Российский рынок становится все более закрытым. Последствия раскола «Яндекса»


Российская IT-компания «Яндекс» объявила о своем разделе на две части: российскую и нидерландскую. Сделку по выходу из «Яндекса» ее основателя Аркадия Воложа и иностранных акционеров в компании начали обсуждать сразу после начала полномасштабного российского вторжения в Украину. И теперь, как сообщает телеканал «Настоящее Время» (создан компанией RFE/RL при участии «Голоса Америки»), она близка к завершению.

К концу июля 2024 года активы «Яндекса» окончательно разделятся на российские и международные. Нидерландская Yandex N.V. сменит название и перестанет использовать бренды «Яндекса», кроме тех, что изначально запускались не в России. Этой компанией будут управлять Аркадий Волож и зарубежные акционеры.

Аркадий Волож

Российскими активами будет руководить Международная компания акционерное общество «Яндекс», зарегистрированная в Калининградской области. Ей отойдут все бизнесы, сервисы и активы «Яндекса», кроме зарубежных стартапов. Они останутся в Нидерландах. Кроме того, Yandex N.V. получит 475 млрд рублей за продажу активов (почти 5 млрд евро). Это с учетом обязательной 50% скидки, которую российское правительство установило для инвесторов покидающих страну.

Дмитрий Песков

В Кремле приветствуют сделку, но на вопрос журналистов, была ли она согласована с администрацией президента, Дмитрий Песков ответил уклончиво: «Яндекс» – это один из национальных чемпионов в экономике в области высоких технологий, одна из крупнейших компаний. Для нас, конечно, важно продолжение работы этой компании именно у нас в стране. Эта компания дает работу многим талантливым людям, и молодежь ищет работу именно в «Яндексе». Поэтому для нас важно, чтобы компания продолжала работу».

Новую МКАО «Яндекс» будет контролировать закрытый паевой инвестиционный фонд «Консорциум.Первый» – это объединение покупателей, в которое войдет фонд топ-менеджеров «Яндекса» и четыре инвестора. Инвесторы – крупные российские бизнесмены, но имена их не на слуху. Зато ни один из них не находится под западными санкциями. Источники The Bell и » Медузы» утверждают, часть покупателей могут выступать посредниками. Например, для друга президента РФ Владимира Путина Юрия Ковальчука : ранее сообщалось, что он заинтересован в покупке. Кроме того, среди претендентов на участие в консорциуме называли основателя «Интерроса» Владимира Потанина , совладельца «Лукойла» Вагита Алекперова и группу ВТБ.

После завершения сделки по разделу компании основатель «Яндекса» Аркадий Волож займется его зарубежными проектами и уже готовится привлекать к этому иностранные фонды. Одновременно с этим Волож пытается добиться снятия с него санкций: он попал в список Евросоюза в 2022 году, а летом 2023-го назвал вторжение России в Украину «варварским». Кроме того, бизнесмен пытался откреститься от России: в биографии на его сайте volozh.com написано «родившийся в Казахстане израильский IT-предприниматель». Волож живет в Израиле с 2014 года. Прошлой осенью источники Bloomberg сообщали: в ЕС решили пока не снимать санкции с основателя «Яндекса», но, возможно, раздел компании повлияет на это решение.

Николай Кульбака

Новость о разделе «Яндекса» прокомментировал экономист Николай Кульбака .

– Это попытка, с одной стороны, Воложа вывести часть бизнеса из России, а с другой стороны, попытка государства сохранить по максимуму контроль за бизнесом «Яндекса». Часть инфраструктуры «Яндекса» уже давно работает за границей, и это просто полюбовный раздел мощностей.

– Этот полюбовный раздел, как вы говорите, может быть для Воложа основанием для прошения о снятии санкций?

– Я думаю, что это одна из целей. Отцепиться полностью от России и сделать максимально независимую международную компанию, которая уже позволит ему работать над какими-то проектами, которые не связаны с Россией и которые позволят ему привлекать деньги и инвесторов и говорить о снятии санкций. Но европейские санкции снимаются очень сложно. Бюрократия работает плохо. Здесь вопрос уже скорее в юридической плоскости, сумеет ли Волож доказать свою независимость от России, и то, что он не поддерживает спецоперацию.

– Экономический обозреватель Русской службы BBC Ольга Шамина пишет, что сделка может быть временной. В итоге «Яндекс» перейдет в руки прокремлевских бизнесменов. Насколько это вероятно?

– Вероятность этого довольно высокая. Но я подозреваю, что в условиях санкционного давления окончательных бенефициаров сделки мы можем даже и не узнать.

– А теоретически «Яндекс» могли бы национализировать?

– Я не очень верю в национализацию. Дело в том, что в основном схема того, что сейчас происходит в России, больше напоминает не национализацию, а скорее чеболизацию. Это организация структур, которая похожа на южнокорейские чеболи – семейные предприятия, которые полугосударственные, получастные. Это была схема, которая в Южной Корее существовала где-то до 2008 года. После от нее стали отказываться, потому что она показала уже свою неэффективность. Но тем не менее в России ее сейчас, похоже, выстраивают.

Сергей Петренко , бывший глава компании «Яндекс.Украина», рассказал о том, какие части «Яндекса» остаются в России, а какие теперь будут работать на Западе вместе с Воложем.

Сергей Петренко

– Компания фактически была разделена таким образом, что все бизнесы, имеющие глобальные перспективы, были отнесены во внешнюю часть компании и размещались в Израиле и Амстердаме. Это технологии беспилотных автомобилей, это уже запущенный прошлой осенью сервис Nebius – это хостинг для AI-моделей, это Toloka – такой сервис взаимопомощи, аналог Amazon Mechanical Turk . И, если не ошибаюсь, там есть несколько сервисов обучения и дата-центр, который «Яндекс» лет 10 назад построил в Финляндии.

– То есть, если обобщать, все технологии будущего уходят в западную ветвь?

– Все технологии, которые так сильно привязаны к локальному рынку, потому что, например, понятно, что интернет-поиск – это локальная российская история. Кроме того, такие вещи, как такси или доставка еды, они достаточно локальны в любом случае по определению. Там нет никакой глобальной технологии.

– При этом они работают уже и на иностранных рынках. Такси «Яндекс» есть, кажется, в 13 странах.

– Да, там, где они не выглядят настолько токсичными, как в странах Балтии, откуда им пришлось в свое время уйти.

Яндекс такси. Россия, архивное фото

– Если обобщать, в чем смысл этой сделки, кроме формального раздела активов?

– В принципе, смысл этой сделки – это разгрузить международную компанию Yandex N.V., которая котировалась на NASDAQ и, видимо, надеется возобновить листинг, у которой много акционеров, включая американские фонды и американских граждан. Если я не ошибаюсь, половина совета директоров там – граждане США. Разгрузить от токсичных российских активов и продолжить жить, в том числе дать жизнь этим глобальным технологиям, которые действительно перспективны. Я знаю как минимум две сделки, которые были сорваны в феврале 2022 года из-за вторжения России в Украину.

– Можете их назвать?

– Если я не ошибаюсь, как раз подразделение беспилотных автомобилей подписывало документы о соглашении с компаниями Hyundai и Volvo.

– «Яндекс» – это российский IT-гигант.

– Я вас поправлю. Это вообще мировой гигант. На 2012-2013 год компания «Яндекс» была крупнейшей IT-компанией в Европе по капитализации и персоналу.

– Если говорить про то, что с компанией случится сейчас в самой России, как вы понимаете, это разделение, отъезд большого количества топ-менеджеров за границу, как это повлияет на «Яндекс» в самой России?

– В самой России никак не повлияет, потому что российский рынок, становясь полностью закрытым, одновременно выбрасывает большое количество глобальных игроков. Нет такой конкуренции с Google, нет такой конкуренции с сервисами компании Meta. Как мы видим по финансовым отчетам компании за последние годы, там все довольно хорошо. Другое дело, что это такая жизнь внутри железного занавеса.

– Буквально сегодня была новость о том, что ФСБ сможет следить за заказами россиян в «Яндекс. Доставке», потому что, по закону Яровой, компании, попавшие в реестр организаторов распространения информации, куда сейчас внесли «Яндекс», должны передавать эти данные силовикам по первому требованию. В данном случае для людей, которые пользуются «Яндексом» в России, это теперь небезопасно?

– Это давно не очень безопасно, потому что даже правильная процедура получения этих данных лет 10 назад все равно предусматривала достаточно свободный доступ к этим данным, просто надо было соблюдать процедуры, а сейчас не надо их так тщательно отслеживать. Но в целом мы видим, что, например, Китай совершенно спокойно живет. Baidu – это, наверное, прообраз того, к чему может дойти «Яндекс».

– Можно ли предполагать, что давление силовиков на компанию в этой изолированной среде будет увеличиваться дальше?

– Сейчас достаточно сложно сказать. Если в старой форе два-четыре года назад это было все-таки как-то процедурно выстроено, то сейчас вообще сложно сказать, какого рода влияние будут иметь инвесторы на новую компанию. Хотя там предусмотрено, что никто из менеджеров не будет иметь больше 5% и никто из акционеров не может иметь больше 25%, но, по-моему, понятно, что эти все новые инвесторы достаточно системные, как принято говорить в России. Поэтому как через них можно будет влиять и как на компанию сейчас можно влиять, полностью российскую, я думаю, можно себе вообразить.

Роскомнадзор пытается заблокировать доступ к сайту . Беспрепятственно читать можно с помощьюзеркального сайта: https://d2pehp0oxwuasf.cloudfront.net/следите за основными новостями вTelegram,Instagram иViber. Рекомендуем вамустановить VPN.

Предыдущая Крымчанин пойдет под суд за жестокое обращение с детьми
Следующая Очередной толчок к эмиграции. Будут ли в Беларуси сажать «тунеядцев» за решетку?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.