Россия на пороге мобилизации? Владимир Путин и поражения в Украине


До недавнего времени многие считали, что главные экономические последствия развязанной Путиным войны ограничиваются действием международных санкций. Руководство России готовилось к ним с 2014 года. Работали над импортозамещением и продовольственной безопасностью, готовились к отключению от мировой финансовой системы, репетировали сценарий европейского (а в идеале и мирового) энергетического кризиса. При этом длительной военной кампании российские «стратеги» явно не ждали, пишет русская служба Радио Свобода.

Владимир Путин и Сергей Собянин по видеосвязи открывают колесо обозрения «Солнце Москвы». 10 сентября 2022 года

Заявленные цели – «демилитаризация» (разрушение украинского военного потенциала) и «денацификация» (замена действующей администрации во главе с президентом Украины Владимиром Зеленским на прокремлевский марионеточный режим) должны были быть выполнены если не в первые дни войны, то не в самой отдаленной перспективе – самое позднее к 9 мая. На то, что Украина продержится так долго в условиях абсолютного превосходства российского корпуса вторжения в тяжелой технике, авиации и дальнобойной артиллерии, никто не рассчитывал.

Нынешний сценарий, при которомукраинская армия переходит в наступление, а российские войска просто бегут, бросая технику, склады с боеприпасами и коллаборационистов из оккупационных администраций, еще месяц назад мало кто готов был брать в расчет.

Тем не менее, происходит именно то, что происходит. Более того, все более настойчивые попытки Кремля инициировать возобновление переговоров после того, как российское наступление окончательно выдохлось, наталкиваются на жесткий ответ Киева: переговоры будут возможны после того, как последний российский солдат покинет территорию Украины. К которой, кстати, относится и аннексированный Крым.

Все это означает, что Владимиру Путину придется продолжать войну. Причем нынешних сил и средств, которые находятся на оккупированных территориях, явно недостаточно даже для того, чтобы удерживать взятое под контроль, не говоря уже о продвижении вперед.

Как бы долго этот шок ни продлился, рано или поздно реагировать придется

Пока российское военно-политическое руководство пребывает в шоке: Путин под праздничный салют открывает самое большое в Европе колесо обозрения, Министерство обороны что-то сообщает об операции по перегруппировке войск в Харьковской области Украины, а Кадыров беснуется, требуя объяснить, при каких условиях можно уже наконец объявить о победе. Как бы долго этот шок ни продлился, рано или поздно реагировать придется.

Свернуть операцию и вернуть в Россию войска для Путина равнозначно самоубийству. Причем не только политическому. Удержать в узде десятки тысяч прошедших через войну вооруженных солдат и офицеров, которые сочтут капитуляцию предательством, не представляется возможным. Выход видится только один: мобилизация резервистов и военно-промышленного комплекса. На фронте нужны новые солдаты, снаряды, ракеты, пушки, вертолеты и все остальное, без чего воевать невозможно.

В Азии и Африке можно будет без лишнего шума купить устаревшее оружие по заоблачным ценам

В части производства техники и боеприпасов российский военно-промышленный комплекс, судя по всему, и так работает на пределе возможностей. Быстро восполнить потери последних дней можно только при помощи импорта. Открыто продавать Москве оружие никто не будет. Разве что Северная Корея, которой на международной арене давно уже терять нечего. Даже Иран – видимо, в надежде выглядеть на фоне современной России не такой уж «империей зла» – всячески публично открещивается от любой информации о военном сотрудничестве с Москвой, хотя во вторник появились первые документальные свидетельства использования российской армией иранских дронов-камикадзе в Украине.

Тем не менее, в Азии и Африке можно будет без лишнего шума купить устаревшее оружие по заоблачным ценам. В самый раз для тех резервистов и «добровольцев», из которых российские военкоматы пытаются сформировать сейчас новые батальоны.

Приоритеты правительства изменятся. Если до последнего времени главной задачей было сделать так, чтобы основная масса населения не ощутила влияния войны на повседневную жизнь, то теперь упор перенесут на обеспечение армии, а также полиции и спецслужб. Последние должны предупреждать и подавлять возможные социальные и политические волнения.

Вместо лекарств, гаджетов и запчастей для мерседесов в рамках «параллельного импорта» начнут тратить нефтедоллары на патроны к автоматам Калашникова, танки и водометы. Количество нефтедолларов явно не бесконечно, да и транспортная инфраструктура не способна обеспечить и военный, и гражданский импорт одновременно.

Война уже изменила страну, и это только начало

Министр финансов России Антон Силуанов уже жалуется: работа над бюджетом на следующие три года стала самой сложной за всю его профессиональную карьеру. От себя же могу добавить, что и самой бессмысленной. Поскольку в нынешних обстоятельствах строить хоть какие-то реалистичные планы больше чем на полгода для российского правительства – абсолютная утопия. Это, кстати, относится не только к правительству, но и ко всем российским гражданам.

Война уже изменила страну, и это только начало. Впереди расширение мобилизации, «пушки вместо масла» и все прелести жизни за «железным занавесом».

Предыдущая Зверства оккупантов в Изюме: эксгумацию тел будут проводить еще две недели
Следующая На ул. Гудованцева открыли проезжую часть

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.