Режим повышенной тишины. Главные тренды года в преследовании крымских журналистов и блогеров


КРЫМ – Задержания, аресты, пытки, фабрикация уголовных дел – все это по-прежнему про журналистов в Крыму. Давление на свободу слова тут уже семь лет остается беспрецедентным и регулярно выводит полуостров в топ регионов с самым большим количеством нарушений в этой сфере. Каким был уходящий год для стримеров и фрилансеров, корреспондентов и блогеров, гражданских и профессиональных журналистов, для всех людей, которые, несмотря на растущие риски, продолжают собирать и распространять информацию на территории оккупированного Крыма – в нашем ежегодном обзоре.

Пытки перед эфиром

Фабрикация уголовных дел против крымских журналистов – явление не новое. Дела заводились на Николая Семену , на редактора алуштинского издания «Твоя газета» Алексея Назимова , а также на активных пользователей социальных сетей, таких как Игорь Мовенко , Сулейман Кадыров , Лариса Китайская и Исмаил Рамазанов . Однако, в этом году сотрудники ФСБ привнесли в этот процесс жестокую инновацию – отныне в делах против журналистов на полуострове охотно используют пытки.

Первым, кто публично об этом заявил, был внештатный журналист Владислав Есипенко , у которого при обыске в машине вдруг нашли гранату. После задержания журналиста долго пытали током, получив и записав на видео признательные показания, необходимые сотрудникам ФСБ. Более того, в какой-то момент его привезли на правительственный телеканал «Крым 24» и заставили отвечать заученный текст, представив это как интервью. Долгое время после этого Есипенко не имел возможности встретиться с независимым адвокатом. Выбивать отказ от нормальной правовой помощи в пользу «своих» адвокатов – это еще одно «ноу-хау» от российских силовиков на полуострове в уходящем году.

Тенденция не была бы столь пугающей, если бы не повторилась почти в точности с журналистом Асаном Ахтемовым , который долгое время работал в местной газете «Авдет» , а в последнее время включился в работу одной из гражданских информационных инициатив. Его задержали по обвинению в подрыве газопровода, главным фигурантом которого стал первый замглавы Меджлиса крымскотатарского народа Нариман Джелял (по документам – Джелялов – КР). После задержания о судьбе Асана Ахтемова два дня практически ничего не было известно, те, кто его видели после этого в суде, отметили сильную психологическую подавленность. Через десять дней его адвокат Айдер Азаматов сумел добиться встречи и по ее итогам сообщил, что Асана пытали током, выбивая признательные показания, которые затем также транслировали в пропагандистских СМИ.

Какой ценой далось раскаяние, а также признание вины и «ошибочности своих убеждений» одесскому блогеру Александру Долженкову , которого ФСБ задержала в Крыму в прошлом году, остается только догадываться. В мае городской суд Евпатории приговорил его к одному году лишения свободы признав виновным в «создании экстремистского сообщества».

Фабрикация уголовных дел

Опробовали в этом году на крымских блогерах и уголовные новеллы. Так в уголовный кодекс соседней России 10 января вернулась статья о клевете. Не прошло и месяца, как в доме ялтинской блогерши Людвики Пападопулу люди в балаклавах провели обыск в рамках уголовного дела о клевете. О том, что она стала фигурантом дела и объявлена в розыск, Пападопулу узнала только в августе и совершенно случайно – во время прохождения паспортного контроля на границе с Крымом ее задержали и доставили на допрос в качестве подозреваемой. Потерпевший по делу – глава Управления судебного департамента Крыма Керим Акуев . С целью создания условий «независимости и непредвзятости» при рассмотрении дела, суд над блогершей состоится в адыгейском ауле Тахтамукай.

Также в этом году завершилось рассмотрение уголовного дела по статье о «недоносительстве» в отношении гражданского журналиста «Крымской солидарности» Айдера Кадырова , которого обвинили за общение с неким аккаунтом, якобы принадлежавшим члену террористической группировки из Ирака. Статья 205.6 «Несообщение о преступлении» в российском уголовном кодексе уже пять лет, но на полуострове силовики ее обкатали впервые. Конечно, следы фабрикации уголовного дела и управление аккаунтом со стороны спецслужб в суде регулярно давали о себе знать, но приговор все равно был обвинительным, с наказанием в виде штрафа на сумму 30 тысяч рублей.

Задержания оптом и в розницу

Вообще в уходящем году крымские силовики поймали кураж на массовых задержаниях людей то под предлогом нарушения карантинных ограничений, то якобы за несанкционированные массовые мероприятия. Не редко при этом ОМОН паковал в автобусы всех без разбора, в том числе и снимавших происходящее журналистов. В открытом доступе за этот год насчитывается не менее 22 упоминаний о задержаниях гражданских журналистов, в том числе имеющих при себе удостоверения и редакционные задания. Не редко при этом к журналистам необоснованно применяли силу.

Для иллюстрации приведем три наиболее ярких задержания этого года. 4 сентября редактор газеты «Авдет» Шевкет Кайбуллаев находился в машине, припаркованной напротив здания ФСБ, где собирались люди, чтобы узнать о судьбе похищенных крымских татар. Сотрудники ОМОНа, закончив с теми, кто был на улице, окружили машину, заставили редактора выйти из нее, задержали, и потом полиция обвинила его в нарушении карантинных ограничений за участие в собрании людей. Суд признал Кайбуллаева виновным и обязал выплатить штраф в размере пять тысяч рублей.

Главный редактор газеты «Авдет» Шевкет Кайбуллаев

25 октября гражданский журналист Зедин Аджикелямов вел съемку возле здания Крымского гарнизонного военного суда, где проходило заседание по одному из политически мотивированных дел. Увидев, что ОМОН строится для проведения задержаний собравшихся, он срочно надел яркий жилет с надписью «Пресса». Но в результате его взяли одним из первых, заломав одну из рук высоко за спину.

Сутки он провел в отделе полиции и неотапливаемом помещении изолятора временного содержания, а затем суд его оправдал за отсутствием состава административного правонарушения. Правда, оправдательный приговор уже отменила вышестоящая инстанция по апелляционной жалобе крымской полиции. При повторном пересмотре журналиста все-таки признали виновным за участие в несанкционированном мероприятии и обязали оплатить штраф в размере 10 тысяч рублей.

Перевыполнили план по борьбе со свободой слова местные стражи порядка вечером 23 ноября. На месте, где люди встречали адвоката Эдема Семедляева после отбытия наказания, правоохранители провели очережные задержания, при этом в автобусе оказалось сразу пятеро гражданских журналистов «Крымской солидарности». Что характерно, оправданного судом Аджикелямова полицейские в тот вечер не тронули, хотя он снимал наряду со всеми. Задержанных же стримеров суд признал виновными в нарушении правил проведения массовых мероприятий, полностью проигнорировав аргументы про профессиональную деятельность, наличие удостоверений и редакционных заданий. Все пятеро получили постановления об административном аресте на сроки от десяти до четырнадцати суток.

Цензура против позиции ООН

Еще одним знаковым событием в ракурсе давления на свободу слова стал судебный процесс против редактора единственной крымскотатарской газеты «Къырым» Бекира Мамутова . Его обвинили в том, что на странице газеты, цитируя доклад Генерального секретаря ООН, редактор допустил упоминание Меджлиса крымскотатарского народа без пометки, что эта организация является запрещенной на территории России.

Бекир Мамутов в суде утверждал, что в публикации дважды упоминается о наличии запрета на деятельность Меджлиса, однако представители Роскомнадзора настаивали на том, что эти упоминания не соответствуют определенным в ведомстве стандартам. Знаковой же история стала вовсе не из-за решения суда, который ожидаемо принял сторону государственного надзорного органа. Примечательно, что про нее узнали непосредственно в офисе ООН и в проекте очередной резолюции международной организации о ситуации с правами человека в Крыму, по этом поводу отмечалась «обеспокоенность фактом привлечения к ответственности за публикацию докладов генерального секретаря ООН о нарушениях прав человека в Крыму».

Бей своих

В лучших традициях прошлых лет щедро доставалось в этом году и проророссийски настроенным блогерам. В январе антикоррупционного активиста Илью Большедворова задержали сотрудники полиции за то, что он снимал на видео одиночный пикет своего друга Сергея Васильева под зданием прокуратуры.

Илья Большедворов

Большедворова обвинили в нарушении масочного режима, однако спустя два месяца Центральный районный суд Симферополя отправил его на десять суток под арест. Как сказано в решении судьи Юрия Гулевича , блогер «взял интервью и провел съемку на свой мобильный телефон, то есть проводил несогласованное с органом местного самоуправления муниципального образования публичное мероприятие в форме пикета».

Впрочем, широко применялись и неправовые формы давления. Так в октябре феодосийского блогера Александра Талипова во дворе его дома подкараулили три человека, двое из которых принялись его бить ногами и бутылкой, а также поливать зеленкой. Третий человек снимал происходящее на телефон. После инцидента Талипов заявил, что считает виновным в нападении российского главу Крыма Сергея Аксенова .

Подтверждает наличие прессинга со стороны местной власти и московский блогер Александр Горный , который в одной из последних своих публикаций отметил, что «нас, кто не согласен, пытаются заткнуть, запугать, на тех, кто был против – шлют всевозможные проверки». Блогер регулярно заявляет о том, что за ним ведется слежка и осуществляется информационная травля «медиа-гопниками Аксенова».

В заключение

Достать камеру или телефон без опасения, что будешь сразу задержан… Прийти к суду с уверенностью, что попадешь в зал как представитель СМИ, а не участник несанкционированного митинга … Задавать вопросы прохожим, не боясь, что потом обвинят в шпионаже… Писать про ООН без пометок, регламентированных цензурой… Все это пока что не про Крым, в котором вот уже семь лет рьяно поддерживается режим повышенной тишины.

Предыдущая Режим повышенной тишины. Главные тренды года в преследовании крымских журналистов и блогеров
Следующая Удивили: в супермаркетах продают клубнику по 1800, а арбузы по 400

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *