Пытки на Кавказе. Где корни толерантности к насилию


Каждый пятый россиянин допускает использование пыток в отношении заключенных, показывают данные опроса «Левада-центра» (внесен в России в список «иноагентов»). На Северном Кавказе к пыткам отношение менее лояльное, указывают опрошенные проектом Кавказ.Реалии правозащитники.

11 процентов опрошенных «Левада-центром» считают, что «можно пытать людей в исключительных случаях, когда это спасет жизни невинных». Еще девять процентов допускают пытки осужденных за тяжкие насильственные преступления. 66 процентов опрошенных выбрали вариант, что пытки недопустимы ни при каких обстоятельствах. В 2019 году таковых было около 60 процентов, а в 2018 году – 57. Тогда каждый десятый опрошенный сказал, что сталкивался с пытками со стороны представителей правоохранительных органов. Однако почти 40 процентов заявили, что считают, что борьба с издевательствами может снизить раскрываемость преступлений.

Такая терпимость к насилию со стороны находящихся на службе у государства силовиков обусловлена авторитарным прошлым, считает директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

«У нас не было достаточно длительного периода демократического управления в стране, который позволил бы изменить отношение к государственному насилию, – указывает собеседница. – После периода советского авторитаризма мы пережили короткий период оттепели и снова впали в авторитаризм современный, в котором правят силовики. Они не заинтересованы в распространении демократических норм».

На Северном Кавказе процент населения, который терпимо относится к пыткам, может быть меньше, потому что эта практика там носит системный характер, указывает Сокирянская.

«Пытки применяют на Северном Кавказе не только к подозреваемым в вооруженной деятельности и терроризме, но и к гражданам, в отношении которых расследуются другие преступления. Люди чаще знают об этом не понаслышке, а напрямую – знакомый или родственник это пережил. Особенно на северо-восточном Кавказе: в Чечне, Ингушетии и Дагестане. Поэтому люди понимают, что это такое, как это влияет на человека не только в момент, когда он переживает эти мучения, но и на всю его жизнь», – говорит эксперт.

В пенитенциарной системе России содержатся тысячи мусульман – выходцев с Северного Кавказа, которые, по мнению правозащитников, являются одной из самых уязвимых и дискриминируемых категорий заключенных. Они чаще других могут быть подвергнуты избиениям и пыткам, добавляет Сокирянская.

«Такое отношение к северокавказским мусульманам может быть связано как с национальной и религиозной нетерпимостью, так и с тем фактом, что в системе ФСИН работает немало бывших участников боевых действий на Северном Кавказе, сохранивших подозрительное, а то и враждебное отношение к кавказцам», – говорится в исследовании «Северокавказские мусульмане в тюрьмах России» Центра анализа и предотвращения конфликтов.

Как отмечают авторы исследования, система ФСИН усиленно следила за осужденными по статьям, связанным с деятельностью вооруженного подполья, значительная часть из них – уроженцы Северного Кавказа.

Жестокое обращение, по данным правозащитников, начинается на стадии ареста. На Кавказе пытки на этапе предварительного следствия, еще до официального оформления задержания – распространенное явление, отмечает эксперт. Однако исправительные учреждения республик Северного Кавказа гораздо более комфортны для отбывания наказания, чем колонии многих других регионов России, говорится в докладе.

Руководитель Северокавказского отделения «Комитета против пыток» Магомед Аламов допустил, что среди людей, лояльных к издевательствам в колониях, есть те, кто считает, что за преступление можно пытать. Он также отметил роль советского прошлого в таких установках.

«Тогда наказывать детей в школах считалось нормальным явлением. Их ставили в угол, можно было ребенка ударить указкой. Влияет и то, что люди неграмотны в правовом поле. Демократические представления у наших людей появляются, только когда дело касается лично их. Тогда они понимают, что пытки незаконны и нельзя их применять ни к кому», – сказал Аламов.

Отношение к насилию со стороны правоохранителей у людей, выросших в Советском Союзе, и молодежи, по его словам, отличается: «Старшее поколение может считать, что если не виновен, не посадили бы. Молодежь более просвещена в этом вопросе: у нас на Кавказе она, на мой взгляд, не приемлет применения насилия в отношении кого бы то ни было», – отметил правозащитник.

За пять лет, с 2015 по 2020 годы, Россия потратила 3,5 млн евро на выплату назначенных Европейским судом по правам человека компенсаций за пытки и унижающие условия в колониях и СИЗО, подсчитали аналитики проекта «Если быть точным» фонда «Нужна помощь». Максимальные суммы компенсаций были взысканы в пользу заявителей, которые содержались в колониях и СИЗО Нижегородской и Костромской областей, Санкт-Петербурга и Ленобласти, Забайкальского края и Свердловской области.

В начале октября правозащитный проект Gulagu.net опубликовал записи с пытками заключенных, которые лечились в туберкулезной больнице ФСИН и содержались в колониях в Белгородской области и на Камчатке.

Предыдущая «Информатор СБУ» с российской медалью: что известно об арестованном в Ялте экс-депутате от «Единой России»
Следующая Крымчан будут информировать об очередях в пунктах вакцинации трижды в сутки

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *