Путь из оккупации на волю. Как проходит эвакуация в Васильевке


Несмотря на активные боевые действия на Донбассе и юге Украины, мирные жители пересекают линию фронта – выезжают с оккупированных территорий в свободную Украину, а в некоторых случаях и обратно. В последние несколько недель на оккупированном юге Украины активизировались не только боевые действия, но и эвакуация. Количество желающих выехать на подконтрольную территорию выросло в несколько раз, говорят волонтеры, пишет проект Радiо Свобода «Донбасс Реалии».

Единственный официальный путь из оккупации на волю – пропускной пункт в селе Васильевка Запорожской области. Через село тянутся караваны машин и автобусов тех, кто решился выехать из тех частей Херсонской, Донецкой, Луганской и Запорожской областей, которые захватила российская армия.

Одним из тех, кто недавно пересек линию фронта, стал херсонский журналист Константин Рыженко . Никакой записи на пересечение нет, говорит он Радио Донбасс.Реалии : ты просто приезжаешь и становишься в живую очередь.

Количество тех, кому сегодня повезет пересечь пропускной пункт, предсказать невозможно. Теоретически может проехать до тысячи людей, но на практике все зависит от обстановки и настроения российских военных – людей могут не пропускать после сильных обстрелов, уточняет Рыженко.

Автомобиль, на котором эвакуировались жители оккупированного юга

«Теоретически выехать могут все. Вопросы могут возникнуть к мужчинам, которые выглядят по-военному. Также подозрение могут вызвать те, кто является родственником военнослужащих, ветеранов АТО/ООС, полицейских или силовиков в Украине. Вы можете оказаться в «списках» и к вам могут возникнуть дополнительные вопросы. Я видел списки, по которым они сверяют людей, там судя по объемам около сотни фамилий, не больше. Есть блокпост, на котором забирают паспорта и фотографируют их. Возможно, людей проверяют в каких-то базах», – говорит Рыженко.

Ждать своей очереди приходится несколько дней

Сам он ехал в автобусе и прождал «всего лишь» двое суток – для пассажирского транспорта существует льготная очередь, тогда как «легковушка» может ждать своего проезда неделю. Ожидающих эвакуации подкармливают местные жители – продают обеды по 50 гривен за порцию, рассказывает журналист. Он советует брать с собой как минимум каремат и одеяло или спальник, а лучше даже палатку. В ней спать удобнее и комфортнее, чем в машине или автобусе.

Российские военные проверяют как тех, кто выезжает, так и тех, кто приезжает в оккупацию, рассказывает Рыженко. Причем для тех, кто едет на оккупированную территорию, проверок больше.

«Женщина-волонтер ехала на оккупированную территорию, везла лекарства от львовской общественной организации. Российские солдаты увидели, что коробка из Львова, и они заставили ее снимать всю обшивку с машины – искали оружие и взрывчатку. На выезде проверяют технику, в частности ноутбуки. Были случаи, когда компьютеры забирали, если человек не мог показать их содержимое из-за разряженной батареи. Иногда могут забрать ценности, большие суммы наличности, дорогую технику. Зависит от того, на кого попадешь», – говорит Рыженко.

Девочка после эвакуации в Запорожье, май 2022 года Едут в обратную сторону

Найти тех, кто готов рассказать про свой опыт въезда на оккупированную территорию, сложнее. Для выезда необходимо заполнить анкеты на сайте Запорожской областной военной администрации. Для каждого района – отдельная заявка.

Координация выездов в обе стороны часто проходит в тематических чатах в телеграме: «Проезд по Херсонской и Запорожской области ЧАТ», «Как доехали 05.09.22» и другие. Радио Донбасс.Реалии предлагало нескольким участникам рассказать о своем опыте въезда на оккупированную часть Украины, но они ответили отказом или проигнорировали вопрос. Впрочем, некоторые пишут о своем опыте прямо в чатах. Например, вот что рассказывает Светлана:

«Всем доброе утро! Делюсь инфой, как мы выехали вчера. Луганское направление.Очередь заняли 25-го [августа] в 15 часов на выезд 26-го [августа]. Были по очереди уже далеко за половину в хвосте почти. Водитель сторожил в машине, мы уехали в отель на Гоголя 147. НЕ рекомендую! Грязно, цокольный этаж, связь мобильная не ловит, вайфай не работает, цена 1000 гривен за двухместную комнатушку со своим душем и санузлом без кондиционера. Один плюс — есть столовая и бар.На авторынке бардак, грязище, мусор и вонь, никому нет дела до выезжающих, никакой льготной очереди!Движ начался после 8 утра, очередь в три колонны — одна коммерсанты, две выезжающие. Полиция и военные ходят, выборочно проверяют документы и задают разные вопросы: откуда, куда, зачем, вернетесь ли, кем работали и так далее. Все корректно.Когда доползли до поста с проверкой, все вышли из машины, всех фотографировали возле авто, чтобы был виден номер, снова не сколько вопросов, и парковка уже на построение в колонны перед стартом. Мы попали в третью колонну. Полиция сопровождала до серой зоны, дальше сами. Кусок дороги до серой очень плохой, большие колдобины, легковыми тяжеловато, но проехали все. В серой зоне перед Васильевкой «стоп». Запускали россияне по 20 машин с интервалом в минут 40.Тоже особо не копались в вещах, общие вопросы и вперед. Около 12-13 были в Мелитополе.Спасибо тем, кто оставлял отзыв, что деньги надо там менять, курс обмена как положено, дальше курс бросовый, невыгодно». Выехать из оккупации может стоить пять-шесть тысяч гривен

Эвакуацией с оккупированных территорий занимаются, в том числе, волонтеры «Helping To Leave». Коммуникацию они ведут через чат-бот в телеграме . Если жители оккупированной Харьковской области могут эвакуироваться только пешком через дамбу, условный пропускной пункт Печенеги, то жители оккупированного юга могут сделать это на машине или на автобусе, говорит координатор эвакуации с временно оккупированных территорий Украины «Helping to leave» Дина Урих . Ее организация помогает с организацией выезда – арендует транспорт для уязвимых групп населения, либо подсказывает проверенных водителей и перевозчиков. Связываются с «Helping To Leave», и сами желающие эвакуироваться, и их родственники.

«В Васильевке оккупанты пропускают некоторое количество машин в день. Иногда очень мало, например десять, а иногда двести-триста. Это может быть связано с объективными причинами, например, дорогу размывает, а иногда просто так. Можно быстрее проехать с младенцами и инвалидами. Мы таким образом эвакуируем людей через Бердянск из Мариуполя и с Херсонского направления. С Херсона сейчас очень много заявок, потому что там активное контрнаступление. Мы это поддерживаем, людям надо скорее выезжать, чтобы не затруднять военным работать над освобождением», – говорит Урих. Бюджет «Helping To Leave» дает возможность вывозить по несколько десятков человек в неделю, но большинство выезжает за свой счет – каждое место на выезд сегодня стоит пять-шесть тысяч гривен.

«Если едет целая семья, то это очень большая сумма, и поэтому многие не могут выехать. Существует бесплатная эвакуация, на которую мы записываем. Это и наши партнерские организации, и другие благотворительные фонды. Но там очередь, туда нужно увеличивать количество транспорта», – говорит Урих. Из оккупированной Харьковской области «Helping to Leave» вывезла за лето по их собственным подсчетам около 15 тысяч человек. По Васильевке такой статистики нет, но заявок на эвакуацию в последнее время поступает до двух десятков в день.

«Это не один человек, а семья, то есть два-три человека. Эвакуация с юга сложнее и дешевле, там очередь, поэтому люди иногда самостоятельно находят возможность. За счет организации вывозим в первую очередь лежачих больных, людей с инвалидностью и так далее. Остальным мы находим перевозчиков, даем им контакты. Если есть возможность – компенсируем, если нет – люди платят сами», – рассказывает Урих. Заявок стало в несколько раз больше в последние дни, уточняет координатор, раньше их было пять-семь в сутки, а теперь около двадцати.

Тем, кто едет на оккупированную территорию, «Helping to leave» не помогает, но предлагает помощь в эвакуации как пожилых родственников, так и детей.

«Каждый заезд – это риск. Для оккупантов каждый, кто заезжает на их территорию, – это тот, кто знает позиции ВСУ. И вы не докажете, что вы ничего не знаете», – говорит координатор. Выехать на оккупированную территорию самостоятельно можно только с разрешения, которое получают в Запорожской военной администрации. «Желание вернуться в свой дом, в привычные условия, можно понять. Но нужно помнить – это уже не тот дом, там идет война», – говорит Урих.

В конце августа украинские СМИ со ссылкой на собственные источники сообщили о наступательных операциях украинской армии на юге Украины. Позже командование и президент Украины подтвердили, что армия ведет контрнаступательные действия и на юге, и на востоке.

СПРАВКА: Российское полномасштабное военное вторжение в Украину продолжается с утра 24 февраля. Российские войска наносят авиаудары по ключевым объектам военной и гражданской инфраструктуры, разрушая аэродромы, воинские части, нефтебазы, заправки, церкви, школы и больницы. Обстрелы жилых районов ведутся с использованием артиллерии, реактивных систем залпового огня и баллистических ракет.

Россия отрицает, что ведет против Украины захватническую войну на ее территории и называет это «специальной операцией», которая имеет целью «демилитаризацию и денацификацию».

Ряд западных стран, включая США и страны ЕС, ужесточил санкции в отношении России и осудили российское неспровоцированное широкомасштабное вторжение и российские военные действия в Украине.

***

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощью зеркального сайта: https://krymrdfifckwgzffw.azureedge.net/ Также следите за основными новостями в Telegram,Instagram и Viber . Рекомендуем вам установить VPN.

Предыдущая Вокзал в Ростове и билет в один конец. Что известно о российской фильтрации и депортации украинцев
Следующая Крымчанка порвала паспорт РФ при въезде в Украину – ГПСУ

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.