уже можем так сказать.

Дарья Свиридова, первая заместительница постоянного представителя президента Украины в АРК

По словам Дарьи Свиридовой, ее ведомство подготовило списки людей, причастных к незаконному преследованию Наримана Джеляла и братьев Ахтемовых, дабы в дальнейшем применить к этим представителям российских властей украинские и международные санкции.

Эксперт Крымской правозащитной группы Александр Седов указывает на то, что принудительное помещение в психиатрическую больницу в Крыму применяется только по отношению к тем, кого украинские власти и правозащитники считают политзаключенными.

– Поскольку российские суды в Крыму не самостоятельные, они всегда удовлетворяют такие ходатайства следователей. Мы зафиксировали не менее 49 случаев помещения крымчан на экспертизы в психиатрическую больницу – это только в рамках политически мотивированных преследований. Самый первый случай был с Ильми Умеровым , которого в августе 2016 года перевели из-под домашнего ареста в психиатрическую больницу. Недавно, около года назад туда на месяц поместили Александра Сизикова – он инвалид по зрению, слепой, и даже не знал, какие препараты ему вводят. В 2020 году по решению так называемого Верховного суда Крыма в психиатрическую больницу поместили Юнуса Машарипова , и сроки его освобождения вообще неизвестны: раз в год ему продлевают содержание. Это классический советский метод – вместо тюрьмы помещать в такие заведения.

Александр Седов, эксперт Крымской правозащитной группы

По оценке Александра Седова, это вовсе не стандартная процедура при расследовании уголовных дел, а именно инструмент давления на задержанных.

Заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров вспоминает, как проходила его экспертиза в 2016 году – его направили туда после высказывания в прессе о том, что «Крым это Украина».

– Формально это была экспертиза, а фактически – действия, направленные на то, чтобы сломать, согнуть человека. Я бы назвал это одной большой пыткой: меня поместили в отделение, где находилась сотня больных. Они могли в любой момент подойти, заговорить, попридираться. Это девятое отделение, там пациенты находятся пожизненно – большинство по 15-20 лет. Я старался не вникать в местную специфику, но заметил пренебрежительное отношение к больным со стороны санитаров. Через несколько дней уже и себя сумасшедшим начинаешь чувствовать. После меня фигурантов дел «Хизб ут-Тахрир» пропускали через эту больницу, как через конвейер. Это все в целях устрашения, чтобы инакомыслия не было.

Ильми Умеров, заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа

Между тем российский правозащитник, диссидент Александр Подрабинек действительно видит в этом параллели с советскими практиками карательной психиатрии.

– Только сейчас это скорее карательная система и карательное отношение к политическому инакомыслию. Строго говоря, карательная психиатрия начинается с момента вынесения врачами-психиатрами диагнозов, которых требуют от них органы госбезопасности. Эти органы не были реформированы после падения Советского Союза и поддерживают те же традиции и методы. Силовики прекрасно помнят, что это очень удобный способ борьбы с политическим инакомыслием – так почему бы его не попробовать? До сих пор, по крайней мере в Крыму, у них ничего не получалось потому что в отношении политических инакомыслящих и критиков российского нынешнего режима заключения о невменяемости приняты не были. Врачи пока что ведут себя достаточно профессионально, но сам факт того, что госбезопасность пытается направить следствие по такому пути, конечно, вызывает тревожные ожидания.

Александр Подрабинек, российский правозащитник, диссидент

Александр Подрабинек называет подобную практику «государственным терроризмом» в том смысле, что помещение инакомыслящих в психиатрическую больницу выглядит как предупреждение и угроза в адрес любых критиков государственной власти.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Дело о «диверсии на газопроводе» в селе Перевальное

3-4 сентября 2021 года в Крыму российские силовики провели обыски и задержали пять человек, в том числе крымскотатарского политика и активиста Наримана Джеляла (Нариман Джелялов по документам – КР). 6 сентября в Крыму арестовали четырех задержанных: братьев Азиза и Асана Ахтемовых , их отца Эскендера и еще одного сына Эскендера Арсена Ахтемова . Также подконтрольный Кремлю Киевский районный суд арестовал крымскотатарского политика и активиста Наримана Джелялана два месяца – до 4 ноября. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

7 сентября российское государственное агентство ТАСС со ссылкой на ФСБ России сообщило, что задержанные «по подозрению в совершении диверсии на газопроводе в Крыму 23 августа этого года дали признательные показания». По этим данным, на «видео допроса двоих из них, распространенного ФСБ, мужчины подробно рассказали, от кого получали инструкции и как устроили подрыв газопровода в селе Перевальное».

При этом в ФСБ России утверждают, что «диверсия была организована Главным управлением разведки (ГУР) Министерства обороны Украины».

Главное управление разведки Минобороны Украины рассматривает обвинение ФСБ России как «целенаправленную провокацию».

Нариману Джелялу грозит от 12 до 20 лет лишения свободы. Российские власти обвиняют его в совершении диверсии в составе организованной группы по п. «а», ч. 2 ст. 281 УК России, а также по ч. 4 ст. 222.1 УК России – незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка, пересылка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств в составе организованной группы. Нариман Джелял отрицает все обвинения в свой адрес.

Власти Украины связывают задержания и аресты крымскотатарских активистов с саммитом «Крымской платформы», который прошел 23 августа.

Омбудсман УкраиныЛюдмила Денисова обратилась к Верховному комиссару ООН по правам человекаМишель Бачелет в связи с новыми арестами, которые произошли в Крыму.

После информации об обысках и задержаниях 3-4 сентября у активистов в КрымуПрокуратура АРК и Севастополя сообщалаоб открытии уголовных производств.

Предыдущая Психиатрическая экспертиза Наримана Джеляла: «Чтобы его голос не звучал»
Следующая В Крыму рассматривают ужесточение антиковидных мер

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *