Путин и энергетический кризис: как «Газпром» «играл» на поставках газа в Европу


Как президент России «спас» Европу и зачем ему это было нужно, в какую сторону повернет глобальный энергетический кризис? Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с экономическим публицистом Максимом Блантом.

События на европейском газовом рынке на прошлой неделе развивались драматично, и без элементов голливудского боевика дело не обошлось. Всю первую половину недели напряжение нарастало. В среду, 6 октября, цена взлетела почти до 2 тысяч долларов за 1 тысячу кубометров. Про экономику с такими ценами можно забыть. В Германии по телевизору начали крутить социальную рекламу о том, что делать, если зимой вдруг остался без отопления. В нем благообразная старушка заклеивает фольгой окна и греет дом свечами. Видимо, исключать варианта отключения не только отопления, но и электричества тоже нельзя.

Однако в ту же среду, только чуть позже, биржевая цена газа рухнула сразу вдвое и опустилась (правда, ненадолго) ниже 1 тысячи долларов. И произошло это после выступления Владимира Путина на совещании по вопросам развития энергетики, где Владимир Владимирович дал себе волю и для начала поучил европейцев жизни:

– Как известно, глобальный энергетический рынок не терпит суеты и шараханий, инвестиционные планы здесь носят долгосрочный характер. Поэтому резкие, необдуманные действия могут привести и, судя по сегодняшней ситуации на рынке, уже приводят к серьезным дисбалансам. Таким, как сейчас наблюдаем на европейском энергетическом рынке, где в этом году одновременно сложилось несколько неблагоприятных факторов.

Во-первых, быстрое посткризисное восстановление экономики разогрело спрос на энергию. Во-вторых, в начале 2021 года во многих европейских государствах холодная зима привела к серьезному снижению запасов природного газа в подземных хранилищах – речь идет именно об их подземных хранилищах, подземных хранилищах наших европейских партнеров. В-третьих, позднее летом из-за жары и безветренной погоды заметно сократилась выработка ветряной энергии. При этом следует учесть, что за последние 10 лет в Европе резко изменился энергобаланс, многие страны региона отказались от работы угольных и атомных электростанций в пользу зависящей от погодных условий ветряной энергетики. Ну и, наконец, в-четвертых: это практика наших европейских партнеров. Эта практика еще раз подтвердила, что они допустили ошибки. Мы говорили еще с Еврокомиссий прошлого состава, вся ее деятельность была направлена на сворачивание так называемых долгосрочных контрактов, была направлена на переход к биржевой торговле газом. И оказалось (это стало сегодня абсолютно очевидным), что эта политика является ошибочной, – заявил Путин.

Вот как, оказывается, обстоят дела. Холодная зима, жаркое безветренное лето, восстановление мировой и европейской экономики после кризиса, необъяснимое желание европейцев снизить зависимость от «Газпрома» и увеличить закупки газа на бирже, где могут торговать независимые поставщики. Хотели рынок – получите. И ни слова о том, что с августа «Газпром» активно «играл на трубе». Хотя, надо отдать должное, делал это мастерски.

Что касается прокачки газа через территорию Украины, то, по словам Путина, свои обязательства Россия выполняет и даже поставляет по этому маршруту чуть больше необходимого минимума. Но больше того, что сейчас, там прокачиваться не будет. По «Северному потоку» на 3 миллиарда долларов в год дешевле.

Главное же, на что отреагировал рынок: Путин согласился с предложением министра энергетики Александра Новака разрешить «Газпрому» увеличить продажи газа на бирже, чтобы сбить возникший ажиотаж. Правда, предложил продавать топливо не на международной бирже в Лондоне, а на родной Санкт-Петербургской бирже.

Восторгам – особенно немецким – не было числа. Председатель правления немецкой энергокомпании Uniper Клаус-Дитер Маубах назвал слова Владимира Путина «вакциной от роста цен».

Впрочем, далеко не все в Европе настроены так радужно. Целый ряд европейских стран настаивает на расследовании причин взлета биржевой цены. Они же предлагают принять меры, направленные на то, чтобы не допустить в будущем повторения нынешней ситуации. Подробнее об этом в сюжете Алены Вершининой:

Самое забавное: все себя ведут так, будто энергетический кризис остался позади, можно наконец расслабиться и дальше заниматься своими делами. Но все обстоит несколько иначе. Даже если говорить об одной Европе, цена в 1 тысячу долларов за 1 тысячу кубометров так же неприемлема для европейских производителей и конечных потребителей, как и 2 тысячи. Энергоемкие производства Старого Света либо закрываются, либо максимально сокращают производство в ожидании более приемлемых ценников. А их может и не быть, поскольку газовый кризис накрыл и Китай. Экономисты Goldman Sachs Group заявили, что, по их мнению, экономика Китая не выросла в третьем квартале по сравнению со вторым.

Одна из основных причин: энергоемкие отрасли, такие как металлургические заводы, сократили объемы производства из-за приказов об ограничении спроса на энергию. Подчеркну, это прогноз относительно третьего квартала, который закончился в сентябре. И цены тогда были куда как скромнее нынешних пиков. Сейчас же в Поднебесной с проблемами столкнулись практически все – от производителей картонных коробок до сборочных предприятий Apple.

Аналитики Bloomberg отмечают, что в зоне риска такие соседи Китая, как Тайвань и Корея, а также экспортеры металлов, включая Австралию и Чили. Так что уже сейчас вполне уместно говорить о мировом энергетическом кризисе. Многие страны, в том числе и европейские, начинают расконсервировать электростанции, которые работали на угле и мазуте. Так что цены на нефть и уголь тоже растут, хотя и не такими темпами.

Но есть и еще одна проблема. Во многих странах уже работает углеродное регулирование. И квоты на выброс парниковых газов взлетели в цене почти также резко, как цены на газ. Так что электроэнергия (а на ней строится вся наша цивилизация) просто не может не подорожать, причем довольно резко. Самое меньшее, чем это все грозит, – стагфляцией. Резким замедлением роста мировой экономики и не менее резким разгоном инфляции.

Ситуация не слишком частая и очень неприятная. Как правило, рост цен наблюдается, когда экономика на подъеме. И задача Центральных банков состоит в том, чтобы не допустить перегрева. Слишком быстро растут экономика и цены – повышают ставки, ограничивают денежное предложение. Начинает расти безработица, производители сталкиваются с проблемами при реализации своей продукции – ставки снижают, стимулируют спрос. В нынешних же условиях придется чем-то или кем-то жертвовать.

Центробанки развитых стран столкнулись с непростым выбором. Оставить все как есть и продолжить печатать деньги – и без того высокая уже инфляция рискует получить приставку «гипер». А это ударит по населению, и прежде всего, самым необеспеченным слоям. Начать «закручивать гайки» и повышать ставки – рухнет сначала финансовый сектор, а за ним и вся промышленность. Соблюсти «золотую середину» в условиях надувшихся повсеместно «пузырей» сложнее, чем верблюду пролезть в игольное ушко.

Пока лично мне наиболее вероятным представляется инфляционный сценарий. Если чем и жертвовать, то покупательной способностью денег – заодно и долги обесценятся. А для необеспеченных слоев населения можно и какой-нибудь базовый доход ввести, причем лучше в натуральной форме. В виде каких-нибудь талонов на питание и предметы первой необходимости. Потому что если давать обесценивающимися деньгами, они совсем скоро окончательно превратятся в резаную бумагу. И в этом месте я хотел бы передать привет министру финансов Антону Силуанову и главе Банка России Эльвире Набиуллиной, которые с маниакальной настойчивостью скупают валюту в международные резервы и Фонд национального благосостояния. Впрочем, пусть скупают – вдруг все еще обойдется.

Министр финансов России Антон Силуанов

Как бы там ни было, но Путин считает, что есть еще один выход из сложившейся ситуации – сбавить обороты в борьбе с глобальным потеплением.

За день до знаменательного совещания, на котором Путин выступил благородным спасителем Европы, он провел еще одну встречу – с членами правительства. И посвящено она была реализации климатической повестки. Правда, из часа с четвертью, которые длилось это онлайн-общение правителя с министрами, собственно климатической повестке было отведено четверть часа. Но и их хватило для того, чтобы объяснить, почему на Западе все делают неправильно:

– Нельзя забывать и об устойчивом развитии нефтегазового и угольного комплекса. Вы видите, что в Европе происходит, – там истерика и какая-то неразбериха на рынках. Почему? Да потому что никто серьезно к этому не относится. Кто-то спекулирует на проблемах климатических изменений, кто-то недооценивает чего-то, кто-то начинает сокращать инвестиции в добывающие отрасли. Плавный переход должен быть. И у нашей страны точно есть все возможности, чтобы избежать подобных ошибок. Мы видим, к чему здесь приводят несбалансированные определенные решения, несбалансированные развития и резкие шараханья. Сегодня, как я уже сказал, это хорошо видно на энергорынке Европы, – сказал российский президент.

В этом контексте вся спецоперация с созданием паники на европейском газовом рынке и последующим так называемым спасением Европы выглядит уже несколько иначе. Это уже не просто желание Путина самоутвердиться и доказать свою значимость, а то и незаменимость для Старого Света. Есть и более прагматичная цель. Газовый вентиль может и, скорее всего, будет использоваться на очень непростых переговорах о европейском углеродном налоге. Тот, напомню, грозит многомиллиардными потерями российским экспортерам сырья.

И если сдвинуть Евросоюз в вопросе углеродного налога не удастся, то, может, получится убедить европейских партнеров учитывать все, что Россия хочет учитывать при расчете поглощения парниковых газов: болота, шельфовые воды, горящие год за годом леса. Да и продлить процесс энергетического перехода, попользоваться еще доходами от экспорта углеводородов, тоже было бы неплохо.

Если честно, я сильно сомневаюсь, что развитые страны согласятся с рецептом Путина действовать плавно и перестать шарахаться. Скорее, наоборот, удвоят усилия, чтобы перестать зависеть от поставок энергоносителей из России, арабских стран, Венесуэлы.

Предыдущая Правозащитники эвакуировали из Афганистана переводчика, который помог спасти Байдена – СМИ
Следующая Письма крымчан: Время сантиментов Кремля к Крыму и крымчанам вышло

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *